Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ноах"

ГРЕХ ПОКОЛЕНИЯ ПОТОПА («Ноах» 5765 - 2004)

Три устоя

Недельное чтение «Ноах» начинается следующими словами: «Вот родословная Ноаха: Ноах был муж праведный и цельный в поколениях своих. С Богом ходил Ноах. И породил Ноах троих сыновей: Шема, Хама и Яфета. И извратилась земля перед Богом и наполнилась земля неправдой» (6.9)

По словам Раши, «извратилась» означает, что в ту пору на земле распространились распутство и идолопоклонство (Сангедрин 57.а)

«И наполнилась земля неправдой» - по словам Раши – это означает грабительство.

Итак, поколение потопа грешило тремя особо тяжкими грехами: идолопоклонством, блудом и убийством (которое разбой предполагает).

Это те три греха, относительно которых в Талмуде (Сангедрин 74) сказано, что их нельзя совершать даже под страхом смерти. В случае угрозы жизни человек вправе нарушить любые заповеди, но ни при каких условиях он не должен поклоняться идолам, убивать и прелюбодействовать.

В чем особенность трех этих грехов? На каком основании они выделены в группу самых тяжелых? Как они соотносятся друг с другом?

В книге «Дерех Хаим» (1) Магараль сводит эти три греха к повреждению трех устоев, упомянутых в трактате «Перкей авот»: «Мир держится на трех устоях: Торе, богослужении и благотворительности». При этом Магараль сводит три этих устоя к некоему первичному естественному порядку. Он отмечает, что человеческие поступки разделяются на три аспекта, что человек формирует три базовых отношения: отношение к своему Творцу, отношение к себе самому и отношение к ближнему.

Связь трех «устоев» с тремя «отношениями» достаточно очевидна. Действительно, ясно, что к себе человек должен быть взыскателен, должен относиться со всей строгостью Закона, т.е. по Торе. Очевидно, что к ближнему он, напротив, должен быть снисходителен (милостив, благотворителен). И очевидно, что два эти отношения могут основываться лишь на почтении ко Всевышнему, на богослужении.

Магараль пишет: «И таким образом оказывается, что мир стоит на трех устоях - на Торе, богослужении и благотворительности… По Торе человек поддерживается сам… Посредством богослужения он поддерживает отношение со своим Создателем, а посредством благотворительности у него имеется связь со всем остальным человечеством… а человек не создан чтобы быть единственным в мире, и это обнаруживается в милосердии, когда человек не говорит: «Нет мне дела до другого». Отсюда ясно то, что написано в Сангедрин 74.а, где запрещено нарушать три заповеди даже под страхом смерти, ибо на трех этих опорах стоит мир. И знай, что в поколение потопа была наведена гибель именно за эти три прегрешения…»

Итак, Магараль сводит три главных устоя, нарушенных поколением потопа, к трем базовым отношениям: к самому себе, ко Всевышнему и к ближнему.

Соответственно распутство - «извращение пути» - есть преступление против самого себя, идолослужение - преступление против Бога, а разбой - против ближнего.

Если два последних соответствия очевидны, то первое требует некоторого пояснения. Почему в самом деле сексуальные связи, т.е. связи, устанавливаемые заведомо с другим человеком, расцениваются как «отношение к самому себе»?

По-видимому, потому что сексуальная связь - это такого рода связь с другим, которая направлена на создание с этим другим личностного единства, связь, которая задает последнюю глубину собственной личности.

«Неженатый человек – не человек», - сказано в Гемаре (Ибамот 63). Но если это справедливо даже в отношении целомудренного холостяка, то в значительно большей мере это справедливо также и в отношении распутника, независимо от того, холост ли он, или даже состоит в браке с какой-либо женщиной.

В половой сфере человек созидает себя самого, закладывает себя на самом глубинном уровне. Соответственно грехи в этой сфере ведут к саморазрушению человеческой личности.

В прошлой статье я писал, что овладевая женщиной, мужчина может либо любить ее, либо глумиться над ней. В контексте той темы имелось в виду некое первичное, непосредственное удовлетворение чувства «сексуального голода». Я не углублялся в вопрос, как это удовлетворение может быть связано с законностью сексуальной связи. Между тем этот вопрос заслуживает рассмотрения, так как в целом муж может ненавидеть свою жену, а «дон-жуан» – обожать свою любовницу.

В этом отношении следует отметить, что любовь «дон-жуана» поверхностна, она заведомо не направлена на создание внутреннего единства. Но поскольку сам характер сексуальной связи к такому единству обязывает, то романы «дон-жуанов» оказываются профанацией. При всей своей влюбленности (в данную минуту) в чужую жену, «дон-жуан» в действительности так же далек от нее, как далек от своей жены ненавидящий ее муж. Обе эти связи равно разрушительны. Обе фальсифицируют формирование собственной личности. Поэтому распутство – это прежде всего преступление против самого себя.

Верховный грех

Между тем в трактате Сангедрин (108.а) в связи с тремя грехами поколения потопа говорится, что окончательный приговор человечеству был вынесен за грабеж.

Но почему именно грабеж, именно преступление против ближнего оказывается значительнее двух других? Почему именно грабеж, а не распутство и не идолослужение, переполнил чашу терпения Всевышнего?

Возможно потому, что и распутство и идолослужение сохраняют некоторую нравственную неопределенность. В действительности, кроме Бога никто до конца не знает, были ли совершены эти грехи, или имела место только видимость их совершения.

Действительно, отношение ко Всевышнему, даже при всем том, что оно находит свое выражение во внешних культовых действиях, является внутренним отношением. Его подлинная суть незаметна и порой может находиться в полном противоречии со своим внешним выражением.

Так, с одной стороны ревностное богопочитание может оказаться лицемерием, а с другой стороны даже полный атеизм может предполагать истинное благочестие, если он сопряжен с ответственным и благоговейным отношением к жизни.

Друзья Иова всячески оправдывали Всевышнего, в то время как сам Иов Его хулил. Однако Всевышний сказал Элифазу Тайманитянину: «Пылает Мой гнев на тебя и на двух друзей твоих, ибо вы не говорили обо Мне так же правдиво, как раб Мой Иов» (42.7)

В любовной сфере картина полностью тождественна. Романисты 19 века постоянно возвращались к теме «подлинной любви», вольно или невольно доказывая, что брак может быть нечестием, а адюльтер - подлинным браком.

Даже при самой ригористической позиции с этим тезисом не так-то просто поспорить. Ведь даже католическая церковь признает, что смерть разводит все супружеские пары (иначе вдовы и вдовцы не могли бы вступать в повторные браки), а кого и с кем соединит Всевышний в посмертии - ручаться никто не берется.

Кто-то скажет, что в убийстве мы сталкиваемся с такой же неопределенностью. Например, человек может убить в состоянии аффекта, возмущенный величайшей несправедливостью. И кто знает, не оправдает ли Божий Суд многих убийц, осужденных даже по решению Верховного земного суда?

Но в том-то и дело, что в Гемаре говорится не просто об убийстве, а о грабеже. Т.е. об убийстве с целью наживы, о злонамеренном убийстве. А такое преступление практически всегда зримо и однозначно. Не то что Божий суд, но любой мало-мальски вменяемый суд присяжных понимает, совершено ли убийство по корыстным соображениям или речь идет об аффекте, мести и т.д.

Но в целом все эти три греха являются наиболее тяжкими и в конечном счете именно за все эти три греха было осуждено поколение потопа.

Взгляд в будущее

В этой связи уместно вспомнить, что первый Храм был разрушен за те же самые три греха: за идолослужение, кровопролитие и кровосмешение. Относительно же Второго Храма Гемара говорит, что он был разрушен за беспричинную ненависть. Причем так как три греха времен Первого Храма были конкретными, то пророкам был открыт срок наказания. Продолжительность же четвертого галута (наступившего с разрушением второго Храма) неопределенна, так как грех беспричинной ненависти - это грех общего характера, поражающий сами корни бытия, а корни незримы и, соответственно, пророкам не была открыта продолжительность наказания.

В этом отношении современное поколение хочется сравнить с поколением потопа. Как поколение потопа было уничтожено за три конкретным греха, так нынешнее человечество оказалось перед лицом гибели за грех общего характера – за утрату смысла.

По степени бесцельности своего существования общество потребления может соревноваться только с сообществом своих смертельных врагов - исламских фундаменталистов. «Смыслы», обнаруженные исламистами – это изнанка бессмысленности существования общества потребления.

Диагноз духовной болезни Запада еще в 1960 году поставил доктор Швейцер. В своей книге «Культура и этика» он пишет: «Солнце этики нашего поколения заволокло тяжелыми тучами… Повсюду вырастают учения о культуре, полностью отрицающие этику. Совершенно непонятным образом общество начинает благосклонно относиться к теориям, провозглашающим относительность всех этических норм, и к идеям антигуманности. Оторванная от этического желания, вера в прогресс постепенно выхолащивается. В конце концов она становится только фасадом, за которым скрывается пессимизм. Пессимизм общества находит свое выражение в том, что требование духовного прогресса общества и человечества не принимаются более всерьез. Мы привыкли к тому, что высокие надежды предыдущих поколений предаются осмеянию. Мы лишились миро- и жизнеутверждения, проникающего в глубины духовной сущности людей. Мы боимся признаться себе в том, что уже многие десятилетия наши души разъедает ржавчина пессимизма». Доктор Швейцер предложил несколько рецептов исправления ситуации, но за последние полвека состояние больного, пожалуй, только ухудшилось.

Однажды в беседе с другом я заметил, что при всем старании мне с трудом верится в то, что мир просуществует всего лишь шесть тысяч лет, иными словами, что ему осталось всего 235 лет жизни.

Мой друг с удивлением посмотрел на меня. Однако его реакция была вызвана вовсе не фанатичной верой в иудейскую нумерологию, а некоторыми собственными трезвыми наблюдениями.

«Как! Ты, действительно, веришь, что мир может просуществовать более 235 лет?! – вырвалось у него, - Но ведь это совершенно немыслимо. Забудем даже про экологию. За последние десятилетия человечество накопило такое количество оружия массового поражения, которого достаточно, чтобы многократно уничтожить все живое на земле. Это так впервые за всю историю. При этом существует несметное количество группировок, которое жаждет это оружие применить. Просто невозможно поверить, чтобы за двести лет не произошло какой-то великой катастрофы».

Не знаю прав ли он. Но невольно хочется соотнести упадочное духовное состояние нашего поколения с традиционной верой иудаизма в то, что человеческой истории отмерено всего шесть тысячелетий.


К содержанию










© Netzah.org