Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Вайеце"

ИАКОВ В МЕЖДУРЕЧЬЕ (5762-2001)

Родина рассеянного народа

«И вышел Иаков из Беер-Шевы, и пошел в Харан», - такими словами начинается сегодняшнее недельное чтение «Вайеце». В этой главе описывается, как Иаков бежал из земли Кнаанской на родину своего деда и своей матери в Харан, в Междуречье. Здесь Иаков женится, здесь родятся одиннадцать его сыновей и дочь. Умрет, как известно, Иаков также вне земли Кнаан, в Египте. Умрут здесь и его дети. В этом отношении странствия Иакова и его сыновей напоминают странствия Авраама, который, выйдя из Харана, дошел до Египта.

Но тут стоит заметить, что Междуречье (Арам-Наараим) и дельта Нила были не просто плодородными местностями, по которым было легко странствовать. Возникшие здесь государства были первыми и единственными цивилизациями тех времен, они были всем цивилизованным миром. Государственные образования в Индии и в Китае в период патриархов еще не возникли. Это важно сознавать. Ведь это значит, что в книге Берешит описываются не события какого-то специфического региона, а события, связанные со всей Экуменой на заре ее возникновения. История, описанная в Берешит - это не только семейная хроника небольшого народа, но также и история всего человечества. История, описанная в Брешит, на всех уровнях претендует на вселенскость.

Но уместно отметить и другой смысл этих геополитических особенностей. Всевышний обетовал Аврааму (а в нашей главе также и Иакову) землю, которая географически находилась посредине между двумя единственными в ту пору цивилизациями. Иными словами, Всевышний исходно сделал землю Кнаан, ставшую впоследствии Эрец Исраэль, своеобразным «международным центром» не только в духовном смысле, но и в смысле географическом. Здесь в «центре» тогдашнего мира завязалась мировая история, и история, связанная с этим местом, остается в центре мировой истории. И сегодня все смотрят на эту землю как на центр, всем почему-то важно, что здесь происходит, словно это происходит в их собственном доме. Как сказано в трактате Таанит (10а): «Земля Израиля сотворена вначале, а весь остальной мир в конце».

Дети Иакова, праотцы еврейского народа (кроме Беньямина) родились в Междуречье, жили в земле Кнаана и умерли в Египте, своим жизненным путем они описали этот треугольник (в историографии он, кажется, зовется «плодородным треугольником»). И этот треугольник был в ту пору всем миром. Иными словами, еврейство исходно, уже в самих своих корнях, было рассеяно по всему миру!

Стоит упомянуть, что и впоследствии Израиль оставался в поле влияния этих держав. Он как бы провис между государством, расположенным в дельте Нила, и государством, расположенным в Междуречье. Евреи побывали в рабстве как в одной, так и в другой империи. Впрочем, отношение еврейской традиции к Междуречью в целом лучше, чем к дельте Нила. В противовес Египту, иудаизм даже наделяет Междуречье определенной святостью. Ведь здесь получали откровения пророки (Иехезкель и Даниэль) и здесь создавался Талмуд. А в нашем недельном чтении рассказывается о том, как в этой стране зародился этот странный «рассеянный» еврейский народ.

Темная история

Вот как рассказывается в Торе о скандальной истории, с которой связано происхождение еврейского народа: «Служил Иаков за Рахель семь лет, и они были в глазах его, как несколько дней, по любви его к ней. И сказал Иаков Лавану: дай жену мою, потому что дни мои исполнились, и я войду к ней. И собрал Лаван всех людей того места, и сделал пир. Вечером же взял он дочь свою Лею и ввел ее к нему и тот вошел к ней… И оказалось поутру, что вот это Лея. И сказал он Лавану, что это ты сделал мне? Не за Рахель ли я служил у тебя? Зачем ты обманул меня? И сказал Лаван: не делается так в нашем месте, чтобы выдать младшую прежде старшей. Окончи неделю этой, и мы дадим тебе и ту, за службу, которую ты будешь служить у меня еще семь лет других» (29.20-27).

Мидраш сообщает в этой связи две подробности. Во-первых, то, что Лея с самого детства была сосватана Эсаву, а во-вторых, что она его не любила и охотно согласилась с предложением отца выйти за Иакова и заместить сестру в первую брачную ночь. Сочувствовавшая сестре Рахель также была с ними в сговоре. Иными словами, традиция сознательно связывает женитьбу Иакова на сестрах с его конфликтом с собственным братом, с тем конфликтом, который имел место в доме Иакова.

Таким образом, конфликт двух братьев Эсава и Иакова, продолжающий существовать сам по себе, одновременно переместился так же и внутрь новой семьи Иакова, стал внутренним конфликтом Израиля. Две жены Иакова – это внесенное внутрь Иакова разделение, которое было для него внешним в его взаимоотношениях с Эсавом. «Внешний» конфликт двух братьев заместился «внутренним» конфликтом двух сестер, сохраняя его определенные черты.

Как бы то ни было, подлог, совершенный Лаваном, лег в основу еврейской истории, пронизанной семейным расколом. Вскоре мы будем читать о конфликте сына Рахели Йосефа с братьями - сынами Леи. В дальнейшем этот конфликт между братьями, произошедшими от разных матерей, проявился в расколе на царство Иегуды, династия которых происходила от сынов Леи, и царство Израиль, которое управлялось династией сынов Рахели.

Интересным мистическим аспектом этого конфликта признается концепция двух мессий - сына Давида и сына Йосефа. Причем эта концепция самым прямым образом связана с подлогом, совершенным Лаваном. Считается, что когда Иаков был с Леей, воображая себе, что он находится с Рахелью, то его душа и тело разделились. Тело зачинало тело Рувена, а душа творила душу Йосефа, которой после того еще предстояло воплотиться в Рахели.

Галаха строго запрещает мужчине, находящемуся с одной женщиной, воображать себе другую. Согласно представлениям иудаизма, благодаря таким фантазиям душа, предназначенная для одного тела, может вселиться в другое, что является грубейшим нарушением божественного замысла. Кстати, этот мерзостный магический прием лежит в основе одной представительной тоталитарной секты, секты корейца Муна. Эта секта, насчитывающая миллионы членов, предписывает им сознательно представлять на месте своих супругов других лиц – а именно глав секты. Мужчины должны воображать под своими женами - жену Муна, а женщины под своими мужьями - самого Муна.

Но есть в этой темной истории еще и другое нарушение, а именно нарушение запрета Торы жениться на родных сестрах: «И жены к сестре ее не бери в соперницы, чтобы открыть наготу ее при ней, при жизни ее» (Ваикра 18.18).

Ответственность пророка

Классический комментарий остроумно выходит из этой трудности, говоря, что Рахель и Лея приняли иудаизм, а при принятии иудаизма прежние кровные узы разрушаются. И все же никто не отрицает, что ситуация эта не вполне нормальная, и аббревиатура ЛаРИ - Леа, Рахель, Иаков - служит в иудаизме общим обозначением нарушения, общим термином, обозначающим любой грех.

В супружеском союзе Иакова с двумя сестрами угадывается множество тайн. Во-первых, зададимся вопросом, а был ли у Иакова выбор после того, как он оказался обманут Лаваном? Очевидно, был. Во-первых, любой обман, даже обман заведомо менее грубый, дезавуирует брачное соглашение. Проделка арамеянина могла безгранично опозорить его самого и его дочь, если бы Иаков настоял на этом общем галахическом положении. Однако он не настоял, и, по-видимому, не только потому, что пожалел Лавана и не захотел позорить его, но по меньшей мере также и потому, что Лея напомнила ему о его собственном обмане. Ведь Лаван, Лея и Рахель обманули Иакова точно таким же образом, каким сам он вместе со своей матерью незадолго до того обманул Ицхака и Эсава.

А эта ситуация, следует отметить, была еще более загадочна. В самом деле, почему Ицхак не дезавуировал своего благословения? Почему он не заявил, что оно может быть получено только тем, кому и предназначалось, т.е. его возлюбленным первенцем, Эсавом? Ведь наложение рук по своей маго-физиологической актуальности даже отдаленно не напоминает телесного соития мужчины и женщины (которым оказался “повязан” Иаков), и легко могло бы вовсе никак не засчитываться!

Так, если мы, например, взяв в руки яблоко и, благословив его соответственно, уже по вкусу вдруг обнаружим, что это было не яблоко, а помидор, мы должны произнести иное благословение. Почему же тогда Ицхак засчитал заведомо ложное благословение, которое ни один раввинский (равно как и "римский") суд не признал бы действительным? Неужели же мы в самом деле должны думать, что благословение обладает какой-то независимой магической силой? Так, в книге Блаватской "Из пещер и дебрей Индонезии" описывается следующая история. Один царь пригласил к себе несколько мудрецов, и когда при прощании раздал им дары, то по случайности забыл одного. Восприняв это как оскорбление, мудрец проклял царя. Когда же царь, заметив свою ошибку, стал молить мудреца о прощении, последний заявил, что проклятие уже начало действовать, и он не в силах его остановить. Единственное, что он может еще сделать, так это уменьшить его силу, царь останется в живых, но лишится трона. Так и произошло. Итак, неужели благословение Ицхака лежит в логике подобного магического манипулирования?

Ответ может быть только один: Ицхак был пророк, и будучи обманутым, он не мог не сознавать, что подобный обман мог произойти только с ведома Всевышнего и при Его непосредственном содействии (Рамбан объясняет, что обман с переодеваниями Иакова в козлиные шкурки и одежды Эсава, задуманный Ривкой, был ей внушен свыше). Вынужденно совершив какое-то действие, Ицхак как бы одновременно вынуждался признавать его своим свободным поступком, вынуждался брать за него ответственность. И разумеется, по этой же самой причине Иаков не отверг Лею. Если пророк оказался в такой двусмысленной ситуации, то значит, она организована свыше, и значит ее следует принять как волю Создателя.

Итак, за всеми этими семейными скандалами и интригами стоит воля Всевышнего. Он потворствовал обману Лавана, Леи и Рахели, так же как до того потворствовал обману Ривки и Иакова.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

26/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:36 19:48
Тель-Авив 18:51 19:50
Беэр-Шева 18:53 19:50
Хайфа 18:43 19:51








© Netzah.org