Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Толдот"

РАЗЛИЧИЕ И РОЗНЬ («Толдот» 5762)

Два любимца

Недельное чтение «Толдот» посвящено взаимоотношениям сыновей Ицхака - Эсава и Иакова. Начинается глава рассказом об их зачатии и рождении: «И молился Ицхак Господу о жене своей, потому что она была бездетна, и Господь выполнил просьбу его, и зачала Ривка, жена его. И толкались сыновья в утробе, и она сказала: если так, то зачем же я? И сказал Господь ей: два народа во чреве твоем, и два народа из утробы твоей разойдутся и народ от народа крепнуть будет, и больший будет служить младшему. И настало время ей родить: и вот, близнецы во чреве ее. И вышел первый: красный, весь как плащ волосатый; и нарекли ему имя Эсав. А потом вышел брат его, держась рукою за пяту Эсава, и наречено ему имя Иаков» (25.21-26).

Ицхак был принесен в жертву Всевышнему, он был связан на жертвеннике своим отцом, а значит и все его потомки были принесены в жертву вместе с ним, были посвящены Всевышнему. По причинам, которые я попытаюсь рассмотреть ниже, иудаизм не любит замечать этого обстоятельства и традиционно считает Ишмаэля - порожденного природным расчетом - более близким к себе персонажем, нежели Эсава, вышедшего из «акеды» наравне с Иаковом.

Я затрудняюсь найти другой источник, кроме апокрифической («сфарим кицоним») книги Юбилеев (16), в котором бы признавалась высокое происхождение Эсава. Это признание и здесь делается косвенно, имя Эсава не называется, и кто-то может сказать, что просто автором допущено не точное выражение. Тем не менее, понять текст буквально вполне возможно и, главное, вполне естественно. В книге Юбилеев говорится, что три ангела, явившиеся Аврааму, позже явились его жене и «рассказали Саре все, что было повелено относительно него (т.е. Авраама), что он не умрет, пока не родит шесть сыновей, и что он увидит их, прежде чем умрет, но что в Ицхаке будет наречено имя его и семя, и что все семя его сыновей будет язычниками и причтется к язычникам; но только семя от сыновей Ицхака будет святым не причтется к язычникам; ибо оно будет наследием Всевышнего, и все его семя будет между теми, которые почитают Бога, чтобы быть для Господа драгоценным украшением пред всеми народами и быть царством и народом святым».

«Все семя» Ицхака - это Эсав и Иаков. Таким образом, мы видим, что в этом отрывке по существу утверждается, что и Иаков и Эсав находятся в числе истинных богопочитателей.

Как я уже сказал, традиция это в значительной степени отрицает. Раши утверждает, что «родоначальник» ислама Ишмаэль раскаялся, а «родоначальник» христианства Эсав - нет. Иудаизм всегда признавал ислам религией гораздо более близкой к себе, нежели христианство. Рамбам считает христиан обычными язычниками, и хотя Раши и Гамеири признают их монотеистами (коль скоро народам нет запрета на поклонение Всевышнему через посредников - «авода зара башитуф»), отношение к христианству в еврейском мире всегда было пренебрежительное. Даже сегодня, когда сопричастность еврейского мира к миру европейскому не подлежит сомнению, а с арабским миром идет смертельная война, в религиозной среде к Ишмаэлю продолжают относиться почтительно, как к «истинному монотеисту», а религию Эсава воспринимают как что-то неприличное, о чем неловко и стыдно упоминать.

Но мы живем в век психологии. А психолог за подобными реакциями обычно усматривает прямо обратное тому, что сами эти реакции стремятся выразить. Для психолога очевидно, что высоко вознося Ишмаэля, евреи в сущности к нему равнодушны, в то время как с Эсавом – над «язычеством» которого принято потешаться - у них действительно существует глубинная неразрывная связь, связь ни на минуту не дающая покоя.

Оставив в стороне вопрос, почему Всевышний произвел свой народ от Иакова, а не от Ицхака и не от Авраама, спросим себя, что значит, что на последнем решающем этапе избрание раздвоилось? Что значит, что у Ицхака родился не один сын, а два? Как понимать, что у избранника имелся близнец? Что вообще значит близнец? Какова социальная и психологическая природа этого явления?

Как отмечают психологи, взаимоотношения близнецов отличаются от взаимоотношений других братьев и сестер. Они отличаются, во-первых, сильным взаимным соперничеством, а во-вторых, чрезвычайной взаимной зависимостью. Спаренность близнецов в определенном смысле сродни брачной. Близнецы ощущают себя частью друг друга – хотят они этого или не хотят.

Эсав и Иаков были близнецами разнояйцевыми, это означает, что они не были отягощены дополнительным внешним сходством, но зато во всей полноте выявили те природные особенности, которые влечет возрастное тождество. Как пишет американский психолог Аллан Фромм: «При появлении первых различий в способностях и характере разнояйцевых близнецов мы невольно пробуем разделять их и почти неизбежно оказываем предпочтение одному из них. Вот тогда-то и возникает между близнецами соперничество – но с каким трудом и с каким комплексом вины! Каждый близнец знает, что мы ждем от него: он должен жить в согласии с другим. Взаимозависимость близнецов сильно страдает именно из-за скрытой враждебности, какую они испытывают друг к другу. Взаимоотношения эти к тому же нередко неверно оцениваются окружающими, которые видят в них признак верности и любви друг к другу, тогда как на самом деле каждый близнец просто чувствует себя в отсутствии другого как бы половинкой личности. Хотя это обстоятельство и учит их жить в согласии и не расставаться, ни один из них не может порадоваться независимости и самостоятельности. Доказательством тому служит факт, что детские привычки сохраняются у них до юношеских лет».

Итак, братья, стянутые одним актом рождения, особенно если их воспитание было типичным для такого случая, обречены на сложные специфические комплексы. А воспитание Эсава и Иакова было в этом отношении именно «типичным»: «Ицхак любил Эсава… а Ривка любила Иакова» (25.28). Однако ситуация в действительно еще сложнее. Близнецы осуждены на глубинную связанность, освоению которой посвящена вся их жизнь. Самим своим рождением они обязываются искать мира друг с другом, в противном случае их может смести страшная и ничем не оправданная вражда.

Проклятие «Железной Маски»

Близнецы могут оказаться между собой в столь жестко конкурентных отношениях, что становятся опасны друг для друга. Двойник – это в сущности враг, это тот, кто посягает на самое сокровенное в нас. Мы хорошо помним историю «Железной маски», историю в которой один из близнецов правил великой страной, а другой был лишен лица и томился в тюрьме. Эти близнецы не могли сосуществовать рядом, один вынужден был уничтожить другого. Но в действительности это не редкий исключительный случай, а пример некоего общего правила, общего проклятия. Французский исследователь Рене Жирар, автор весьма интересной книги «Насилие и священное», пишет в этой связи следующее: «Во многих первобытных обществах чрезвычайный страх внушают близнецы. Иногда уничтожают одного из них, чаще – и того и другого. В этом есть загадка, давно испытывающая догадливость этнографов. В наше время в загадке близнецов распознали проблему классификации. Это проблема реальная, но не главная. Действительно, там, где ожидали одного индивида, появилось двое. В обществах, оставляющих их в живых, оба близнеца нередко являются одной социальной личностью. Таким образом, трудность (классификации) вполне преодолима. Классификационной проблемы, как ее определяет структурализм, недостаточно, чтобы оправдать уничтожения близнецов. Мотивы, заставляющие людей уничтожать кого-то из своих детей, безусловно, дурны, но легковесными они быть не могут. Между близнецами нет ни малейшего различия в плане культурного порядка, и часто есть чрезвычайное сходство в плане физическом. А там, где отказывает различие, - там возникает угроза насилия. От биологических близнецов очень недалеко до близнецов социальных, начинающих множиться, как только начинается кризис различий. Поэтому не нужно удивляться, если близнецы вызывают страх: они напоминают и словно возвещают главное бедствие всякого первобытного общества – неразличимость в насилии… Во время жертвенного кризиса все антагонисты считают, что разделены невероятными различиями. На самом же деле все эти различия понемногу исчезают. Повсюду – то же желание, та же ненависть, та же стратегия, та же иллюзия невероятных различий внутри нарастающего единообразия».

Иными словами, там, где отсутствует различие - зарождается рознь, и близнецы являются эмблемой этого общего правила.

В браке различия столь велики, что они стабилизируют пару, половая асимметрия порождает продуктивную дополнительность. Но там где различий нет, где двойники претендуют быть одной и той же личностью, там открыт путь к вражде. Близнецы могут прийти к сотрудничеству, если сумеют добиться отчетливого различия. Они способны прийти к отношениям дополнительным (которые составляют главную примету брачных связей), но если этого им сделать не удастся, один из них может оказаться закован в железную маску.

Взаимоотношения близнецов Иакова и Эсава унаследовали две религиозные общины – еврейская и христианская и, по-видимому, традиционная вражда между ними может быть преодолена лишь тогда, когда обе общины обратят внимание на дополняющие друг друга различия, а не на тот раздор, который проистекает из их претензии являться одним и тем же лицом (т.е. единственным преемником древнего Израиля). В христианском мире этот процесс, хотя и довольно робко, но все же начался. Вполне характерным можно признать следующее высказывание католического теолога Джона Павликовского (США): «На данном этапе религиозной истории христианам необходимо признать, что иудаизм продолжает играть уникальную, исключительную роль во всеобъемлющем процессе спасения человечества… Подлинный диалог между иудаизмом и христианством, реальное теологическое осмысление их взаимоотношений могут начаться только с четкого осознания различий между двумя религиями».

Но и иудаизм со своей стороны так же способен задаться вопросом: почему Всевышний задумал раздвоить избрание, создать две «близнецовые» общины? Неужели только затем, чтобы посеять рознь? Неужели только затем, чтобы братья стремились заковать один другого в железную маску забвения и небытия? Может быть Всевышний действительно желает, чтобы «народ от народа крепнул», чтобы, обнаружив различия между собой, братья научились использовать их себе во благо?


К содержанию










© Netzah.org