Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ваишлах"

СОЮЗ ЖЕЛЕЗА И ГЛИНЫ ("Ваишлах" 15.12.16)

Исламская экспансия в Европе - прямое следствие того, что на этом континенте утвердился культ свободы без ответственности. Пренебрежение собственной религией (требующей ответственности) невольно толкнуло европейцев в объятия самой фанатичной и фаталистической религии.

Демократическая химиотерапия

В недельной главе "Ваишлах" описывается родословная Эдома: "Вот родословная Эсава, он же Эдом. Эсав взял своих жен из дочерей Кнаанских: Аду, дочь Эйлона, Хэйтийца, и Ооливаму, дочь Аны, внучку Цивона, Хиввийца. И Басмат, дочь Ишмаэля, сестру Невайота. И родила Ада Эсаву Элифаза, а Басмат родила Реуэйла" (36:1-4).

Этот брак Эсава на дочери Ишмаэля был актом внешней показной благопристойности, как сказано: "И увидел Эсав, что дочери Кнаанские противны глазам Ицхака, отца его; И пошел Эсав к Ишмаэлю, и взял Махалату, дочь Ишмаэля" (28:8).

Как бы то ни было, Эсав и Ишмаэль породнились, и этот их древний союз причудливым образом воспроизводится в наши дни.

На протяжении веков главное детище Эсава - европейская цивилизация - торжествовала во всем мире, что особенно ярко выявилось в эпоху Великих географических открытий, сопровождавшихся стремительной колонизацией всей планеты. Ацтеки никогда бы не открыли Испанию, как никогда австралийские аборигены не открыли бы Альбиона. Именно Европа завладела всеми прочими континентами. Именно Европа до наших дней ассоциируется с прогрессом всего человечества. Однако в последние десятилетия произошел явный сбой, в последние десятилетия мы отмечаем обратный процесс: Европа колонизуется стекающимися со всего мира исламистами, а сами европейцы шарахаются собственной тени.

Эпиграфом к своим "Философическим письмам" Чаадаев взял слова Евангелия "Да приидит царствие Твое". Чаадаев мыслил себе это "царствие" достаточно земным и, главное, видел признаки его наступления в Западной цивилизации: "Искали истины - нашли свободу и благоденствие", - писал он о западно-европейских христианах. Его наблюдения казались безупречными: "Невзирая на все незаконченное, порочное и преступное в европейском обществе, как оно сейчас сложилось, все же царство Божие в известном смысле в нем действительно осуществлено, потому, что общество это содержит в себе начало бесконечного прогресса и обладает в зародыше и в элементах всем необходимым для его окончательного водворения в будущем на земле".

Что же изменилось с тех пор? Почему в наши дни эти слова могут вызвать лишь скептическую усмешку?

Чаадаев, как мы видим, жестко связывал внешний успех Европы с ее внутренним христианским содержанием. Но не всем эта связь была очевидна. Более того, весьма многим европейцам религия казалась вредным предрассудком. Как заметил Шестов, "Произошло великое событие во Франции. Отрубили голову Богу, чтобы иметь право отрубить голову королю... Во Франции и в Германии на разные лады стали возвещать эту истину, что "Бог умер", и это, как ни странно, стало источником надежд и упований человечества".

Итак, первой и главной причиной произошедшего сбоя явился категорический отказ Европы идентифицировать себя с христианством. Современная Европа почти в той же мере антихристианская, сколь и антиеврейская. К обеим этим религиям европейцы в целом относятся равно пренебрежительно.

Поначалу казалось, что и ислам у них не в особом почете. В 2004 году раздраженные обилием хиджабов французы издали закон, запрещающий их ношение в общественных местах. Однако во имя демократии одновременно пришлось удалить следы христианских символов из всех учебных заведенеий. Более того, учащимся стало запрещено ношение нательных крестиков поверх одежды! Аналогичная кампания началась и в Великобритании. В 2012 году здесь было запрещено использование религиозных символов и одеяний не только в школах, но и на рабочем месте. Но демократическая "химиотерапия" ударила главным образом не по злокачественной, а по здоровой ткани: сегодня в Англии в первую очередь воюют не c хиджабами, а с нательными крестами, и в целом исламские настроения резко усилились, а христианские сникли.

Утратив собственную волю, невозможно не подчиниться чужой, тем более, когда это воля к смерти. Как некогда Эсав ассоциировался с Римской империей, а потом с церковью, так сегодня он опознается прежде всего в породнившемся с исламом либерализме. Причем союз этот действительно имеет место. Если применение "химиотерапии" против хиджабов еще можно признать политической наивностью, то введение Европарламентом закона, запрещающего "оскорблять религиозные чувства", такая же сознательная происламская акция, как политика переоборудования пустующих церквей в мечети.

Пробивавшие этот закон парламентарии прекрасно сознавали, что их "химиотерапия" будет бить исключительно по здоровым, а не злокачественным клеткам. Действительно, никакой суд не станет рассматривать жалобу об оскорблении христианства или иудаизма. Эти религии уже давно стоят заплеваннные с ног до головы, не переставая при этом стоять за "свободу слова". Но ислам совсем другое дело! Он болезненно реагирует даже на появление любого не исламского символа в своем окружении. Так во многих европейских городах новогодние елки сделались персонами нон грата.

В 2011 году в Австрии суд приговорил Эллизабет Саббадич-Вольф к выплате штрафа в размере 480 € или ко двум месяцам тюрьмы за то, что в своей лекции "Ислам и исламизация Европы" она сказала, что ислам признает браки с несовершеннолетними, и что сам Мухаммад в возрасте 54 лет взял в жены 9-летнюю Аишу. Венский суд постановил, что Саббадич-Вольф пыталась публично дискредитировать пророка Мухаммада и разжигала "религиозную неприязнь".

Как такое оказалось возможно?

Пророчество о Еврабии

Виктору Франклу принадлежит прекрасный афоризм: "Если на берегу одного океана стоит статуя Свободы, то на другом берегу должна стоять статуя Ответственности, потому что они - близнецы-братья".

"Модный" в послевоенной Европе экзистенциализм видел в ответственности главную духовную ценность, видел в ней великую человеческую привилегию. В этом отношении даже светский экзистенциализм оставался насквозь религиозным явлением. Так атеист Сартр писал: "если существование действительно предшествует сущности, то человек ответственен за то, что он есть. Таким образом, первым делом экзистенциализм отдаёт каждому человеку во владение его бытие и возлагает на него полную ответственность за существование".

Но при этом характерно, и даже символично, что сам Сартр выбрал… маоизм! То есть выбрал систему, в которой ответственность, в конечном счете, полностью исключается.

Не без благословения Сартра, в Европе восторжествовала моноклональная левацкая идеология, одним из важнейших детищ которой явился Евросоюз - бюрократический монстр, призванный снимать ответственность с европейских государств, просадивших свое будущее на программах социального обеспечения.

Исламская экспансия в Европе - прямое следствие того, что на этом континенте утвердился культ свободы без ответственности. Пренебрежение собственной религией (требующей ответственности) невольно толкнуло европейцев в объятия самой фанатичной и фаталистической религии.

Впрочем, похоже, что эсхатологический союз либерализма с исламом, союз Эсава и Ишмаэля предсказан за тысячелетия. Четыре царства попеременно пленили Израиль: Вавилон, Персия, Греция и Рим. Даниэль истолковал сон Навухаднецера как смену этих четырех царств, символизируемых золотом, серебром, медью и железом. Однако в финале к железу примешивается глина: "Видел ты, царь, что пред тобой идол громадный. (Вот) этот идол: голова его из чистого золота, грудь и руки из серебра, (а) чрево и бедра его из меди; Голени его из железа, а ступни его частью из железа, а частью из глины. Пока ты смотрел, сорвался камень без помощи (чьих-либо) рук и ударил идола по ногам, что из железа и глины, и раздробил их. Тогда искрошились сразу железо, глина, медь, серебро и золото... А камень, который разбил идола, превратился в большую гору и заполнил всю землю. Таков сон, а толкование его скажем пред царем. … Ты сам - голова из золота. А после тебя поднимется царство другое, ниже твоего, а иное, третье царство, - медное, - будет властвовать надо всей землей. А четвертое царство будет сильным, как железо; и подобно железу, которое расплющивает, крошит и разбивает все, оно, как железо, которое все сокрушает, всех разобьет и сокрушит. А то, что видел ты ступни и пальцы частью из гончарной глины, частью из железа, то (это значит, что) царство это будет разделено, а прочность железа его будет, как видел ты, - железа, смешанного с гончарной глиной... А то, что видел ты железо, смешанное с гончарной глиной, (значит что) будут они смешаны через семя человеческое, но не сольются друг с другом, как железо не соединяется с глиной, И во дни тех царей установит Бог небесный такое царство, которое никогда не разрушится и власти другому народу не передаст" (2:33-46).

Провиденьем чего еще может являться союз железа и глины, если не современной Еврабии, любовно обустраиваемой либералами и исламистами?


К содержанию










© Netzah.org