Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Хаей Сара"

ВЗРОСЛЫЕ И ДЕТИ (Хаей Сара» 5765)

Тайна вечной молодости

Недельная глава «Хаей Сара» начинается следующими словами: «И была жизнь Сары: сто лет и двадцать лет и семь лет – годы жизни Сары» (23.1)

Раши поясняет: «Слово «шана» - год стоит после каждого периода, тем самым говоря тебе, что каждый из них нужно толковать в отдельности: в столетнем возрасте она была как двадцатилетняя (непричастная) к греху. Как двадцатилетняя не грешна, потому что по возрасту еще не подлежит наказанию, так и столетняя безгрешна. А в двадцать лет она была так же прекрасна, как в семь лет».

В связи с этим комментарием было бы уместно рассмотреть вопрос «вечной молодости» праматери Сары и вообще «безгрешности» детства.

О том, что Сара выглядела моложе своих лет, однозначно говорится в Писании. Действительно, Сара была моложе Авраама на десять лет, его же возраст – 75 лет - точно указывается в связи прибытием в Землю Кнаан и скорым сошествием в Египет, где Сара приобрела репутацию необыкновенно красивой женщины: «И было: когда пришел Аврам в Египет увидели египтяне жену, что прекрасна она очень. И увидели ее вельможи Паро и восхваляли ее»(11.14). Таким образом, в 65-летнем возрасте Сара была «жена прекрасная видом»(12.11).

Между тем по мнению Раши молодость Сары еще раз обновилась в 90–летнем возрасте после рождения Ицхака. В связи со словами: «И благословлю Я ее, и также дам от нее сына» (17.16) Раши пишет: А в чем благословение? В том, что она вновь обрела молодость, как сказано «будет мне нега» (18.12).

В целом мы видим, что обновленная продолжительная молодость напрямую связана с детской невинностью души. Но что значит «детская невинность»?

Этот вопрос не так однозначен как кажется. С одной стороны ребенок не только «ангел», не только цельное и серьезно относящееся к жизни существо. Он также и одно сплошное «дурное побуждение», ибо ребенок соткан из желаний, от которых неспособен отстраниться.

Считать детей безгрешными, особенно в период повзросления, завершающийся к 20-летнему возрасту, по меньшей мере странно. Дети и подростки бывают грешны и грешны весьма. Это с одной стороны. С другой стороны, сохранение детскости на долгие годы может носить и откровенно порочные формы.

Обычно тот, кто в зрелом возрасте еще не преодолел детства, становится врагом истины. В сущности, все революционные идеологии – это воинствующий инфантилизм.

Когда говорится о детской «безгрешности», то речь идет в первую очередь не о невинности, а об ограниченной ответственности. До 13 лет, а по большому счету даже и до 20 лет, человек не отвечает в полной мере за свои прегрешения. Во всяком случае, в этот период он не умирает за свои грехи.

Согласно еврейской традиции, двадцать лет - это весьма выдающийся рубеж, рубеж между детством и взрослым состоянием.

В этом отношении заслуживает упоминания роман Достоевского «Подросток». Едва ли Достоевский знал о значении двадцатилетия в еврейской традиции. Вместе с тем в этом романе он описал процесс взросления, и именно в связи с двадцатилетием.

Герой романа «Подросток» Аркадий – «кончивший курс гимназист, теперь мне уже двадцать первый год» - многократно именуется в романе именно «подростком» и «несовершеннолетним». Роман представляет собой «записки» героя, в которых осмысляются все важнейшие вехи его жизни, завершившиеся драматическими событиями полугодовой давности (т.е. двадцатилетие героя наступило где-то в этот период). Суть драмы в том, что Аркадий, став владельцем одного «документа», оказывается в центре интриг и самостоятельно принимает трудные решения. Трудные в немалой мере также и из-за неопытности: «Так как я весь состоял из чужих мыслей, то где мне было взять свои, когда они потребовались для самостоятельного решения? Руководителя же совсем не было» (Часть 2, глава 7. 2)

При этом написание «записок» оказалось тем переосмыслением, которое послужило экзистенциальной «инициацией»: «Кончив же записки и дописав последнюю строчку, я вдруг почувствовал, что перевоспитал себя самого, именно процессом припоминания и записывания». (Часть 3, глава 13. 1)

В результате: «Старая жизнь отошла совсем, а новая едва начинается» (Часть 3, глава 13. 2)

Ребенок может совершать серьезные проступки и даже преступления, но в его действиях лежит та цельность, тот внутренний правдивый порыв, который доминирует над совершенным грехом.

Это очень важное положение. Очарование и правдоподобие истории Ромео и Джульетты состоит в том, что эти самоубийцы были детьми. Эта трагедия была бы совершенно дика, непонятна и неприемлема, если бы ее героям было бы около тридцати лет.

Несовершеннолетний человек может запутаться и совершать страшные необратимые поступки, но с другой стороны он сохраняет то цельное отношение к истине, которое позволяет ему ее целиком принять, когда она ему открывается. Выбор ребенка и подростка всегда предварителен. А потому в посмертии, даже ответив за свои грехи юности, сам юноша не истребляется ради них, но принимается небесами.

Видимо, именно об этой сохранившейся цельности души, об этой готовности открываться истине и говорит Раши в отношении Сары, и видимо, именно эта духовная сохранность сказывалась и на ее телесной сохранности праматери Сары.

Но имеется в детском состоянии еще одна важная особенность: интенсивность переживания окружающего мира.

Воспоминание о будущем

В самом деле, ребенок уходит с головой в мельчайшие по своему значению предметы. Все для него огромно, сказочно и наполнено смыслом, все для него сочно и живо. Ребенок может часами созерцать узоры на коврике, висящем рядом с его кроватью, страстно влюбляться в свои куклы, не говоря уже о домашних животных, и т.п.

Состояние детства воспринимается нами как некое исходное человеческое состояние, так как ему присущи две важные ценности: цельность отношения к жизни и интенсивность ее переживания. Часто из-за дефицита этих ценностей человек хочет вернуться в детство, мечтает о нем как о какой-то сказочной поре. Повзросление выглядит в определенной мере порчей, в то время как детство рисуется райским периодом, на основании чего мы предчувствуем, что в посмертии должны как бы вернуться к детскому состоянию, должны вновь приобрести эту цельность отношения и эту остроту восприятия.

Мы чувствуем, что детство дано нам как некое воспоминание о будущем, воспоминание о грядущем - о грядущем мире. Мы интуитивно чувствуем (и ряд мистических прозрений подтверждает это), что в посмертии нам будет возвращена непосредственность и цельность, что желания и мысли вновь обретут в нас утраченное единство.

Возрастной пол

Мы свыклись с разделением человечества на два рода – мужской и женский. Между тем половое различие - лишь одно из различий, разделяющих человечество. Другим не менее важным разделением человечества можно признать возрастное разделение. Дети и взрослые – это также два своеобразных пола, возрастных пола.

В разделении полов человечество различается по ряду качеств, которые как бы целиком отражены в представителях этих полов и жестко связаны с ними. Например, красота и сила.

Но то же и возраст. Детство и зрелость – это две сущности, имеющие свой вечный смысл. Взрослые и дети явственно представляют собой другое, сравнительно с половым, разделение человеческого рода.

Человечество разделено на взрослых и детей так же, как оно разделено на мужчин и женщин, это два рода, два мира, два человечества. Соответственно, они составляют устойчивую пару. Напряжение существует не только между полами, но и между возрастами.

Так же как мужчина ощущает чувствами своей жены, а жена мыслит разумом своего мужа, так же взрослые радуются радостями детей, а дети умудряются мудростью взрослых.

Более того, взрослые нуждаются в детях, нуждаются в них в той же мере, в какой дети нуждаются во взрослых. Причем эта потребность столь же властна, как потребность супружеская.

Супруги радуются рождению ребенка. Однако «естественность» этой радости мешает рассмотреть ее удивительную необычность. В этом отношении усыновление беспризорных детей говорит о возрастных полах гораздо больше.

В самом деле, безбрачные пары прилагают огромные усилия, чтобы найти беспризорного ребенка и стать его родителями. Какие только драмы не разыгрываются между приемными детьми и их приемными отцами и матерями! Но задумаемся, откуда такая страсть? Ведь единственное, что так свело и сблизило этих людей – это исключительно разность в возрасте! Одна она!

Даже в половой сфере так никогда не бывает. Невозможно вступить в брак на основании лишь одной разности полов, без учета других особенностей и требований сторон. А ведь при усыновлении требования приемных родителей обычно самые минимальные!

Что же так влечет друг к другу возрастные полы? Чем они дополнительны? Что они составляют собой, будучи вместе? Зачем Всевышний создал два этих мира: взрослый и детский?

По-видимому, быть сыном и быть отцом, быть матерью и быть дочерью - это означает воспроизводить некоторые качества самого Всевышнего.

Во взрослом открывается Создатель мира, непрестанно пекущийся о нем (Элоким), в ребенке – сама непосредственная Божественная жизненность (Четырехбуквенное имя).

Впрочем, в отличие от полов возрастное разделение - временное, и в мире грядущем все души (от умерших в младенчестве до умерших в старости) – являются взрослыми, хотя и с возрожденными качествами детского отношения.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

28/10/2017

Начало Исход
Иерусалим 17:19 18:31
Тель-Авив 17:33 18:32
Беэр-Шева 17:37 18:34
Хайфа 17:23 18:31

Недельная глава Лех-леха









© Netzah.org