Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ваэйра"

ПРАВО НА ОТПУСК («Ваэйра» 5775 - 15.01.2015)

Торой многократно подчеркивается, что на протяжении года Паро препирался с Богом исключительно из-за недельного отпуска, необходимого для принесения жертвы, а не из-за полного освобождения народа из рабства.

«Отпусти народ Мой»

В недельной главе «Ваэйра» неожиданно развивается и углубляется то исходное противоречие в словах Всевышего, о котором было заявлено в главе «Шмот».

Напомним, что в предыдушей главе Всевышний объявил народу: «Я выведу вас из-под ига Египетского в землю Кнаанеев, Хэйтийцев, Эмореев, Перизеев, Хиввийцев и Иевусеев, в землю, текущую молоком и медом». Но в следующем же предложении Он повелевает указать Паро совершенно иную цель: «скажете ему: Господь, Бог Иврим, явился нам, а теперь мы бы пошли на три дня пути в пустыню и принесли бы жертвы» (Шмот 3:16-18).

Это двусмысленное положение сохранялось на протяжении всего того времени, пока продолжались египетские казни. Так, в нашей главе «Вайэра» мы читаем: «И сказал Господь Моше: встань рано утром и стань пред лицо Паро. Вот, как выйдет он к воде, и скажешь ты ему: так сказал Господь: "отпусти народ Мой, чтобы послужили Мне, Ибо если ты не отпустишь народа Моего, то вот, Я пошлю на тебя и на рабов твоих, и на народ твой, и в дома твои аров (массу диких зверей или насекомых), и наполнятся дома Египтян аровом, как и сама земля, на которой они живут. И отличу в тот день землю Гошэн, на которой пребывает народ Мой, чтобы не было там арова, дабы ты знал, что Я Господь среди земли» (8:18).

Мы были бы вправе предположить, что упрямство Паро – так дорого обходившееся его стране – было связано все же с полным освобождением рабов, а не с их кратковременным отпуском. В конце концов даже трудно представить, чтобы у государства с почти (на тот момент) двухтысячелетней историей не имелось бы какого-то Охранного отделения, следящего за настроениями рабов. Между тем Паро высказал такого рода подозрение лишь однажды и довольно поздно, во время восьмой казни. Во всяком случае, именно так трактуются традицией его слова: «Как я отпущу вас с детьми вашими; видите, вы худое имеете в виду. Не так! Пойдите вы, мужчины, и служите Господу, так как вы этого желаете» (10:10-11)

Но уже в силу того, что такого рода подозрение не высказывалось Паро ни до и не после этого случая, видно, что оно было привлечено им лишь в качестве дежурной отговорки, что в глубине сердца Паро даже и вообразить себе не мог такой дерзости.

Как бы то ни было, Торой многократно подчеркивается, что на протяжении года Паро препирался с Богом исключительно из-за недельного отпуска необходимого для принесения жертвы, а не из-за полного освобождения народа из рабства.

Причем каждый раз Паро измышлял всевозможные компромиссы: сначала он предложил Моше совершить жертвоприношение в самом Египте («принесите жертвы Богу вашему в этой земле» 8:21), потом в пустыне, но не в трех днях пути («будете жертвовать Господу, Богу вашему, в пустыне; только далеко не уходите» (8:24). Позже - в ходе казни тьмы - Паро соглашается уже отпустить сынов Израиля на три дня пути, но без скота («И призвал Паро Моше, и сказал: пойдите, служите Господу, только мелкий и крупный скот ваш пусть останется, а дети ваши пусть идут с вами» (10:24-29).

Итак, мы видим, что на протяжении года, переходя от казни к казни, Моше стремился добиться от Паро только одного: чтобы тот предоставил еврейским рабам недельный, возможно десятидневный отпуск. О полном освобождении речи ни разу не заходило. Что значит эта расхождение между реальными намерениями Создателя и требованиями, предъявляемыми Им Паро?

Суд над Паро

Некоторые объясняют эту разницу тем, что так легче было обвинить Паро. Так Абарбанель пишет: «Святой, благословен Он, поступил так, чтобы показать сынам человеческим упрямство и жестоковыйность фараона, и благодаря этому обнаружится справедливость судов и приговоров, вынесенных ему и Египту, из-за того и поскольку у него просили лишь позволения уйти на три дня пути для жертвоприношений Богу, и было само собой понятно, что они собираются после этого вернуться – и не внял фараон ни их мольбам, ни их просьбам. А если бы они попросили его совсем их отпустить, он бы и подавно не захотел и не внял бы им. Именно поэтому Он велел Моше, учителю нашему, просить вначале о незначительной вещи – трехдневной дороге – проверяя его жестоковыйность и твердолобость».

Аналогичное объяснение приводит Р. Ицхак Арама в своей книге "Акедат Ицхак": «Это был глубочайший божественный замысел, обнаруживающий перед всеми косность сердца фараона и его упрямство, чем оправдываются суровый приговор и казни, уготованные для него и его народа Всевышним Богом, а именно: Он велел попросить у них, чтобы они оставили их в покое на десять дней, нужных для похода на три дня пути в пустыню и для жертвоприношений, и было ясно из их слов, что они собираются вернуться, однако тот все равно не позволил!».

Нетрудно заметить, что в рамках этого объяснения слова Всевышнего вовсе необязательно должны были являться обманом: Моше и народу Он открыл свой стратегический план, а от Паро просто потребовал, чтобы тот предоставил народу возможность отдохнуть десять дней. Это были два никак не связанные между собой «месседжа», обращенные к разным лицам и преследующие разные цели.

В конце концов Паро отпустил народ: «И было, в полночь Господь поразил всякого первенца в земле Египетской, от первенца Паро, который сидеть должен на престоле его, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота. И встал Паро ночью, сам и все рабы его, и все египтяне, и был великий вопль в Египте, ибо не было дома, где не было бы мертвеца. И призвал он Моше и Аарона ночью, и сказал: встаньте, выйдите из среды народа моего, и вы, и сыны Израилевы, и пойдите, служите Господу, как говорили вы; И мелкий и крупный скот ваш возьмите, как вы говорили, и пойдите; и благословите также меня» (12:29-32).

Когда же выяснилось, что евреи не торопятся возвращаться, Паро послал за ними погоню, как об этом рассказывается в главе «Бешалах»: «Я ожесточу сердце Паро, и он погонится за ними, и прославлюсь Я чрез Паро и чрез все войско его; и познают Египтяне, что Я Господь. И сделали они так. И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце Паро и рабов его на народ, и они сказали: что это мы сделали, что отпустили Израиль от служения нам? И запряг он колесницу свою, и народ свой взял с собою. И взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы египетские, и начальников над всеми ними. И ожесточил Господь сердце Паро, царя Египетского, и он погнался за сынами Израилевыми; а сыны Израилевы уходили под рукою высокою» (14:4-8).

Если бы Паро разрешил Моше совершить жертвоприношение в пустыне по его первому, а не по десятому требованию, то концовка, казалось бы, должна была оставаться той же: обнаружив, что народ не возвращается, Паро послал бы в погоню армию, чтобы вернуть беглецов.

Если же предположить, что в первой ситуации Всевышний намеревался выполнить Свое обещание и совершить праздневство в «трех днях пути», то что тогда побудило Его отказаться от этого намерения во второй ситуации - когда Паро проявил упрямство? Не правильнее ли предположить, что жертвоприношение все же было принесено?

В следующей статье я попытаюсь выяснить, какое богослужение было бы позволительно отождествить с тем «празднованием», на проведение которого так долго не давал свое согласие Паро.


К содержанию










© Netzah.org