Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Вайешев"

БЛУД ВО СПАСЕНИЕ («Вайешев» 5768 - 29.11.2007)

"В сравнении с теми, кто подает секс под видом сексуального образования, нудистских марафонов и тому подобного, можно оценить честность обыкновенной проститутки: она не притворяется, что занимается своим делом ради блага человечества, беды которого, как многие авторы хотят нас заставить поверить, заключены в плохом оргазме и должны исцеляться в соответствии с этим" (Виктор Франкл)

Парадоксальный грех

В недельной главе "Вайешев" описывается история того, как невестка Иегуды Тамар, представившись проституткой, сумела "вытянуть" из него причитавшееся ей по праву (левиратного брака) царственное семя: «И уведомили Тамар, говоря: вот, свекор твой поднимается в Тимну стричь овец своих. И сняла она с себя одежду вдовства своего, и покрыла себя покрывалом, и окуталась; и села у входа в Эйнаим, что по дороге в Тимну; ибо видела, что вырос Шэйла, а она не дана ему в жену. И увидел ее Иегуда, и почел за блудницу, потому что она закрыла лицо свое. И он завернул к ней по дороге, и сказал: позволь, войду к тебе. Ибо не знал, что она невестка его. И она сказала: что ты дашь мне, если войдешь ко мне? И он сказал: я пришлю козленка из стада. Она же сказала: если дашь ты залог, пока пришлешь. И он сказал: какой же залог дать мне тебе? И она сказала: печать твою и шнурок твой, и посох твой, что в руке твоей. И он дал ей, и вошел к ней; и она зачала от него». (38:14-19)

Это скандальное соитие, лежащее в родословной иудейских царей и самого Машиаха, вызывает, по меньшей мере, недоумение. Но в то же время поступок Тамар никак не порицается традицией, и естественно вписывается в предшествующий ряд провиденциальных обманов: Ицхака его женой Ривкой и сыном Иаковом; а также обманом самого Иакова его тестем Лаваном (обманом, который, согласно агаде, поддержали обе его дочери, Рахель и Лея). Причем ложь Тамар выглядит в этом ряду, пожалуй, самой невинной и оправданной. Она выходит с честью, позор же падает на голову Иуды.

Между тем положительное осмысление этого поступка Тамар позволяет другими глазами взглянуть и на саму проституцию. Бесспорно, что множество проституток любят свою работу, и не променяют ее ни на какую другую. Бесспорно и то, что некоторым из них она не по душе. Между тем имеются случаи, когда неприязнь к этому занятию столь велика, что иную проститутку подобно Тамар вполне можно признать "прикидывающейся" таковой. Я уже не говорю о том, что в ряде случаев проституция носит столь вынужденный характер, что вполне может рассматриваться как род изнасилования.

Как-то я слышал по радио интервью с одной женщиной, многократно насилованной в детстве. Она в крайне резкой форме критиковала продвигаемый в кнессете законопроект, требующий накладывать на насильников крупные денежные штрафы в пользу насилуемых (которым требуются значительные средства уже для одной только психологической помощи). Эта женщина сказала, что стремящиеся утвердить этот закон не имеют ни малейшего представления, о чем идет речь. По ее словам, женщина, принимающая деньги от насильника, превращается в проститутку, в результате чего ее психологические проблемы многократно усугубляются. По ее словам, между изнасилованной и ее насильником не может быть даже тени примирения.

Как мы видим, тонкая грань, отделяющая проститутку от жертвы насилия, иногда состоит лишь в степени щепетильности, в готовности "примириться", в согласии принять компенсацию из рук насильника. Вынужденная проститутка - это женщина, которая исходно, за установленную заранее компенсацию позволяет себя насиловать. Но речь при этом идет именно об изнасиловании, а не о чем-то другом.

Анатоль Франс в романе «Красная лилия» вкладывает в уста одного героя следующие смелые слова: «Проститутки ближе к Богу, чем порядочные женщины: они лишены высокомерия и утратили гордыню. Они не чванятся теми пустяками, которыми гордятся матроны. Они обладают смирением, а это и есть краеугольный камень добродетелей, угодных небу. Им достаточно будет короткого раскаяния, чтобы стать первыми на небесах, ибо грехи их, совершаемые без злого умысла и без удовольствия, сами в себе уже несут искупление и прощение. Их проступки – это их страдания, они заключают в себе достоинства, присущие страданию. Находясь в рабстве у грубой плотской любви, они отреклись от всякого наслаждения. Они, как и мы, греховны, но самый позор, как бальзам, омывает их грех, страдание очищает его, как раскаленный уголь. Вот почему Бог заметит первый же их взгляд, обращенный к Нему. Дня них уготован престол одесную Отца. Королева и императрица в царствии небесном будет счастлива сесть у ног уличной девки."

Тонкая грань

Может показаться странным, что это напрашивающееся в целом наблюдение никем никогда не высказывалось, и что даже решившийся на него Анатоль Франс вложил его в уста откровенно чудаковатого героя, а не представил в числе собственных афоризмов.

Сдержанность в этом вопросе вызвана, по-видимому, тем, что тут очень легко перейти границу и все вывернуть наизнанку. Виктор Франкл пишет: "В сравнении с теми, кто подает секс под видом сексуального образования, нудистских марафонов и тому подобного, можно оценить честность обыкновенной проститутки: она не притворяется, что занимается своим делом ради блага человечества, беды которого, как многие авторы хотят нас заставить поверить, заключены в плохом оргазме и должны исцеляться в соответствии с этим".

Проститутки честны и не выдают себя за самоотверженных сестер милосердия, пекущихся о психическом здоровье мужской части населения. Однако поиски в их жизни моральных высот довольно скоро могут привести к утрате их природной честности и переходу к откровенной содомии.

Поэтому естественно, что сказанное выше не относится к тем женщинам, которые охотно торгуют своим телом. Но даже среди проституток, "выглядящих" таковыми, эта "видимость" сохраняется лишь при условии того, что сами они до глубины души презирают свою профессию.

Это похоже на то, как невинно осужденный человек не будет акцентировать внимания на своей невиновности в беседе с посторонними людьми. Наслушавшись разговоров воров-сокамерников, он не станет терять достоинство и жаловаться всем и каждому на свою злую судьбу. Он будет добиваться своего оправдания в судебных инстанциях, но в личной беседе не станет, как все его соседи, "петь лазаря". Он лишь скромно скажет: "суд признал меня виновным по статье номер такой-то, но я подал апелляцию".

Так и женщина, в силу тех или иных обстоятельств оказавшаяся на панели, не станет объяснять первому встречному, что у нее "особая ситуация", что она в своем ремесле человек случайный и в действительности предназначена к счастливой супружеской жизни. Но нам не следует удивляться, если небесные судебные инстанции не только не осудят какую-либо из тех, кто признала себя падшей женщиной, но и действительно «для них уготован престол».

В подтверждение того, что проституткой, подобно Тамар, можно только "выглядеть", и что таким образом чудаковатый герой Анатоля Франса может оказаться совершенно прав, приведу несколько неожиданную историю из Гемары: «Пришли и сделали изображение раби Меира, разместили его при въезде в Рим, где все проходят и сказали: тот, кто найдет его - пусть приведет. Однажды заметили его и погнались за ним. Он же скрылся в публичном доме… Явился пророк Элиягу, прикинулся проституткой и заключил его в свои объятия. Сказали преследователи: раби Меир никогда бы не стал обниматься с проституткой. И так спасся» (Авода Зара 18б).


К содержанию










© Netzah.org