Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ноах"

ЛЕГЕНДА И ИСТОРИЯ («Ноах» 5762 2001)

Cказание о потопе

В нашем недельном чтении “Ноах” рассказывается о потопе, посланном на человечество в наказание за его развращенность, о дальнейшем расселении людей по земле, о строительстве вавилонской башни и смешении языков. Мидраш сообщает, что грабеж стал в ту пору открытым и общепринятым явлением, а распутство приобрело противоестественные формы и коснулось также и животного мира. За это растление Всевышний решил послать на все живущее на земле потоп.

По своей форме Тора - это историческая хроника. В ней нет цветистых легенд, как в Махабхарате или в мифах древней Греции. Тора тщательно следит за тем, чтобы передать фактические события, и при этом бедна, что называется, сказочными, мифологическими сюжетами. То, что приковывает внимание читателя - это описанные в Торе судьбы, судьбы индивидуальные и национальные. Если эти судьбы и чудесны, то не обилием сказочных подробностей, а нравственно осмысленными событиями.

Иными словами, Тора не сказку делает былью, а быль - сказкой. Когда простой смертный человек вступает во взаимоотношения со Всевышним, когда он посвящает себя Ему, то его жизнь преображается, она делается осмысленной и чудесной, в ней обнаруживается то, что именуется “миссией”. Жизнь того, кому встретился Всевышний и кто решился предоставить себя в Его руки, наполняется невероятными событиями и великим смыслом.

Тем не менее первые две главы книги Торы, т.е. Берешит и Ноах, производят впечатление именно “фольклорных”, сказочных глав.

Так, описанное в первой главе сотворение человека и помещение его в райский сад встречается в мифах других религий. Но что встречается в этих мифах с неизменным постоянством, так это история о потопе.

Нет сомнения, что легенда о потопе - одна из самых распространенных на нашей планете. Ее находят у шумеров, у древних греков, у древних индусов, ее обнаруживают в мифах аборигенов Австралии, Новой Гвинеи и Меланезии. О потопе повествуют сказания индейцев Южной, Центральной и Северной Америки.

Исследователь гренландцев Кранц пишет: “Почти все языческие народы знают кое-что о Ноевом потопе. Первые миссионеры нашли и среди гренландцев наивные и поэтические предания, а именно: мир был когда-то уничтожен потопом, все люди, кроме одного человека, утонули... Единственный спасшийся от потопа человек ударил палкой о землю, и оттуда появилась женщина, их потомство населило мир”.

Детали могут различаться. Причины потопа также могут указываться разные: это либо наказание за неверие и грех человека, либо, напротив, страх божества перед человеком. Наконец, одни легенды говорят о гибели всего человечества, другие повествуют лишь о частичном истреблении человеческого рода, как, например, передает соответствующую греческую легенду Аполлодор: “Девкалион был сыном Прометея. Он царствовал в стране Фессалии и был женат на Пирре, дочери Эпимитея и Пандоры, первой женщины, сотворенной богами. Когда Зевс решил истребить людей бронзового века, то Девкалион по совету Прометея построил ящик или ковчег и, сложив туда всякие запасы, вошел в ковчег вместе со своей женой. Зевс пролил с неба на землю большой дождь, который затопил большую часть Греции, так что все люди погибли, за исключением немногих, столпившихся на ближайших высоких горах”.

Между тем это не помешало Лукиану утверждать, что после Девкалиона человеческий род полностью обновился. И по-видимому, именно в этом пункте следует усматривать зерно этой всеобщей легенды: оно говорит о гибели в потоках воды всего человеческого рода и спасении лишь одной семьи, дающей начало новому человечеству.

Общность сюжета в самых разных континентах при общем недоверии к самому такому историческому бедствию, как всемирный потоп, позволяет ученым предполагать, что в данном случае речь идет о каком-то структурном мифе, о некой универсальной идее, находящей себе выражение в сказании о потопе. По мнению ученых, сказания о потопе схожи по той же причине, по которой схожи сказки разных народов. Они отражают особенности дикарской психики, которую исследуют психологи, антропологи и культурологи, а не реальной действительности, которой занимаются историки.

Соответственно историю, рассказываемую в сегодняшней недельной главе Торы, принято понимать как находящуюся в этом общем ряду. Подобная оценка оправдана, но возможна и другая.

Во всяком случае, кое-что из рассказанного в Торе позволяет совершенно иначе оценить удивительную распространенность легенды о потопе.

Единство человечества

Итак, мы выяснили, что в основе сказания о потопе лежит идея обновления, очищения человеческого рода через приведение его к единственной человеческой паре, от которой начинается новое нынешнее человечество. Но это значит, что благодаря всеобщей распространенности этой легенды практически все человечество признает единство своего происхождения.

А с точки зрения иудаизма это очень существенная деталь. Дело в том, что иудаизм не только утверждает, что человечество обновилось в водах потопа и начало свое происхождение от одной пары. Иудаизм утверждает, что в тот момент между Богом и человечеством был заключен завет. Иудаизм считает, что со времен потопа все люди оглашены семью так называемыми “заповедями сынов Ноаха”.

Союз заключается уже при вхождении Ноаха в ковчег: “И вот Я наведу потоп, воду на землю, чтобы истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни, под небесами, все, что на земле скончается. Но с тобой Я установлю Мой союз” (Берешит 6.17). Сами семь заповедей были даны после потопа. Тогда, согласно Торе, отношения между Богом и человеком трансформировались, приобрели характер союза. Человек обязуется не нарушать семь основных заповедей, в числе которых запрет на идолослужение, на убийство и на разврат, а Всевышний со своей стороны отказывается от идеи “поражать все живущее” (Берешит 8.22.)

И то, что все народы на самых разных континентах знают об этой истории, подтверждает это иудейское предание, предание о том, что существует какая-то общечеловеческая память о союзе, который совпадает с обновлением человеческого рода.

Как уже говорилось, Тора ценна и интересна «историчностью», а не «мифологичностью» своих сюжетов, не пересказом общеизвестных «басен». Тем не менее, в обращении к сказкам и мифам нет ничего предосудительного, и если Тора прибегла к мифу о потопе, для того чтобы привязать к ней какую-то свою идею, то на это у нее имеется полное право. Так если мы согласимся, что общечеловеческий миф о потопе говорит о некоем узком месте человечества, об очищении человеческого рода посредством воды, то можно сказать, что иудаизм приурочивает этот миф к собственной идее заключения первого завета между человеком и Богом.

Распространенность легенды о потопе – это убедительное подтверждение веры иудаизма в то, что все люди находятся в завете со Всевышним, что все они оглашены, что всем народам вменяется семь заповедей сыновей Ноаха.

Историчность потопа

Итак, мы вправе предположить, что как и описание сотворения человека (во многом так же повторяющееся в легендах разных народов), описание потопа - это дань “фольклору”. Есть история в принципе чуждая мифологии - и Тора занята именно ею, но есть и предистория, для описания которой даже Тора вынуждена обращаться к языку мифа. Содержание, разумеется, будет отличаться, оно может быть даже противоположным тому, которое встречается у народов, но сам язык вполне можно использовать.

Однако дело в том, что относительно того, что описано в Торе, как раз можно найти определенное историческое подтверждение. Возможно, что истории североамериканских индейцев о потопе, в котором все человечество погибло, но на большой черепахе спаслось несколько человек, действительно пришла им из глубин их подсознания, но история, описанная в Торе - единственная из всех прочих - как раз имеет известное документальное подтверждение!

Действительно, несколько древних источников указывают на то, что в горах Армении находится ковчег Ноаха.

Вавилонский летописец Берос, живший в III веке до н.э., писал о “корабле, который опустился в Армении... и с него соскабливают смолу на амулеты”.

Иосиф Флавий, повествуя о потопе, писал: “Одну часть корабля можно обнаружить еще и сегодня в Армении... Там люди набирают смолу для изготовления амулетов... Армяне называют это место “Причалом”, где ковчег остался лежать навеки, и показывают сохранившиеся до сегодняшних дней его части”.

По словам греческого историка Николая из Дамаска, современника Ирода Великого, “в Армении находится большая гора, называемая Барис, на которой, как гласит предание, спаслось много людей, бежавших от потопа; говорят также, что какой-то человек, плывший в ковчеге, высадился на вершине этой горы и что деревянные остатки того судна сохранялись еще долгое время. Человек этот, вероятно, был тот самый, о котором упоминается у Моисея, законодателя иудеев”.

В XV веке Марко Поло писал: “Вы должны знать, что в этой стране Армении, на вершине высокой горы покоится Ноев Ковчег, покрытый вечными снегами, и никто не может туда, на вершину, забраться”

Считается, что в результате землетрясений ковчег периодически перемещался и то выходил из под снегов, то вновь покрывался ими.

Экспедиции с целью отыскать ковчег начали предприниматься в XIX веке. В 1883 году появилась первая научная публикация о его находке, вызвавшая, впрочем, весьма скептическую реакцию прессы.

Российское правительство предприняло экспедицию на Арарат с целью отыскания ковчега в 1916 году, но во время революции все следы о результатах этой экспедиции пропали.

Тем не менее, разговоры о странном предмете на склонах Арарата возобновились после того, как американские летчики во время разведывательных полетов (в 1949, 1953 и 1960 годах) замечали в горных снегах странный предмет и фотографировали его.

В «Дейли Телеграф» (13.09.65) были опубликованы первые спутниковые фотографии, на которых можно было рассмотреть ясные очертания судна.

Наконец, французский ученый Фернан Наварре, совершавший экспедиции на Арарат в 1955-ом и 1969-ом годах, обнаружил судно длиною 150 метров, он взял от судна несколько досок. Углеродный анализ древесных брусьев, покоящихся в вечных снегах, показал, что их возраст равен приблизительно четырем - пяти тысячам лет.

Так что кто знает, может быть, Тора вполне исторична даже в своей «мифологической» части. И может быть, все народы потому и хранят легендарную память о потопе, что с ним связан исторический завет с Богом?


К содержанию










© Netzah.org