Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ваишлах"

ДВА АДАМА ("Ваишлах" 5769 - 11.12.2008)

Небесная иерархия

В недельной главе "Ваишлах" описывается возвращение Иакова в землю Кнаан и его встреча с Эсавом. В свете этой встречи, завершившейся примирением братьев, мне представляется уместным сопоставить еврейское представление о неравенстве евреев и народов с аналогичным христианским представлением о неравенстве христианских и языческих душ ("языки" по-старорусски значит "народы"). Возможно, это окончательно позволит нам поставить все точки над "i" в вопросе тех шамировских обвинений в адрес иудаизма, которые я привел в предыдущей статье.

Дело в том, что евреи в таком же смысле считают людьми преимущественно себя, в каком преимущественно себя считают людьми христиане. Между тем Шамир не только не отдает себе отчета в этом сходстве, но в статье «Рождественские Поздравления Хелене» заверяет, что миру на Ближнем Востоке не бывать до тех пор, пока евреи не примут христианство: «Нет шанса для мира на Святой Земле, пока положение синагоги не будет подорвано и евреи не будут спасены церковью».

В трактате «Бава Мециа» (84 а) говорится, что Иаков был прекрасней Адама, еще не замутнившего свой образ грехопадением. Этим же статусом обновленного Адама наделены все потомки Иакова, а также прозелиты, вошедшие в число его потомков. Как известно, христиане усматривают обновленный образ первозданного Адама в Иисусе Христе. Для христиан собственно людьми («потомками нового Адама») оказываются те, кто прошли обряд крещения. Соответственно, и иудеи и христиане считают всех прочих помимо себя людей детьми согрешившего Адама.

Именно в этом следует усматривать смысл утверждения "Тании", что "души неевреев происходят от остальных, совершенно нечистых "клипот" (возникших в результате грехопадения - А.Б.), в которых нет добра совершенно, как сказано: "И все добро, что творят язычники, творят они лишь ради себя". Считать эти слова "расистскими" и "экстремистскими" оправдано не в большей мере, чем аналогичные высказывания христиан: "Языческие добродетели - суть блестящие пороки" (Бл. Августин). "В нас нет ничего доброго, но и мы сами и то, что мы имеем, все тонет в грехе... Все что содержится в нашем уме, - сплошное заблуждение и слепота" (Лютер). "В Адаме все согрешили, что означает, что совершенное им изначальное преступление привело к падению общей всем людям природы, так что в нынешнем состоянии она несет на себе последствия греха и отличается от той, что была присуща сперва прародителям человечества... Падшая человеческая природа, лишенная первоначальной благодати, ущемленная в своих собственных природных возможностях и подверженная всемогуществу смерти - именно она была предана всем последующим людям, и именно в этом смысле каждый человек рождается во грехе" (римский папа Павел VI). Если иудаизм чем-то отличается в этом пункте от христианства, то это как раз тем, что он считает приведенное в "Тании" утверждение частичным.

Однако прежде чем продолжить согласование иудейского и христианского представлений о качественных особенностях человеческих душ иного им вероисповедания, уместно привести еще один пассаж из "предисловия" Исраэля Шамира: "Самый факт, что современные западные еврейские ортодоксы вынуждены изобретать диковинные причины и способы, оправдывающие цивилизованное социальное поведение, но не в состоянии отказаться от классического еврейского дискурса, взвешивающего, до какой степени нееврей – недочеловек, куда содержательнее нетерпимых пассажей Маймонида или Каро. В конце концов, кто был таким уж терпимым в их времена? Так ли уж они плохи на фоне своих современников? С другой стороны, кто, кроме ортодоксальных евреев, открыто и без экивоков держится за средневековую нетерпимость? Самая неспособность от нее оторваться – на фоне неуклюжей попытки перекраситься – выдает еврейскую ортодоксию с головой…. Только весь спектр еврейских ортодоксальных мнений в его пестрой полноте и позволяет осознать неслучайность и глубину еврейской ксенофобии. Только на фоне неуклюжих либеральных потуг внутри ортодоксии становится ясным племенной характер еврейских предрассудков. Соотнесение ксенофобных «мнений» с «либеральными» «мнениями» не только не смягчает итоговую оценку иудаизма, но и усугубляет ее – ведь если таковы «либералы», чего следует ждать от консерваторов?»
Здесь Исраэль Шамир с головой выдает свою селективную ненависть к иудаизму: не только ортодоксальные иудеи, но ортодоксальные верующие всех религий без исключения являются "нетерпимыми" и упрямо придерживаются не просто «средневекового дискурса», а порой даже и того дискурса, который завязался еще в раннюю бронзу. Если евреи чем-то среди всех прочих верующих выделяются, так это как раз тем, что они всегда имели предпосылки не только для терпимости, но и для религиозной свободы (в отношении неевреев), а их "средневековый дискурс" был гораздо современней, чем у всех их прочих "смежников".

Как известно, слово "недочеловек" в еврейском лексиконе отсутствует, его даже перевести на иврит не совсем просто. По-видимому, за тем, что Шамир витиевато именует "классическим еврейским дискурсом, взвешивающим, до какой степени нееврей – недочеловек", не стоит ничего кроме банальной истины, что "в будущем собрании Совершенных не все будут на одной ступени и постигнут одно и то же". Это изречение принадлежит крупнейшему иудейскому автору Рамхалю (1707-1747). Но дело в том, что под ним могли бы подписаться представители всех религий без исключения. Шамир помышляет "исправить" евреев, приобщив их к христианству. Но ведь и католики, и православные, и протестанты так же убеждены, что среди "спасенных" имеется иерархия!

Как бы то ни было, не существует веры, согласно которой "в будущем собрании Совершенных" все будут находиться на одной ступени и постигнут одно и то же. Если иудаизм чем-то в этом вопросе и отличается от христианства, так это как раз тем, что он видит в "инославных" вполне полноценных людей, праведникам из которых уготован такой же полноценный рай, как и праведникам еврейским. И это понятно, ведь иудаизм не драматизирует грехопадение Адама в такой мере, в какой мере это делает христианство. Соответственно, и "новый Адам" в иудаизме не так радикально отдален от "ветхого", как в учении христиан. Как бы то ни было, позиция иудейского mainstream по этому вопросу в целом гораздо более умеренна, чем это можно заключить из приведенных слов "Тании".

Небесная демократия

Так, рассматривая высказывание рабби Акивы "Любим человек, что создан по образу Всевышнего", Магараль (1512-1609) пишет: "Поскольку достоинство это присуще не только Израилю, сказано "любим человек", а не "любим Израиль"… Несмотря на то, что это достоинство в частности присуще Израилю, народы также существуют в образе Адама. Хотя некоторая существенная часть образа человеческого не присутствует у народов, они вовсе не считаются за ничто, и поэтому не сказано: "возлюблен Израиль, что создан по образу Божию". Когда был сотворен человек – это достоинство имелось у Адама и Ноаха, хотя они не наречены именем Израиль. Но когда Всевышний избрал Израиль, сократился образ этот среди народов. Но в любом случае образ Божий присущ любому человеку, коль скоро он человек, и вопрос этот очевиден" ("Дерех Хаим" 3:14).

Рамхаль в своей книге "Путь Творца" говорит: "Одним из глубочайших принципов управления миром – это разделение на Израиль и народы мира. Со стороны человеческой природы они выглядят совершенно одинаковыми, но со стороны Торы они весьма отличаются, и отделены друг от друга, как два совершенно два разных рода". (Часть 1. гл.4.1) … «Поскольку есть в них человеческий аспект, хотя и низменный, пожелал Святой, благословен Он, чтобы было у них нечто похожее на то, что подобает истинному человечеству, а именно: чтобы была у них душа, похожая на души сынов Израиля, и чтобы и у них были заповеди, с помощью которых они добивались телесного и духовного успехов, так же согласно тому, что соответствует их природе. И это заповеди потомков Ноаха» (Часть 2. гл 4.6)

Между тем легко убедиться, что согласно Рамхалю "возвышенность" и "низменность" наблюдается только в аспекте той связи с Богом, которую сообщает Тора. В базисном смысле все люди, - евреи и все прочие "племена земные", - равны и составляют единый "человеческий род", который имеет в Боге одну судьбу. Так, Рамхаль пишет: "В будущем дух святости будет излит на весь род человеческий без всякой трудности. Тогда можно сказать, что закончилось становление рода человеческого, ибо с того времени и далее он будет возвышаться и наслаждаться во веки веков" (Часть 2 гл.8.4) "Цель творения человеческого рода состоит в том, чтобы он удостоился и достиг истинного блага – приобщения к Богу – в Будущем мире… Поскольку человеческий род был создан с добрым началом и злым началом и свободой выбора, то не исключена возможность, что какие-то индивидуумы будут хорошими, а какие-то плохими. И в конце концов, плохие должны быть отвергнуты, а хорошие собраны вместе, и будет сделана из них одна общность, которой предназначен Будущий мир." (Часть 2 Гл.2.21). Итак, слова о "низменной" природе инородцев не должны нас путать, эта "низменность" ни коим образом не подразумевает "недочеловечности" и вписывается в контекст той общей истины, согласно которой "в будущем собрании Совершенных не все будут на одной ступени и постигнут одно и то же" (Путь Творца Часть 2 гл2.7).


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

26/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:36 19:48
Тель-Авив 18:51 19:50
Беэр-Шева 18:53 19:50
Хайфа 18:43 19:51








© Netzah.org