Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Вайешев"

ТЕОЛОГИЯ ЛОБАЧЕВСКОГО («Вайешев» 07.12.17)

Всевышний упрощает решение некоторых Своих задач, используя грехи и огрехи Своих избранников. Как в геометрии Лобаческого «кривые» линии предпочтительнее «прямых», так в Священной истории ошибки праведников нередко оказываются более коротким соединением целевых точек, нежели линии прямые.

Прямые и кривые

В недельной главе «Вайешев» описывается раздор в семье Йакова, завершившийся продажей Йосефа в египетское рабство: «И увидели братья его, что отец их любит его более всех братьев его; и возненавидели его, и не могли говорить с ним дружелюбно… И было, когда пришел Йосеф к братьям своим, они сняли с Йосефа рубашку его, рубашку его разноцветную, что на нем. И взяли его, и бросили его в яму… И сели они есть хлеб, и взглянули, и увидели: вот, караван Ишмаэлитян приходит из Гилада. И сказал Иуда братьям своим: что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем его кровь? Пойдем, продадим его Ишмаэлитянам, а рука наша да не будет на нем, ибо он брат наш, плоть наша. И послушались его братья. И когда проходили мимо люди Мидьянские, купцы, они вытащили и подняли Йосефа из ямы, и продали Йосефа Ишмаилитянам; а те отвели Йосефа в Египет» (37:4-23).

Но преступление это обернулось избавлением для всей семьи. «И он сказал: я Иосеф, брат ваш, которого вы продали в Египет. Но теперь не печальтесь, и да не покажется вам досадным, что вы продали меня сюда; потому что для сохранения жизни послал меня Бог пред вами». (45:5) Более того: «Итак, не вы послали меня сюда, но Бог», - заключает Йосеф (45:8).

Тем самым Тора утверждает, что иные преступления попускаются Создателем с тем, чтобы привести к нужной Ему цели. Иногда Всевышний сокращает дорогу, направляя караван истории кривым путем.

Недельная глава «Вайешев» богата такими «искривлениями». Помимо продажи Йосефа в ней описывается отмеченная соперничеством история появления на свет близнецов – Переца и Зераха: «И когда настало время родов ее, и вот, близнецы в утробе ее. И во время родов ее высунул (один) руку, и взяла повитуха, и навязала ему на руку красную нить, сказав: этот вышел раньше. Но едва забрал он руку свою, как вот, вышел брат его. И она сказала: что это ты прорвался напролом? И наречено ему имя Перец. Потом вышел брат его, у которого на руке красная нить. И наречено ему имя Зерах» (38:27-30).

Как мы знаем из дальнейшей истории, Перец оказался родоначальником мессианского рода. Во всяком случае, с его имени начинается родословная царя Давида, записанная в последних строках книги «Рут»: «И вот родословная Переца: Перец породил Хэцрона, Хэцрон породил Рама, а Рам породил Амминадава; А Амминадав породил Нахшона, а Нахшон породил Салму; И Салмон породил Боаза, а Боаз породил Овейда; А Овейд породил Ишая, и Ишай породил Давида» (Рут 4:18-21).

Пожалуй, нигде смысл внутриутробной борьбы между близнецами не проступает так ясно, как в случае Переца и Зераха. Вступление в «должность» родоначальника мессианского рода происходит на конкурсной основе. Благодаря этому должное напряжение придается всему мессианскому роду: рождение Машиаха столь же родовое, природное явление, сколь и сверхприродное.

Но насколько понятна история рождения Переца, настолько непонятна и даже загадочна история его зачатия, опутанная неожиданными и странными грехами.

Мы читаем: «Взял Йегуда жену Эйру, первенцу своему; имя ей Тамар. Но Эйр, первенец Йегуды, был неугоден очам Господа, и умертвил его Господь». Комментаторы считают, что Эйр не желал иметь потомства и изливал свое семя на землю, как далее это делал его брат Онан: «И сказал Йегуда Онану: войди к жене брата твоего и женись на ней, как деверь, и восстанови род брата своего. Но знал Онан, что семя будет не ему; и бывало, когда входил к жене брата своего, ронял на землю, чтобы не дать потомства брату своему. И было зло пред очами Господа то, что он делал, и Он умертвил и его».

Итак, два сына Йегуды уничтожали мессианское семя, за что были умерщвлены Богом. Дальнейшее «искривление», казалось бы простого задания – рождения сына, совершил Йегуда: «И сказал Йегуда Тамар, невестке своей: живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастет Шэйла, сын мой. Ибо он сказал: может быть умрет он, подобно братьям его. И пошла Тамар, и жила в доме отца своего. И прошло много дней, и умерла жена Йегуды. Йегуда, утешившись, взошел к стригущим овец его в Тимну. И уведомили Тамар, говоря: вот, свекор твой поднимается в Тимну стричь овец своих. И сняла она с себя одежду вдовства своего, и покрыла себя покрывалом, и окуталась; и села у входа в Эйнаим, что по дороге в Тимну; ибо видела, что вырос Шэйла, а она не дана ему в жену. И увидел ее Йегуда, и почел за блудницу, потому что она закрыла лицо свое. И он завернул к ней по дороге, и сказал: позволь, войду к тебе. Ибо не знал, что она невестка его» (38:12-16).

Благодаря этому обману мессианское семя, которое так долго удерживалось от проникновения в женское лоно, достигло, наконец, своей цели. При этом, однако, Йегуда, вступая, как он думал, в распутную связь, в действительности вступил в связь кровосмесительную. Именно так квалифицирует Тора связь свекра с невесткой, даже вдовствующей. В тот момент закон этот еще не вступил в силу, в противном случае мессианский род стал бы мамзерным, запрещенным к существованию родом. Но то, что на него легла такая тень, знаменательно и характерно. Но зачем?

Отцы и дети

Заметим, что грех Йегуды близок греху Лота, который породил сыновей от собственных дочерей. Причем от одного из этих сынов, Моава, произошла Рут – прабабка царя Давида.

Лот, вошедший к своим дочерям и произведший двух родоначальников - Моава и Амона, являлся им одновременно и дедом, и отцом. Йегуда, вошедший к Тамар и также породивший от нее двух сынов - Переца и Зераха – также оказывался им и дедом, и отцом.

Магараль в 32 главе «Нецах Исраэль» разъясняет, что поскольку дочь - порождение отца, его продолжение, то овладение ею отцом оборачивается опреденным мужским самооплодотворением. Сын, зачатый женщиной от своего отца (Моав – значит «от отца») несет в себе усиленное мужское начало, отождествляемое Магаралем с формой (в противоположность женскому началу – олицетворяющему материю). Моав несет в себе усиленную форму, которая в дальнейшем используется в строительстве мессианских качеств. За свое запрещенное Торой кровосмесительное происхождение сыны Моава и Амона навеки отлучены от права войти в общество сынов Израиля. Сыны Моава, но не дочери. Так, (через Рут) в мессианский род было привнесено достигнутое через грех ценное качество.

Не похоже, чтобы Йегуда, который, как и Лот, сам не ведая того, вошел к своей невестке в обход сына (Шэйлы), как-то способствовал дополнительному усилению мужских качеств мессианского рода. Но он явно усилил общее напряжение, придал мессианскому роду максимальный стартовый импульс. Пусковая пружины была отведена до предельно мыслимой точки.

Итак, мы видим, что Всевышний упрощает решение некоторых Своих задач, используя грехи и огрехи Своих избранников. Как в геометрии Лобаческого «кривые» линии предпочтительнее «прямых», так в Священной истории ошибки праведников нередко оказываются более коротким соединением целевых точек, нежели линии прямые.

Но при этом существенно, что грехи, совершенные Его героями, были не предумышленными, а в ряде случае и вовсе мнимыми грехами. Лот и Йегуда совершили кровосмешение по неведению, причем запрет Торы свекру жениться на невестке в ту пору еще не вступил в силу.

Считается, что Тора выполнялась праотцами («Отец наш Авраам выполнял всю Тору» Йома 28) добровольно, подобно тому, как выполняет Тору ребенок моложе 13 лет. Но поэтому, в ряде случаев, отцы были вправе поступать по своему усмотрению. Этим в значительной мере оправдывается еще одна «кривая» священной истории – женитьба Йакова. Приняв созданную Лаваном ситуацию и женившись на родных сестрах - Рахели и Лее, Йаков возвратил избранному народу те дары, которые в противном случае достались бы пренебрегшему своим первородством Эсаву (Лея была сосватана Эсаву).

Возвращаясь к истории продажи Йосефа, уместно отметить, что согласно наиболее убедительным комментариям, братья лишь задумали убить/продать Йосефа, и мидьянские купцы реализовали задуманное.

Используемые Богом грехи Его праведников условны, двусмысленны и, так или иначе, наказуемы. Здесь нет ничего общего с шаббатианской идеей сознательного нарушения заповедей.


К содержанию










© Netzah.org