Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Хаей Сара"

ДРУГОЙ ИСЛАМ ("Хаей Сара" 5769 - 20.11.2008)

Раскаяние Ишмаэля

В недельной главе "Хайей Сара" рассказывается: "Скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и сытый днями, и приобщен был к народу своему. И похоронили его Ицхак и Ишмаэль, сыновья его, в пещере Махпэла, на поле Эфрона, сына Цохара, Хэттийца, которая пред Мамрэ; На поле, которое купил Авраам у сынов Хэта. Там погребен был Авраам и Сара, жена его. И было, после смерти Авраама благословил Бог Ицхака, сына его. И жил Ицхак при Беэр-Лахай-Рои. А вот родословная Ишмаэля, сына Авраама, которого родила Аврааму Агарь Египтянка, рабыня Сары. И вот имена сынов Ишмаэля по именам и родам их: первенец Ишмаэля Невайот и Кэйдар, и Адбаэл, и Мивсам, и Мишма, и Дума, и Масса, Хадад, и Тэйма, Йетур, Нафиш и Кэдма. Это сыны Ишмаэля, и это их имена в селениях их, и в замках их, двенадцать князей по их племенам. И вот годы жизни Ишмаэля: сто тридцать семь лет; и скончался он, и умер, и был приобщен к народу своему. И они расселились от Хавилы до Шура, что пред Египтом, как идешь к Ашшуру. Пред лицом всех братьев своих расположились они" (25:9-18)

Комментируя этот фрагмент, Раши объясняет: "Отсюда следует, что Ишмаэль отвратился от своих злых дел и уступил первенство Ицхаку. И это есть "добрая старость", о которой говорится относительно Авраама".

Итак, доверимся этому толкованию Раши и предположим, что ислам может искренне принять истинность Торы и соотнести ее с Кораном на равных. В конце концов, в Коране имеются фрагменты, допускающие также и такой подход: "Скажи: "Кто низвел книгу, с которой пришел Муса, как со светом и руководительством для людей, которую вы помещаете на хартиях, открывая ее и скрывая многое? Ведь вы научены тому, чего не знали ни вы, ни ваши отцы. И это книга, которую мы ниспослали тебе благословенная, подтверждающая истинность того, что было ниспослано до нее " (6:91-92)

Итак, если когда-нибудь подлинность и авторитет Торы будут признаны исламом не меньшими, чем подлинность и авторитет Корана, то дело останется лишь за согласованием тех спорных мест, которые в этих источниках содержатся. В действительности же таких фрагментов не так много. В основном описанные в ТАНАХе истории повторяются в Коране без особенных содержательных отклонений. Каждое противоречивое место следует отдельно обдумывать и истолковывать.

Две жертвы

В рамках этой статьи я намерен ограничиться лишь одной, но быть может самой трудной задачей - согласованием двух историй о жертвоприношении, совершенном Авраамом - как они изложены в Торе (Берешит гл. 22:1-19) и в Коране (37:97-111).

Версии эти расходятся принципиально. Во-первых, по персоналиям, и во-вторых, по самому смыслу жертвоприношения. В Торе Всевышний приказывает Аврааму принести в жертву Ицхака ("возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Ицхака" 22:2), и тот совершает беспрецедентный акт послушания и веры. В коранической истории (сура 37) Ибрахим просто видит сон, который необъяснимым образом истолковывает как повеление… зарезать сына! Причем имя сына, предназначенного в жертву, не упоминается. Как известно, предание, хадисы утверждают, что это был Исмаил.

Как можно было бы примирить эти противоречия? Как можно совместить историю покушения на убийство Ицхака, совершенного по прямому распоряжению Всевышнего, с историей покушения на убийство Исмаила, совершенного по странной необъяснимой причуде? Кроме того, в исламе существует мнение - мнение менее популярное, но в то же время вполне принятое - что в жертву был принесен все же "Исхак". То есть этот вопрос в принципе можно представить как внутриисламский. Однако его вполне можно спроецировать также и «вовне», можно использовать в интересах диалога с иудео-христианским миром.

Как же его решить? Естественно было бы допустить, что Ибрахим прошел испытание относительно обоих своих сынов. В Торе, требуя от Авраама принести в жертву Ицхака, Всевышний обращается к нему напрямую, как к пророку. В Коране же речь идет о видении, о сне. В суре "Стоящие в ряд" сразу после истории о том, как идолослужители хотели сжечь Ибрахима, но Всевышний его спас, говорится о том, что Ибрагим увидел во сне, как закалывает в жертву сына. Таким образом, можно предположить, что в Торе и в Коране речь идет о двух разных сыновьях, и более того, о совершенно разных испытаниях, об испытаниях двух совершенно разных вер. В Торе испытывается вера Авраама, в Коране – скорее его убеждения, причем в связи с уже проявившейся ранее верой. В этом смысле история, рассказанная Торой, выглядит единственным спасительным кругом, за который приверженцам Корана следовало бы ухватиться. В самом деле, убить сына - это особое, ни с чем не сравнимое испытание. Решиться на него можно только по слову Всевышнего, но ни по какой другой причине. Ведь так и параноики убивают по повелению голосов. Весь смысл, что посетив Авраама непосредственно, Всевышний как бы показал всему миру: Я - не голос, Я – не сон, Я - не какая-то из сил этого мира, Я его Создатель, и власть Моя столь безусловна, что даже любящий отец по Моему повелению, но оставаясь в рамках свободного выбора, готов уничтожить свое собственное дитя!

Однако в том-то и дело, что в любом другом случае выполнение такого приказа будет либо преступлением, либо сумасшествием. Тот, кто убьет своего сына, если ему это прикажет ангел или царь, будет заклеймен позором. Верность неведомому посланнику или царю из плоти и крови имеет свои пределы. Послушавшись Всевышнего в этом деле, Авраам засвидетельствовал, перед Кем он стоит. С полным правом можно сказать, что в "акеде" Авраам явил человечеству истинного Бога.

Между тем Ибрахим в коранической истории ни перед кем вовсе не стоял, он просто увидел сон, который, как и всякий сон, вроде бы следовало проигнорировать, а не бросаться с ножом на сына ("Пророк, который видел сон, пусть и рассказывает (его как) сон, а тот, в ком слово Мое, пусть говорит истину слова Моего. Что общего у мякины с чистым зерном? – сказал Господь". Ирмиягу 23:28). Если рассматривать коранический вариант в отрыве от танахического, то его даже трудно понять как-нибудь иначе, чем безумие. В Коране написано: "Когда он дошел до труда вместе с ним, он сказал: Сынок мой, вижу я во сне, что закалываю тебя в жертву, и посмотри, что ты думаешь. Он сказал: Отец мой, делай, что тебе приказано, ты найдешь меня, если пожелает Аллах, терпеливым".

Таким образом, мусульманин, признавший Тору истинным источником, может сказать, что согласно Корану испытанию подвергалась не столько вера Ибрахима, как это имеет место в Торе, сколько его мировоззрение, его понимание. А согласно идее, согласующей Библию и Коран, это понимание возникло не сразу, оно сформировалось в результате уже ранее пройденного испытания. Ибрахим уже ранее был испытан. В ходе открытого диалога со Всевышним он уже выразил готовность принести в жертву Исхака, и теперь в отношении Исмаила ему было достаточно простого видения. Проявленная готовность свидетельствует о том, что он не просто выдержал предыдущее испытание, но сумел его верно осмыслить, усвоить и применить в отношении своего старшего сына. Иными словами, это было испытание уже не столько для Ибрахима, сколько для Исмаила ("посмотри, что ты думаешь"). Ибрахим знал и из предыдущего опыта, и из видения, чем заканчивается испытание, но Исмаил находился в такой же ситуации, что и Исхак. И Исмаил ответил: "Отец мой, делай, что тебе приказано; ты найдешь меня, если пожелает Аллах, терпеливым". Тем самым община Ишмаэля, состоящая в первичном завете Авраама (17:23), может быть вознесена на такую же жертвенную высоту, что и община Ицхака. Соответствующая интерпретация позволяет мусульманину, приняв Тору, продолжать полностью признавать также и Коран.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

26/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:36 19:48
Тель-Авив 18:51 19:50
Беэр-Шева 18:53 19:50
Хайфа 18:43 19:51








© Netzah.org