Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Вайехи"

МЕЖДУ СВЯТЫМ И СВЯТЫМ («Вайехи» 5763)

Эфраим и Менаше

В недельном чтении «Вайехи» описывается последний период жизни Иакова и те благословения, которые он дал своим сыновьям перед смертью. В том числе приводится и сцена благословения Эфраима и Менаше: «И благословил Йосефа, и сказал: Бог, пред которым ходили отцы мои, Авраам и Ицхак, Бог, пасущий меня с тех пор, как я существую, до сего дня, Ангел, избавивший меня от всякого зла, да благословит отроков сих, и да будет наречено имя мое и имя отцов моих, Авраама и Ицхака, и да расплодятся они во множестве среди земли. И увидел Йосеф, что отец его положил правую руку свою на голову Эфраима; и прискорбно было ему это. И взял он руку отца своего, чтобы свести ее с головы Эфраима на голову Менаше. И сказал Йосеф отцу своему: не так, отец мой, ибо этот – первенец; клади правую руку твою на его голову. И не согласился отец его, и сказал: знаю, сын мой, знаю; он также станет народом, он также будет велик; но меньший его брат будет больше его, и потомство его будет многочисленным народом. И благословил он их в тот день, сказав: тобою будет благословлять Израиль, говоря: «Да сделает тебе Бог, как Эфраиму и Менаше». И поставил Эфраима впереди Менаше».

В связи с этим эпизодом уместно продолжить начатую в прошлый раз тему о соотношении «пропитания» и «избавления», о соотношении производительного труда и изучения Торы, но уже внутри израильского контекста.

Дело в том, что в этом благословении Иакова традиция опять же усматривает подтверждение того, что пропитание больше чем избавление, что «парнаса» больше чем «геула». Так в трактате «Песахим» (118) мы читаем: «Сказал раби Йоханан: «Обеспечение человека пропитанием дело более трудное чем избавление. Ибо об избавлении сказано: «Ангел, избавивший меня от всякого зла» (48.16), т.е. избавление от зла осуществляется посредством одного только ангела, но относительно пропитания сказано: «Бог, пасущий меня с тех пор, как я существую, до сего дня» (48.15). В пропитании только Всевышний может помочь».

Итак, в глазах традиции «геула», т.е. чудесное избавление, все же менее чудесно, чем рутинное повседневное пропитание. Таким образом, то обстоятельство, что согласно мнению раби Шимона бар Йохая, о котором я упоминал в прошлый раз, народам доверено заботиться о пропитании, а евреям - об изучении Торы, не содержит в себе ничего уничижительного по отношению к народам в глазах самой же еврейской традиции.

Однако об этом дополнительно свидетельствует так же и то обстоятельство, что внутри самого Израиля имеет место аналогичное распределение занятости. А именно, что часть евреев посвящает себя изучению Торы, а часть – бизнесу.

О характере этого разделении на сферы деятельности внутри самого еврейства и хотел бы я сегодня остановиться.

Прежде всего следует отметить, что такое разделение труда имело место как раз между Эфраимом и Менаше, о благословении которых мы только что прочитали. Согласно мидрашу, Менаше помогал Йосефу править страной, а Эфраим находился при Иакове и учил с ним Тору.

Хорошо известно, что сам Всевышний отделил потомков Леви внутри Израиля и посвятил их для служения в Храме, не предоставив им даже земельных наделов. В этом смысле характерно, что получивший Тору Моше был потомком Леви. Но при этом знаменательно так же и то, что вторым лицом в истории получения Торы был потомок Эфраима - Иегошуа Бин-Нун.

Когда Моше находился на Синае и записывал там Тору, то Иегошуа Бин-Нун ждал Моше у самой границы дозволенного приближения к горе. И именно ему передал Моше все полученное им на Синае, как сказано в самом начале трактата «Перкей Авот»: «Моше получил Тору с Синая и передал Иегошуа».

Иегошуа был близок к Моше как никто другой, и как никто другой он был способен принять Тору. Мы читаем: «И призвал Моше Иегошуа и сказал ему пред очами всего Израиля: крепись и мужайся, ибо ты войдешь с народом сим в землю, которую Господь клялся отцам их дать им, и ты ее передашь им во владение. А Господь Сам идет пред тобою, Сам будет с тобою, не отступит Он от тебя и не оставит тебя, не бойся и не трепещи… И сказал Господь Моше: вот дни твои приблизились к смерти, призови Иегошуа и станьте в шатре откровения, и дам Я ему указание. И пошел Моше и Иегошуа и стали в шатре откровения. И явился Господь в шатре, в столпе облачном…» (Дварим 31.7-18)

Итак, мы видим что потомок Эфраима оказался предельно приближен к величайшему пророку, получившему Тору, и даже частично сам участвовал в ее получении.

Это распределение ролей, это «разделение труда» внутри Израиля встречается неоднократно и в самых разных аспектах. Хорошо известна договоренность, достигнутая на этот счет между Звулуном и Исахаром. Так, Раши пишет (на Дварим 33.18): «Звулун и Исахар договорились, что Исахар полностью посвятит себя изучению Торы, а Звулун будет отправляться в морское плавание с товарами и, зарабатывая, будет заботиться о пропитании Исахара».

Все мы хорошо знаем, что в последние века такое разделение труда имело место внутри многих еврейских семей: отец семейства просиживал целый день в ешиве, а его супруга в поте лица добывала хлеб. Социальным лицом такой еврейской семьи поэтому неизбежно служила женщина. От женских имен проистекают по этой причине и многие еврейские фамилии: Дворкины, Фейгины и т.д. Моя бабушка рассказывала мне, что когда одного религиозного еврея из ее местечка вызвали в суд для дачи свидетельских показаний и попросили представиться, то он назвал себя «Хана Индын чиловик» (т.е. муж Ханы Инды).

Сам вопрос, должен ли человек всецело предаваться изучению Торы или также заниматься ремеслом, поднимается в традиции многократно и не имеет однозначного решения. Так, в уже упомянутой выше Гемаре с раби Шимоном бар Йохаем, считающим, что еврей призван всецело изучать Тору, спорит раби Ишмаэль, полагающий, что следует распределять время между учением и ремеслом. А в трактате «Перкей Авот» (2.2) сказано: «Хорошо совмещать изучение Торы с занятием мирским. Сочетание их двух стирает греховность». Как бы то ни было, но мы ясно видим, что распределение сил между пропитанием и изучением Торы (отражающее разделение между святым и будничным) неизбежно наблюдается также и внутри самой еврейской общины.

Однако, поскольку это разделение производится в данном случае внутри самой общины, внутри самого «святого», то оно отличается от классического разделения на святое и будничное и именуется иначе, а именно – «разделением между святым и святым».

«Разделение между святым и святым» («авдала бейн кодеш лекодеш») - это устойчивое понятие и литургическая формула, используемая в ряде случаев, как например, при отделении субботнего дня от следующего за ним праздничного.

Иными словами, разделение между святым и будничным дополняется разделением между святым и святым. И это довольно существенный момент в диалектике «пары», на котором стоит отдельно остановиться.

Логика пола

В основе еврейского взгляда на мир лежит парность. Всему противостоит что-то другое. Как сказано в мидраше Тмура: «Святой сотворил весь мир парным: одно вместо другого, и одно против другого – Без смерти не было бы жизни, а без жизни не было бы смерти; без мира не было бы зла, а без зла не было бы мира… Не будь бедняков, богатые не выделялись бы, и не будь богачей, не выделялись бы бедняки. Он сотворил миловидность и уродство, мужчин и женщин, огонь и воду… Все это чтобы возвестить о могуществе Святого, благословен Он, Который сотворил все парным и сообщным – за исключением Святого, благословен Он, Который один, и при Нем нет второго».

Но детализация этого принципа проявляет себя в том, что пары противостоят другим парам, образуя тем самым пары пар.

И это довольно существенный и продуктивный момент, ибо именно он лежит в основе брачной логики, которая наиболее полно раскрывает диалектику парности, как диалектику дополнительности.

Итак, оба эти разделения - на «святое и будничное» и на «святое и святое» - тесно связаны и необходимы друг другу. Но при этом буквально бросается в глаза, что две эти пары структурно напоминают две пары хромосом отвечающих за пол животного или человека.

Собственно говоря, любой признак любого живого существа, начиная ресничками инфузории туфельки и кончая бивнями мамонта, определяется именно двойным набором генетического кода. Так что в тех случаях, когда эти признаки не совпадают – например окраска шерсти, то какой-то один из генов оказывается доминирующим по отношению к другому. Например, хорошо известно, что ген, отвечающий за черную окраску шерсти доминирует над геном, отвечающим за белую окраску. Так, если два гомозиготных гена АА определяют черную окраску, а два гомозиготных гена аа - белую, то гетерозиготные особи с набором генов Аа будут иметь черную окраску.

Между тем наследование пола обладает одним дополнительным нюансом. Гены, отвечающие за женские половые признаки, рецесивны, т.е. они проявляются лишь при двойном наборе женских генов (Х и Х хромосомы). Гены, отвечающие за мужские признаки, всегда доминантны, и сочетание генов, ответственных за мужские и женские признаки, формируют мужской облик. Но дело в том, что при этом двойной набор мужских генов (У и У хромосомы) не может создать жизнеспособное существо. Наследование пола, таким образом, обладает уникальной логикой, отличной от логики наследования цвета волос и вообще любых других признаков.

Возвращаясь к нашей теме, следует обратить внимание на то, что святое может быть отделено от будничного и от святого же, но будничное от будничного отделено быть не может. Такой вариант отсутствует, он смысловым образом не обеспечен. Иными словами, будничное всегда представляет собой комбинацию будничного и святого. В будничном святое всегда рецесивно, всегда подавленно, но оно в нем обязательно присутствует (выражение «для него нет ничего святого» - это выражение полного нравственного приговора).

На примере взаимоотношений иудаизма и христианства эта логика особенно бросается в глаза. Действительно, если христианство – это всегда иудео-христианство, в том смысле, что любая форма христианства включает в себя элементы иудаизма и совершенно немыслима без этих элементов, то для иудаизма такое сочетание смертельно опасно и даже принципиально невозможно. Иудаизм не допускает в себе никаких христианских примесей.

Так, христианину не составляет никакой трудности зайти в синагогу, и многие баптисты делают это регулярно. Но галаха запрещает еврею входить в христианский храм. Сочетание иудаизма с христианством внутри иудаизма недопустимо, потому что такое сочетание неизбежно представляет собой христианство. Однако это положение не только не препятствует диалогу между этими религиями, но напротив, является условием его продуктивности.

Итак, будничное немыслимо без святого, оно держится сочетанием себя самого со святым (в противном случае оно - нечистота). Святое же только свято. В святом нет и не может быть никакой примеси будничного, а поэтому и всякое разделение в нем самом - это разделение между святым и святым.

Кого-то это может смутить. Что ж это получается? Евреи – это женское начало, а народы – мужское? Если угодно – да. Например, традиционное объяснение того, что женщина должна благодарить Всевышнего за то, что Он создал ее «по Своей воле», сводится к тому, что женщина ближе к Богу, чем мужчина. И каббала считает, что как в этом мире доминирует мужское начало, так в мире грядущем будет доминировать женское.

Однако, если угодно – нет. Ведь существуют биологические виды, в которых мужские признаки передаются сочетанием ХХ хромосом, а женские Х и У хромосом. Общая логика сохраняется, но признаки наследуются противоположным образом.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

26/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:36 19:48
Тель-Авив 18:51 19:50
Беэр-Шева 18:53 19:50
Хайфа 18:43 19:51








© Netzah.org