Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Бешалах"

ПРАВДА МАЛЫХ ДЕЛ («Бешалах» 5767 - 01.02.2007)

Благоговение, обращенное ко всему живому, вовсе не составляет конкуренцию избирательной любви. Солидарность со всем живым не помешала Всевышнему проявить последнюю наивысшую солидарность именно с народом Израиля, провести по дну моря именно его, а египетское войско погубить

Фоновая солидарность

В недельном чтении «Бешалах» приводится песнь «Шират Аям» («Песнь моря»), которую воспел Моше после того, как народ благополучно прошел по дну Ям-Суф, а египетская армия оказалась потоплена: «Господь муж брани, Господь имя Ему. Колесницы Паро и войско его вверг в море, и избранные военачальники его потонули в Ям-Суфе. Пучина покрывает их; они погрузились в глубины, как камень. Десница твоя, Господи, мощью вознесена, десница Твоя врага сокрушает. И превосходством величия Твоего расстраиваешь Ты восставших против Тебя, посылаешь гнев Твой, и он палит их как солому» (15:3-8).

Этот гимн, выражающий радость по поводу гибели врага, и поныне читается в синагогах каждую годовщину исхода из Египта, в последний пасхальный день. Между тем в Талмуде (Сангедрин 39.б), сообщается, что Всевышний запретил ангелам воспевать аналогичную песнь. Всевышний сказал: «Дело рук Моих тонет в море, а вы хотите воспеть песнь!»

В этом нет противоречия. С врагом следует бороться, и при этом вполне уместно радоваться его гибели, но в то же время он никогда не должен полностью выводиться из бытия. Всегда остается план, в котором сохраняется некая фоновая солидарность всего живого, солидарность, действующая поверх любых идеологических и мировоззренческих барьеров.

На протяжении веков, проявляясь спорадически и стихийно, эта солидарность сознательно оформилась в лице экзистенциальной философии. Так Карл Ясперс пишет: «В изолированном существе подлинного благородства быть не может. Оно - в связанности самобытных людей, которые верны обязательству постоянно интересоваться друг другом, помогать друг другу, когда они встречаются, и быть готовым к коммуникации, ожидая ее, не проявляя навязчивости. Не сговариваясь, они сохраняют взаимную верность, более непоколебимую, чем основанная на договоре. Такая солидарность распространяется и на врага, если одно самобытие подлинно противостоит другому... Благородство духов, обладающих самобытием, рассеяно в мире. Тот, кто вступает в их сферу, приходит к этому не на основе суждения, а посредством осуществления своего собственного бытия...».

Другой из величайших экзистенциальных мыслителей Альберт Швейцер, предложил этику благоговения перед жизнью, которую он сознательно предпослал любой мировоззренческой концепции. При этом показательно, что для Швейцера солидарность не ограничивается человеческим сообществом, но охватывает вообще все живое. Швейцер пишет: «Поистине нравствен человек только тогда, когда он повинуется внутреннему побуждению помогать любой жизни, которой он может помочь, и удерживается от того, чтобы причинить живому какой-либо вред. Он не спрашивает насколько та или иная жизнь заслуживает его усилий, он не спрашивает также, может ли она в какой-то степени ощутить его доброту. Для него священна жизнь как таковая. Он не сорвет листочка с дерева, не сломает ни одного цветка и не раздавит ни одного насекомого»

«Если он проходит мимо насекомого, упавшего в лужу, то найдет время бросить ему для спасения листок или соломинку. Он не боится, что будет осмеян за сентиментальность. Такова судьба любой истины, которая всегда является предметом насмешек до того, как ее признают. Когда-то считалось глупостью думать, что цветные люди являются действительно людьми. Теперь эта глупость стала истиной»

Действительно, безжалостность по отношению к животным, не может найти никаких оснований ни у разума, ни у совести. Она того же свойства, что и безжалостность по отношению к человеку. В физиологическом плане животные страдают также как люди, да и природный страх смерти одинаков для всех живых существ. Разум, и сознание вовсе не делают нас в этом отношении более ранимыми. Скорее наоборот. Разум может служить хоть каким-то средством противостояния страху смерти. Вспомним «Апологию Сократа», «Утешение философией» Боэция, или на худой конец, известный силлогизм Эпикура: «Пока мы существуем нет смерти, когда есть смерть нас более нет. Стало быть смерти нет ни для живых ни для мертвых». Животные лишены даже этих слабых утешений.

Странствующий рыцарь

Ясно указав исток своей этики, Швейцер, как и все экзистенциалисты, ограничил ее пределы преимущественно частной сферой. Слово «филантроп» (буквально «человеколюб») означает богача, щедро жертвующего на нужды бедняков. Согласно Швейцеру, эта деятельность, при всей ее важности, не соответствует своему названию, если остается отчужденной, если не сопровождается непосредственными действиями любви. Он пишет: «Всех людей независимо от их положения этика благоговения перед жизнью побуждает проявлять интерес ко всем людям и их судьбам и отдавать свою человеческую теплоту тем, кто в ней нуждается. Она не разрешает ученому жить своей наукой, даже если он в ней и приносит большую пользу. Художнику она не разрешает жить только своим искусством, даже если оно творит добро другим людям. Занятому человеку она не разрешает считать, что он на своей работе уже сделал все, что должен был сделать. Она требует от них, чтобы они частичку своей жизни отдали другим людям. В какой форме и в какой степени они это сделают, каждый должен решать соответственно своему разумению и обстоятельствам, которые складываются в его жизни».

Тем самым, человек по Швейцеру – это как бы странствующий рыцарь, который будучи погруженным в свое ремесло, никогда им не ограничивается, но одновременно внимательно следит за тем, чтобы послужить всякому нуждающемуся живому существу, кончая перевернувшемуся на спину жуку и начиная подвергшейся насилию женщине.

Интересно отметить, что истинность этики благоговения перед жизнью неожиданно подтвердилась в исследованиях околосмертного опыта. Множество самых разных людей, переживших клиническую смерть и обозревавших свою жизнь в присутствии светящегося существа, подтверждали правоту Швейцера – непосредственные выражения человеческой солидарности составляют основу жизни. Приведу только одно свидетельство из книги Муди «Свет с того света»: «Женщина рассказывала мне, что обозрение жизни показывает не только крупные события жизни, как можно было бы ожидать. Она говорила, что показываются и незначительные случаи из жизни. Например, в обозрении ее жизни оказался очень весомый эпизод, когда она нашла в универмаге потерявшуюся маленькую девочку. Девочка плакала, и женщина усадила ее на прилавок и разговаривала с ней, пока не подошла мама девочки. Именно вещи такого рода – незначительные поступки, которые вы совершаете, не задумываясь – проявляются в обозрении жизни как наиболее значимые».

Однако уместно отдельно подчеркнуть, что благоговение, обращенное ко всему живому, вовсе не составляет конкуренцию избирательной любви. В самом деле, солидарность со всем живым не помешала Всевышнему проявить последнюю наивысшую солидарность именно с народом Израиля, провести по дну моря именно его, а египетское войско погубить. Причем Израилю и поныне пристало воспевать эту гибель. Да и тот же Швейцер вовсе не требовал всеобщего перехода на вегетарианскую пищу и полного отказа от медицинских экспериментов на животных.

Более того, всеобщая солидарность в значительной мере продолжает свое существование как раз внутри избирательной любви, внутри своей семьи и своей общины.

Не секрет, что Израиль переживает сегодня трудные времена. Долгие годы национальная солидарность держалась за счет противостояния врагу. Однако «мирный процесс» не только расколол нацию, и измотал ее внутренними раздорами. Быть может самое ужасное, что политика вялотекущей капитуляции запустила процесс общей деморализации. Утратив стимул к выживанию, нация «оттянулась»: властные структуры пропитались коррупцией, решительно поползла вверх преступность, школы захлестнуло насилие, год от года растет нищета и углубляется социальное неравенство.

Не отрицая важности социальных реформ и политических изменений, я в то же время хочу отметить, что без общего нравственного оздоровления любые начинания могут оказаться бесполезны. Разобщенность израильского общества распространилась слишком глубоко и лечение этого недуга следует начинать с самых основ, то есть с себя.

Швейцер писал: «Борьбу против зла, заложенного в человеке, мы ведем не с помощью суда других, а с помощью собственного суда над собой. Борьба с самим собой и собственная правдивость – вот средства, которыми мы воздействуем на других. Мы их незаметно вовлекаем в борьбу за глубокое духовное самоутверждение, проистекающее из благоговения перед собственной жизнью. Сила не вызывает шума. Она просто действует»

Остается только добавить, что эта линия хорошо согласуется с еврейской традицией. В этом отношении достаточно привести всего два изречения из «Перкей авот»: «В том месте, где нет людей старайся сам быть человеком» (2:6) и «Уничтожь в себе желание противное Ему, тогда Он уничтожит в других желание противное тебе» (2:4)


К содержанию










© Netzah.org