Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Итро"

ИСТОРИЯ ИЛИ РОДОСЛОВНАЯ? («Итро» 5771 - 20.01.2011)

Грех целибата

Недельная глава «Итро» начинается словами: «И услышал Итро, жрец мидьянский, тесть Моше, обо всем, что сделал Бог для Моше и для Израиля, народа Своего, что вывел Господь Израиля из Египта. И взял Итро, тесть Моше, Циппору, жену Моше, после отослания ее, И двух сыновей ее, из которых имя одному Гершом, потому что сказал: пришельцем стал я в земле чужой; А имя другому Элиэзер, ибо Б-г отца моего мне в помощь и избавил меня от меча Паро. И пришел Итро, тесть Моше, и сыновья его, и жена его к Моше в пустыню, где он расположился станом у горы Божией. И дал знать Моше: я, тесть твой Итро, иду к тебе, и жена твоя, и оба сына ее с нею. И вышел Моше навстречу тестю своему, и поклонился, и целовал его, и спросили друг друга о благополучии, и вошли в шатер» (18:1-7).

Из этих слов явствует, что на протяжении долгого времени Моше жил без жены, что некоторые пытаются связать с его особой религиозной миссией. Между тем даже эти экзотические комментарии далеки от того, чтобы такое воздержание однозначно приветствовать. Так, возмущение Мирьям ("разве только с Моше говорил Господь, ведь и с нами Он также говорил" Бемидбар 12:1), некоторые объясняют именно тем, что отослав Ципору, Моше вообразил себя более приближенным к Всевышнему, чем другие пророки.

Далее в нашей недельной главе вроде бы опять же говорится о воздержании: «И сказал Господь Моше: пойди к народу и освяти его сегодня и завтра, и пусть вымоют одежды свои, Чтоб быть готовыми к третьему дню: ибо в третий день сойдет Господь пред глазами всего народа на гору Синай. И проведи границу для народа кругом, говоря: берегитесь восходить на гору и прикасаться к краю ее; всякий, кто прикоснется к горе, должен умереть. Да не прикоснется к такому рука, а камнями да будет он побит или застрелен; скот ли, человек ли, да не останется в живых. Когда же затрубит рог бараний, могут они взойти на гору. И сошел Моше с горы к народу, и освятил народ, и они вымыли одежды свои. И сказал он народу: будьте готовыми к третьему дню, не приближайтесь к женщине» (19:9-15).

Однако и этому требованию имеется совершенно постороннее - с моральной точки зрения – объяснение: в течение трех дней после супружеской близости женщина считается ритуально нечистой. Во всяком случае, именно такое объяснение дает Раши со ссылкой на трактат Шабат (86а).

Между тем если кто-то пожелает отыскать в Св.Писании подтверждение идеям целибата, то в других местах он не найдет даже и тех двусмысленных высказываний, которые имеются в нашей главе «Итро».

Воздержание от супружеской жизни никак не приветствуется также и в Устной еврейской традиции. Напротив, Талмуд содержит ряд радикальных высказываний прямо противоположного характера, как например: «Когда человек достигает 20-летнего возраста, то Всевышний спрашивает: когда уже этот человек женится, наконец?» или «Человек без жены - не человек».

Но в какой мере иудаизм далек от идеи целибата, особенно хорошо видно из истории с царем Хизкияу: «В те дни смертельно заболел Хизкияу; и пришел к нему пророк Йешаяу, сын Амоца, и сказал ему: так сказал Господь: "Сделай завещание дому твоему, ибо ты умрешь и не будешь жить". И повернулся он (Хизкияу) лицом к стене (храма), и молился Господу, говоря: Молю Тебя, Господи, вспомни ныне, что я ходил пред Тобою верно и всем сердцем, и делал я то, что угодно Тебе. И горько заплакал Хизкияу». (2 Малахим 20:1-3).

Гемара (Брахот 10) поясняет, что смертный приговор (причем и в сем мире, и в мире грядущем) был вынесен царю за воздержание от заповеди «плодитесь и размножайтесь». Хизкияу было открыто Духом Святым, что его дети будут вероотступниками, и он принял решение не производить их на свет вовсе. Именно это решение подвигло Всевышнего к тому, чтобы отнять у Хизкияу жизнь. Приговор этот, впрочем, был отменен после того, как царь одумался.

Безбрачие и эсхатология

Отношение христиан к вопросу брака и продолжения рода, как известно, долгое время оставалось другим. Целибат с самого начала показался христианам самым богоугодным видом аскезы, вплоть до того, что основатель ордена редемптористов Альфонсо Лигуори говорил: "Согласно древнему закону, евреи были народом, избранным Богом, в отличие от египтян. Согласно же новому закону, избранники Бога монахи, в противоположность светским людям".

Но как вообще в христианском сознании могла зародиться эта никак не подтвержденная Писанием идея? Очень часто евреи обвиняют христиан в антагонистическом противопоставлении духа и материи. Эта оценка совершенно ошибочна. В основе христианства лежит именно вера в воскресение плоти, и христиане наравне с иудеями всегда спорили с гностиками, действительно видящими в теле темницу души, а в материи – смерть в ее предельно чистом выражении.

Разумеется, немало повлияли на отношение к целибату общие платонические установки христианских теологов. Так, Флоровский следующим образом представляет учение св. Григория Богослова, для которого различие полов не относится к образу Божию, ибо не может быть возведено к Первообразу. "Посему, - заключает Григорий, - устроение естества нашего есть некое двоякое: одно, - уподобляемое естеству Божественному, и другое, - разделяемое на разные полы". Это второе "устроение" соединяет человека с природой бессловесной и скотской... Для человека, созданного по образу Божиему, не было и нужно разделение на полы, ибо размножение совершалось бы тем же недоведомым способом, "каким ангелы возросли до множества..." Только в грехопадении, выпадая вообще из равноангельского состояния, человек, утрачивает и этот образ бесстрастного размножения».

И все же даже эти рассуждения гностическими никак не назовешь: иудаизм хотя в определенной мере и возводит половое различие к «Первообразу», все же прекрасно различает между сотворением «по Его образу» и воспроизведением «по роду их». Невольно создается впечатление, что тяготение христиан к целибату обусловлено исходной ориентацией этой религии на «последние времена», спровоцировано словами ведомого на казнь Иисуса: «Дщери Иерусалимские! не плачьте обо мне, но плачьте о себе и о детях ваших. Ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!» (Лук 23:28). Эти, предвещающие бедствия слова, были поняты в конце концов в отрыве от всяких бедствий: блаженны неплодные!

Если еврей видит историю длящейся, то христианин – в основе своей свершившейся. Исходно христианин – это представитель последнего поколения человечества, а тот, кто воздерживается от деторождения, не просто оказывается последним в своем роду, он знаменует конец истории, он сопряжен с последним смыслом. Монастыри – это, таким образом, островки, на которых собираются сыны последнего часа, только они - истинные Ученики.

Излишне говорить, что эти общие соображения по поводу «конца истории» в еще меньшей мере способны отменить заповедь «плодитесь и размножайтесь», чем данное Духом Святым прозрение, что порожденный тобою сын не получит удела в мире грядущем. По-еврейски, история – это «толдот», то есть «родословная». Иными словами, пока не протрубил судный шофар, продолжение рода, деторождение – это базовая человеческая заповедь, которую никому не дано отменять.

На протяжении веков христианская цензура тщательно следила за тем, что бы талмудическое изречение «Человек без жены - не человек» преподносилось в трансформированной форме: «Еврей без жены - не еврей», но правда состоит в том, что заповедь «плодитесь и размножайтесь» распространяется именно на все человечество. Остается только добавить, что в лице протестантизма христианство в значительной мере преодолело свой родовой эсхатологический комплекс и перешло к более подлинному богопочитанию, вернулось к религиозному опыту, более приближенному к еврейской традиции.


К содержанию










© Netzah.org