Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Толдот"

«ВЕТХОЗАВЕТНОЕ» ХРИСТИАНСТВО ("Толдот" 5770 - 17.11.2009)

Предрассудок «снятия»

В недельной главе «Толдот» рассказывается о взаимоотношениях Иакова и Эсава - праотцов еврейской и христианской общин. Пользуясь этим обстоятельством, я не раз в связи с этой главой обращался к теме иудео-христианских отношений. Обыкновенно я писал о тех амбивалентных чувствах, которые испытывает иудейская традиция по отношению к Эсаву, и о тех положительных изменениях по отношению к иудаизму, которые претерпела церковь в последние десятилетия. Так, например в «Послании французского Епископата» говорится: «Первый завет не превратился в ветхий под воздействием нового. Он остается его корнем и источником, основанием и обетованием». Католический теолог Джон Павликовский пишет: «Традиционная концепция, согласно которой Иисус решительно противостоял закону и отменил последний, - концепция, по сути дела, составлявшая ядро всей церковной теологии и проповеди, - оказалась под большим вопросом».

И все же говорить об этой тенденции, не упоминая о ее ограниченности - значит неадекватно представлять ситуацию. Наравне с новым диалогическим отношением, в христианском стане все же явственно преобладает отношение «ветхое»; "ядром церковной теологии" по-прежнему остается теология замещения, в свете которой Иисус «упразднил» закон (Ефес 2:15), а Израиль утратил избрание (Колос 3:11).

Этот подход пустил в сознании христианских народов глубокие корни, так как базировался не только на отвлеченном иррациональном догмате, но и на ряде общих апеллирующих к здравому смыслу соображений. Истина откровения была целиком подчинена «концепции». Гегелевский принцип «если факт не вписывается в теорию, то тем хуже для факта» был заимствован этим философом из христианского катехизиса. Если слово Божие противоречит теологии и догматике, то тем хуже для Слова Божия. Например, в писании многократно говорится о вечности союза между Израилем и Богом (Берешит 17:13, Шмот 31:16, Ваикра 23:41), но христианство на протяжении веков игнорировало прямой и простейший смысл этих слов.

Иудаизм, совершенно не интересовавший христиан сам по себе, в то же время был чрезвычайно важен им для их «концепции», в которой он выставлялся законченным моральным уродцем. На протяжении почти двух тысячелетий Израиль лишь терпелся Церковью в рамках теологического парадокса, в следующих словах сформулированного в одном папском документе: «Так говорит пророк: «Не убивай их, дабы никто никогда не забыл Твоего Закона», иными словами: не уничтожай евреев совсем, дабы христиане никогда не могли забыть Твой закон, который, хотя сами евреи и не понимают его, начертан в их книгах для тех, кто способен понять его».

Просветители, объявившие себя христианами «на уровне понятия», с еще большим рвением поддержали эту тенденцию смысловой делегитимации иудаизма. Иудаизм, прибегая к философскому гегелевскому жаргону, был «снят» христианством, и потерял право на существование даже в качестве парадокса. Кант утверждал, что иудейская вера «в целом и по существу не имеет никаких точек соприкосновения" с верой христианской, «хотя она ей непосредственно предшествовала и для основания этой христианской веры дала физических повод». Этот мыслитель открыто призывал к "эвтаназии иудаизма" (Лев Поляков назвал этот призыв метафизическим способом выкрикнуть «Смерть евреям!»). Эти «концептуальные» суждения христиан и просветителей несут несомненную ответственность за расстрельные рвы Бабьего Яра и газовые камеры Треблинки, так как они не оставляли еврейству места ни в рамках веры, ни в рамках разума. Доктор Джеймс Паркс пишет: «Более шести миллионов преднамеренных убийств, совершенных в наши дни, в рамках нашей цивилизации, являются следствием того представления о евреях, ответственность за которое, в конечном счете, несет христианская церковь, того отношения к иудаизму, которое не только характерно для христианской церкви, но изначально восходит к самому Новому Завету».

К сожалению, большинство современных христианских сочинений продолжают базироваться на этом «восходящем к самому Новому завету» антииудейском концепте, по-прежнему признают его ядром своей теологии. Вот, например, как звучит невинная «академическая» интерпретация Евангелия от Матфея, сопровождающая новый перевод Канонических Евангелий: "Иисус у Мф признает авторитет учителей Закона и фарисеев – преемников Моисеевой традиции (23:2). Он рекомендует ученикам и народу "все, что они говорят, делать и соблюдать» (23:3). Однако в конечном счете их авторитет упраздняется из-за их причастности к казни Иисуса. Хотя ответственность за выдачу Иисуса римлянам несут "первосвященники и старейшны народа" (27:1), фарисеи не вполне от нее свободны: Мф изображает их как косвенных соучастников преступления. Они ведь замышляли "схватить его" (21:46). Или "поймать на слове" (21:15).... В кульминации своей инвективы против учителей Закона и фарисеев (23:13-39) Иисус объявляет, что божественное присутствие покидает Храм и Иерусалим. История национального Израиля как народа Божия прекращается. Но Бог верен своему завету, Его обещания неотменимы. Они реализуются в новом народе Божием – общине учеников Иисуса, - который рождается в недрах старого Израиля".

Что же касается современных вероучительных сочинений, то в них диалогического отношения к иудаизму и вовсе не встретишь. Обратимся в качестве примера к книге профессора Московской Духовной Академии А.И. Осипова «Путь разума в поисках истины». В этой книге, выдержавшей семь изданий и «рекомендуемой Учебным Комитетом при Священном Синоде Русской Православной Церкви в качестве учебного пособия по Апологетике для духовных школ», нет и следа того, что в быту именуется «антисемитизмом», но в ней содержится весь набор вековых церковных штампов, отрицающих иудейскую веру в самой ее основе.

Вековые штампы

Мы читаем: «Еврейский народ был избран в ветхозаветную эпоху по причинам, в Откровении прямо не названным... Однако контекст Библии показывает, что основной причиной избрания еврейского народа были его преимущественные способности к сохранению и проповеди среди всех народов земли Откровения о спасении мира через Христа-Господа. Но поскольку способности могут быть реализованы очень различно, то и его избрание носило временный и прообразовательный характер, как и весь ветхозаветный Закон, который имел "тень будущих благ, а не самый образ вещей" (Евр. 10,1)... С пришествием Обетованного наступил конец Закону (Рим. 10,4), и уже "не плотские дети суть дети Божии" (Рим. 9, 8)... С пришествием Христа уже "нет двух Израилей и двух богоизбранных народов. Есть лишь один избранный народ - Церковь, являющаяся истинным Израилем, включающим в себя как евреев, так и неевреев". «У Креста произошло окончательное разделение Израиля на две части (Лк. 2,34): малое стадо избранных, "остаток" (Рим. 11,2-5), который стал началом Церкви, и другая часть, ожесточившихся, к которой относятся слова пророка Исайи: "Оставите имя ваше избранным Моим для проклятия; и убьет тебя Господь Бог, а рабов Своих назовет иным именем" (Ис. 65:15). Это иное имя - христиане (Деян. 11,26)…. На почве отвержения Христа и утраты избранничества возник иудаизм как антипод еврейской ветхозаветной религии. Иудаизм ожидает и подготавливает пришествие своего христа (по христианскому Откровению, антихриста), с иным, разумеется, учением».

Итак, автор признает, что все эти «новозаветные» страшилки в адрес иудаизма «в Откровении прямо не названы», а значит в конечном счете имеют «посюстороннее» и даже явно спекулятивное происхождение, то есть зиждятся на «концепции», на общих человеческих соображениях. Из Откровения христианством была почерпнута идея истории, идея развития, однако она исходно приобрела ложную окраску замещения, «упразднения» или, как ее впоследствии назовет Гегель, «снятия». Чего, например, стоит заявление о том, что "нет двух Израилей и двух богоизбранных народов»? Согласно Писанию, на земле сосуществуют потомки именно двух избранников – Авраама и Ноаха. Впрочем, вопрос «избрания» в данном контексте вообще не существенен. Главное, что согласно Писанию, в мире сосуществуют именно два Завета. «Новый» завет Моше не отменил «ветхого» завета Ноаха, "Обрезание" не отменило "Радуги". Согласно иудаизму, чтобы быть угодным Создателю, нееврей вовсе не обязан покорять себя Законам Торы. Для него будет достаточно, если он откажется от служения идолам и будет жить в рамках семи законов, данных Ноаху после потопа. Этот низший уровень прозелитизма практиковался во времена Второго Храма, и как раз именно в его рамках ученики Иисуса первоначально приобщили к истинной вере примкнувших к ним язычников. В "Деяниях Апостолов" мы читаем: "Симон изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить из них народ во имя Свое:... Я полагаю не затруднять обращающихся к Богу из язычников, а написать им, чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе.». (Деяния 15:15-26). Итак, церковь возникла в рамках «ветхого» союза с сынами Ноаха и могла бы в таком качестве прекрасно сосуществовать с Израилем, если бы не заразилась "общими соображениями" и не стала стремиться к «концептульному» замещению Израиля, систематически оглупляя и искажая его образ.


К содержанию










© Netzah.org