Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Берешит"

ТВОРЕНИЕ ИЗ НИЧЕГО («Берешит» 5766 - 27.10.2005)

Сокращение

В недельной главе «Берешит» описывается сотворение мира: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была пуста и хаотична, и тьма над бездною; и дух Божий витал над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму назвал ночью. И был вечер, и было утро: день один» (1.1-5).

Традиционно эти слова принято трактовать в смысле сотворения мира из ничего. Мир творится не из Бога и не из хаоса, а именно из ничего, как сказано: «Один философ сказал раббану Гамлиэлю: «Ваш Бог – великий мастер, но Он нашел хорошие ингредиенты Себе в помощь: Хаос и беспорядок, тьму и воду, ветер и бездны». Возразил ему Гамлиэль: «Сгинет тот, кто так думает! Написанное о сотворении относится ко всем ним» (Берешит Раба 1.4).

Между тем у этой так называемой креационистской концепции имеется одна трудность. Поскольку Всевышний беспределен, поскольку Он заполняет Собой все мыслимое бытие, то стало быть то ничто, из которого Он бы мог сделать мир, просто не существует. Это положение неизменно подталкивает теологическую мысль к трактовке сотворения мира не из ничего, а из недр самого Всевышнего.

Между тем существует каббалистическая теория, которая остроумно выходит из этой трудности, и это теория «цимцума» - «сокращения». Согласно этой теории, первым творческим актом Беспредельного явилось «сокращение» - «цимцум», интерпретируемое на духовном языке как самоумаление, как смирение. И уже после этого акта, после создания «ничего», из этого «ничего» созидается мир.

Мне представляется, что это учение можно наглядно проинтерпретировать с помощью другой теории, теории совпадения абсолютного максимума и абсолютного минимума. Эта теория принадлежит европейскому философу Николаю Кузанскому (1401-1464), с которого, по словам Грелля, «начинается постепенный переход от математической мистики к точной математике».

В своем трактате «Об ученом неведении» Николай Кузанский писал, что при увеличении до бесконечности вершины треугольника его стороны в пределе сливаются в одну линию, как и по мере увеличения до бесконечности радиуса окружности эта окружность превратится в прямую линию. Таким образом, по Кузанцу прямая линия, треугольник, круг и другие фигуры при увеличении их до бесконечности сливаются в одно неразличимое тождество.

На мой взгляд, этой логикой можно с успехом воспользоваться для иллюстрации теории «цимцума», т.е. сотворения мира в результате сокращения.

В самом деле. Представим себе действие обратное тому, которое предлагал Николай Кузанский, т.е. представим себе не доведение окружности и треугольника до бесконечности, а сокращение бесконечности... Тогда мы увидим ее раскладывающейся на треугольники, окружности и вообще всю протяженность.

Но, согласно этому же принципу, можно проинтерпретировать сотворение мира как его разворачивание из одной точки!

Дробный мир

Теорию сокращения (цимцума) Всевышнего и последующего миротворения можно сравнить с преобразованием дробей.

Представим себе дробь, в знаменателе и делителе которой записаны две сложные формулы, упростив которые можно убедиться, что все сокращается и в результате получается единица. Представим себе теперь обратное действие, а именно, что из единицы одновременно разворачиваются две сложные формулы, одна из которых знаменатель, а другая делитель.

Подобно тому как интегрированию противоположно дифференцирование, а возведению в квадрат противоположно извлечение корней, сокращению дробей также можно привести противоположное действие. Назовем его разворачиванием единицы.

Если сами математики не оперируют таким понятием, то лишь по причине его практической неприменимости (если не считать составителей учебников), ведь единице соответствует бесконечное количество всевозможных сокращенных дробей. Задача по «разворачиванию» единицы выглядит математически бессмысленной операцией. Говоря другими словами, если дифференцирование и интегрирование, или возведение в квадрат и извлечение корня, являются однозначными обратимыми операциями, то однозначному сокращению дроби противоположно бесконечно многозначное разворачивание единицы.

Но несмотря на то, что математически такая операция неоднозначна, она наполнена явственным теологическим смыслом. Благодаря математическому действию «разворачивания единицы» мы лучше можем понять теорию «цимцума»: как сокращение Бесконечного, по Кузанскому, приводит к лавинному порождению множественной действительности, так к этому же результату приводит действие, обратное сокращению дроби!

Рассмотрим, например, знаменитую формулу Е = mc? и попробуем представить ее как развернутую из единицы:

1 = Е/mc?

Не только деление энергии (Е) на массу перемноженную с квадратом скорости света (mc?) дает единицу, но и единица создает Е, деленное на mc?, т.е. создает их в действительности. Из Единого порождается и энергия и вещество.

Повторяю, операция разворачивания единицы математически неопределенная операция, но в то же время она позволяет понять порождение мира из Единого.

На «дробность» сотворения мира намекает еще кое-что, а именно буква «Бет», которой начинается Тора. Так комментатор Р.Яаков «Баал А-Турим» поясняет: «Тора начинается с буквы «бет» в честь двух миров, созданных Всевышним – мира этого и мира грядущего, и в честь двух Тор, Торы письменной и Торы устной».

Сей мир и мир грядущий, как известно, также зовутся нижним и верхним мирами. Граница между ними, именуемая смертью, является как бы дробной чертой. Все значения решительно искажаются, если знаменатель и числитель «перескакивают» черту. Это логически запрещенное действие, возможное только в результате какой-либо «описки».

Явление духов с одной стороны и возвращение душ в мертвые тела с другой - это своеобразные «описки», которые ничего не меняют. Оба мира – сей и грядущий - остаются для нас взаимонепроницаемыми.

Итак, если мы уподобим знаменатель верхнему миру, а делитель – нижнему, то получим картину того, как из Единого одновременно разворачивается два мира: верхний и нижний, сей и грядущий.

При этом становится понятен общий платонический тезис, согласно которому не существует ничего в нижнем мире, что бы не было отражением мира верхнего.

Кому-то предложенная аллегория «дробного» сотворения мира может показаться пантеистической по своей сути. Ведь на первый взгляд не из ничего, а именно из единицы получается все.

Отчасти это верно, и соответствующие обвинения в адрес того же Николая Кузанского частично можно принять.

Однако это лишь на первый взгляд. Дело в том, что эту же притчу о «разворачивании из единицы» можно представить и строго креационистски – как разворачивания из нуля.

Прежде всего следует заметить, что дробь, равная единице, представляет собой иное выражение уравнения. Так, уравнение А = В, с одной стороны, можно свести к уравнению А / В = 1, но с другой – к уравнению А - В = 0.

Так если до цимцума общее уравнение бытия представлялось простым тождеством 1 = 1, то после цимцума оно приобрело вид: 1 = 1 + 0 (Единое и Ничто).

В результате цимцума был порожден второй порожний член, но именно благодаря ему стало возможно все. Не представляя собой ничего, этот второй член позволил произвести из себя все, все многообразие бытия.

Действительно, после того как возникло ничто, после того как был порожден ноль, открылась возможность и для другого разворачивания – разворачивания из нуля. Ведь как любое уравнение можно преобразовать в дробь и тем самым «развернуть» бытие из единицы, также любое уравнение можно преобразовать в суммирование (вычитание) и тем самым «развернуть» все бытие из нуля.

Таким образом можно сказать, что множество появляется в той же мере из ничего, в какой оно появляется из единицы.

Это значит, что пантеизм оказывается ложным лишь в той мере, в какой он претендует быть единственным ответом на вопрос миротворения, однако в паре с креационизмом он и осмыслен и оправдан.

Креационизм, то есть идею творения из ничего, позволительно рассматривать в отрыве от идеи пантеизма, поскольку идея креационизма исходно подразумевает Творца. Но пантеизм действительно ложно рассматривать в отрыве от креационизма, так как в этом случае он грозит отождествлением Творца и твари, чреват выхолащиванием личного Бога Израиля в безликий «универсум».


К содержанию










© Netzah.org