Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Вайехи"

ЧУДЕСНОЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ («Вайехи» 5767 - 04.01.2007)

Cвоим утверждением, что «для Израиля солнцестояние действительно имело место, но для остального мира – нет», Магараль опередил человечество на века. Ведь эти слова означают лишь то, что для Израиля время замедлилось относительно остальных обитателей планеты! А такая возможность является одним из главных выводов теории относительности. По существу Магараль сказал ровно то, что через триста лет повторит Эйнштейн: «понятие одновременности лишено физического смысла»

Необычное благословение

В недельной главе «Вайехи» приводятся благословения, данные Иаковом своим сыновьям, в том числе Йосефу: «Росток плодоносный Йосеф, плодоносный над источником» (49:22). Однако непосредственно перед этим благословением Иаков благословляет сами плоды этого ростка, то есть детей Йосефа – Эфраима и Менаше: «И простер Израиль правую руку свою, и положил на голову Эфраима, хотя он младший, а левую на голову Менаше; умышленно положил он так руки свои, хотя Менаше был первенцем. И благословил Йосефа, и сказал: Бог, пред которым ходили отцы мои, Авраам и Ицхак, Бог, пасущий меня с тех пор, как я существую, до сего дня, Ангел, избавивший меня от всякого зла, да благословит отроков сих; и да будет наречено имя мое и имя отцов моих, Авраама и Ицхака, и да расплодятся они во множестве среди земли. » (48:14-15).

Благословения, данные Иаковом сыновьям Йосефа, стали общими в Израиле – родители благословляют своих сыновей словами: «Да благословит тебя Бог как Эфраима и Менаше».

Что же такого выдающегося содержится в этом благословении? Каковы его плоды? А они поистине небывалые. Как разъясняет Раши, это благословение Иакова проявило себя среди прочего в остановке солнца и луны на небосводе. «И воспел Иегошуа; перед Господом в тот день, в который предал Господь эморея сынам Израиля, и сказал пред глазами Израиля: солнце, у Гивона стой, и луна – у долины Айялон! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе мстил народ врагам своим. Это ведь написано в Сефер Айяшар. И остановилось солнце среди неба, и не спешило к заходу почти целый день! И не было такого дня ни прежде, ни после него, чтобы слушал Господь голос человека, ибо Господь сражался за Израиль. И возвратился Иегошуа и весь Израиль с ним в стан, в Гилгал.» (Иешуа 10:12-15).

Раши объясняет это чудо именно благословением, данным Иаковом Эфраиму и Менаше, так как Иегошуа Бин-Нун был потомком Эфраима.

Раши вторит комментарий «Мецудат Давид»: «Это было записано как обещание в «Сефер Айяшар» (книге праведного), и это Тора, в которой сказано об Эфраиме: «и потомство его будет многочисленным народом» (Берешит 48:19) и это сказано об этом дне, когда солнце и луна стояли перед его потомком и весь мир услышал об этом».

Итак, согласно традиционному пониманию, благословение, данное Иаковом своим внукам Эфраиму и Менаше, сработало в самом поразительном изо всех описанных в ТАНАХе чудес – в стоянии светил, солнца и луны.

Кому-то такая связь может показаться более чем странной, и уж по меньшей мере отдаленной. Однако все станет на свои места, если мы примем во внимание, что чудо солнце- и луно-стояния объясняется традицией так же, как и сбывание пророческого сна Йосефа, в котором ему кланяются солнце и луна (Брешит 37:9).

Таким образом, благословляя детей Йосефа, Иаков как бы прорекал возможность грядущего чуда. Благословение, данное им Эфраиму и Менаше, в этом отношении явилось подтверждением подлинности его собственного пророческого сна.

Но что значит само это небывалое чудо? Как оно было возможно?

Мыслящий тростник

В предисловии к своей книге «Гвурот Ашем» Магараль разъясняет, что все чудеса подчинены каким-то своим чудесным закономерностям.

При этом обе эти обладающие закономерностями действительности, по мнению Магараля, существуют в разных плоскостях, так что они друг друга не задевают. Магараль пишет: «Для Иегошуа, и для Израиля солнцестояние действительно имело место, но для остального мира – нет, и это чудо обнаруживает еще большее могущество Всевышнего... Две противоречивые природы могут уживаться между собой... С одной стороны, сохраняется природное управление, а с другой возникает так же и чудесное. Ибо ясно, что чудесные закономерности выше естественных, и значит, солнце могло управляться в двух своих аспектах... Итак, солнце стояло по законом чудесным, и продолжало движение по законам естественным. Таким образом Иегошуа и его народ, который нуждался в чуде – получили его, а прочий мир, который в этом чуде не нуждался, управлялся естественнным образом».

Направление мысли Магараля представляется весьма интересным и перспективным. Уж слишком трудно себе представить, что вращение земли было действительно приостановлено.

Чтобы лучше понять проблему и ход мысли Магараля (1525-1609), следует отдать себе отчет, в какую эпоху он жил. А жил он в эпоху зарождения секулярной науки, он жил в период, когда Галилей (1564-1642) задал принципы новой физики, а идея Коперника (1473-1543) о вращении земли распространилась по всему миру. Напоминаю, что впервые Коперник высказал свою идею в 1515 году в «Малом комментарии», но подробно она была представлена в сочинении «Об обращениях небесных сфер», опубликованном лишь в год смерти ученого – в 1543.

Магараль был ранним современником Галилея и умер задолго до того, как Галилей написал свой «Диалог о двух главнейших системах мира – Птолемеевой и Коперниковой» (1632), но будучи философом и астрономом, Магараль не мог не задаваться галилеевскими вопросами, не мог не пытаться «раскрыть, в чем состоит то явление, которое должно было бы произойти, если бы существовало суточное обращение земли» («Диалог о двух главнейших системах мира»). А так выходило, что если бы земля приостановила на несколько часов свое вращение, и потом вновь возобновила бы его, то все человество оказалось бы дважды сбито с ног, что не могло не отразиться на описании соответствующего чуда в ТАНАХе. Но как мы читали, народ продолжал мстить врагам своим как ни в чем не бывало. А значит, во время чудесного солнцестояния земля продолжала свое естественное вращение.

Но как Магараль различал чудесные и естественные закономерности? Он различил их как материальную и интеллектуальную сферы. В своем предисловии к «Гвурот ашем» Магараль пишет: «знай, что ему (Аврааму) открылась истина: раньше люди ошибались и жили по воображению, но с того момента признали Создателя и положились на разум.... И потому весь материальный мир дал ему Всевышний, солнце, луну и вообще все. И знай, что материальное находится в подчинении у интеллектуального, и властвует им, и потому управлял Иегошуа солнцем и луной».

При этом опять же можно заметить, что Магараль не просто мыслит в едином ключе с великими мыслителями того времени, но по существу опережает их. Во всяком случае, слова Магараля станут для нас яснее, если их воспринять в контексте философской мысли его эпохи, ясно различившей так называемые субъект-объектные отношения.

«Мыслю – следовательно, существую», - скажет Декарт (1596-1650), позволивший себе усомниться в реальности солнца, луны и всех материальных предметов вообще. Со своей стороны споривший с Декартом Гассенди (1592-1655), провозгласит, что Св. Писание – это не учебник по физике, что истины науки и религии обитают в разных плоскостях. Что же касается верховного положения человеческой мысли в материальном мире, то Паскаль (1623-1662) выразил ее в следующих знаменитых словах: «Человек - это лишь тростник, и притом очень слабый по природе, но этот тростник мыслит. Пара, капли воды достаточно, чтобы его умертвить. Но если бы даже вселенная раздавила его, человек все-таки был бы более благороден, чем то, что его убивает, потому что он знает, что он умирает, а вселенная ничего не знает о том преимуществе, которое она имеет над ним. Итак, все наше достоинство состоит в мысли... Постараемся же хорошо мыслить: вот основа нравственности».

Говоря об интеллектуальном («сихли») и материальном («гишми») планах творения, Магараль, разумеется, не мог не подразумевать всех этих витающих в воздухе той эпохи суждений. Точнее, их предвосхищал.

Между тем своим утверждением, что «для Израиля солнцестояние действительно имело место, но для остального мира – нет», Магараль опередил человечество уже не на десятилетия, а на века. Действительно, ведь эти слова означают лишь то, что для Израиля время замедлилось... относительно остальных обитателей планеты! А такая возможность является одним из главных выводов теории относительности. Ведь по существу Магараль сказал ровно то, что через триста лет повторит Эйнштейн: «понятие одновременности лишено физического смысла»


К содержанию










© Netzah.org