Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ваикра"

ХРАМОВЫЕ ПРИНОШЕНИЯ ("Ваикра" 5772 - 12.03.2012)

Если к моменту восстановления Храма неприятие мясоедства значительно расширится, то Храмовые приношения, - пишет р.Кук во второй части «Пинкасей Арайя», - будет вполне уместно ограничить растительными и минеральными.

Древность и современность

Недельная глава «Ваикра» начинается следующими словами: «И воззвал к Моше, и сказал Господь ему из шатра соборного, говоря: Говори к сынам Израилевым и скажи им: когда кто из вас (хочет) принести жертву Господу, то из скота, из крупного или мелкого скота, приносите жертву вашу. Если жертва его всесожжение, то из крупного скота, мужского пола, без порока, пусть принесет ее; ко входу шатра соборного пусть приведет его, чтобы приобрести ему благоволение пред Господом. И возложит руку свою на голову жертвы всесожжения, и приобретет он благоволение для искупления его. И зарежет тельца пред Господом; и принесут сыны Аароновы, священники, крови, и окропят кровью кругом жертвенник, который у входа шатра соборного. И снимет шкуру с жертвы всесожжения, и рассечет ее по частям ее. И возложат сыны Аарона, священника, огонь на жертвенник, и разложат дрова на огне. И разложат сыны Аароновы, священники, эти части, голову и тук на дровах, которые на огне, на жертвеннике. А внутренности и голени ее вымоет он водою; и воскурит священник все на жертвеннике: это жертва всесожжения огнепалимая, благоухание, приятное Господу». (1:19)

Современного человека порой смущают подобные натуралистические картины, а культ, сопровождающийся умерщвлением живых существ, для многих выглядит отталкивающе. Не все готовы стать вегетарианцами, но никто не испытывает особого восторга от того, что гастрономическая необходимость вынуждает его участвовать в скотобойной индустрии. Но какова необходимость в Храмовом забое скота? Может быть, все же можно как-нибудь обойтись и без нее? Эти сомнения кажутся тем более обоснованными, что даже в самом ТАНАХе содержатся высказывания, вступающие в явное противоречие с мясоедством («закалывающий быка (подобен) убивающему человека» (Иешайя 66:3)), и учащие о возобновлении вегетарианства в конце времен.

Не трудно заметить, что в ту пору, когда давалась Тора, жертвоприношения являлись основным ритуальным языком всего человечества. В ту пору во всем мире никак не связанные друг с другом народы все как один приходили к идее умерщвления живого существа при обращении к высшей силе. Прийти в храм, не захватив с собой козленка, было таким же дурным тоном, как в наше время явиться на свидание без букета цветов.

Как повсюду люди независимо друг от друга изобрели колесо, лук и разработали календари, так же повсюду они пришли и к идее кровавого культа. Как известно, Пифагор, доказав свою знаменитую теорему, принес в жертву сотню быков (гекатомба). Даже Сократ, один из первых мыслителей, усмотревший в практической религии лишь народную философию, в предсмертный миг все же солидаризировался с этой формой поклонения. Но знаменательно, каким образом. Доказывая перед исполнением смертного приговора, что смерть, возвращающая душу в мир истины, несет ей исцеление, Сократ распорядился в знак этого исцеления принести петуха в жертву богу Асклепию.

Но сегодня, после того как на протяжении веков мы ограничиваемся «жертвой уст», то есть молитвой, так ли необходимо возвращаться к этой забытой и малопривлекательной практике? Если сегодня при церемонии вручения Нобелевской премии никому не приходит в голову зарезать даже одного петуха (о сотне быков уже промолчим), то почему это должно выглядеть более уместно в ходе богослужения?

В перспективе вегетарианства

Прежде всего отметим, что кровавый аспект Храмового культа не был единственным, растительный и даже минеральный миры также были вовлечены в богослужение, а именно в Храм приносились плоды растений, на алтарь возливалась вода, а также использовалась соль. Помимо слов «снимет шкуру с жертвы всесожжения, и рассечет ее по частям ее» в нашей недельной главе говорится, что «если жертва твоя – приношение хлебное из горшка, то из тонкой пшеничной муки с елеем она должна быть сделана. И принесешь ты приношение, сделанное из этого, Господу – принесешь его к священнику, а он поднесет его к жертвеннику. И снимет священник с дара поминальную часть его, и воскурит на жертвеннике: это жертва огнепалимая, благоухание, приятное Господу... Как приношение первых (плодов) можете их приносить Господу, а на жертвенник они не должны быть возносимы в приятное благоухание Господу. И всякое приношение твое хлебное соли солью, и не устрани соли завета Бога твоего от дара твоего: при всякой жертве твоей приноси соль. А если приносишь Господу приношение хлебное из первых плодов (земли), то из первых колосьев поджаренных на огне, крупою сочных зерен приноси дар первинок твоих» (2:7-14).

Итак, Храмовое богослужение предполагало не только заклание тельцов и баранов, но также приношение хлеба и соли, предполагало возлияние вина и воды. Таким образом, в иерусалимском Храме перед Всевышним предстоял весь мир. И как служащие в Храме еврейские священники представляли всех сынов Израиля и всех сынов Ноаха, так жертвенные животные представляли весь животный мир, хлеба и первинки – весь мир растительный, а соль и вода – весь мир минеральный.

Приношения растительные и минеральные не сопряжены с насилием и не вызывают эмоционального протеста. Встречаются, правда, люди, которые страшатся вредить даже и растениям, которые подозревают, что растения также страдают, когда мы их едим. Но это явный перебор. Питательность и внешняя привлекательность древесных плодов ясно свидетельствует о том, что они даже желают быть съеденными, подобно тому, как корова желает, чтобы ее молоко было выпито. Однако не вызывает ни малейшего сомнения, что отправляемые на забой животные очень часто предчувствуют смерть, страшатся ее и, разумеется, страдают, прощаясь с жизнью. Как Творец этих созданий может желать их гибели?

Не пытаясь здесь проникнуть в планы Создателя, мы, тем не менее, вправе проанализировать саму наличную ситуацию. Очевидно, что связанное с насилием Храмовое представительство животного мира в какой-то мере отражает природу самого этого мира, в котором царствует хищничество. В самом деле, не трудно заметить, что сложность поведения животных непосредственно связана со способом добывания пищи, что царем зверей не случайно назван кровожадный лев, а не, скажем, более мощный нежели он, но травоядный буйвол. Не вдаваясь в собственно биологические теории, можно признать очевидным, что хищничество явилось одним из стимулов развития всего живого, что оно привнесло в природу то напряжение, без которого едва ли бы мог быть раскрыт весь ее потенциал. Вопреки своей «аморальности», хищники – это правящая элита природного мира. Простой наглядный факт: тысячи людей подкармливают кошек пищевыми отходами, не обращая при этом внимания на то, что тем самым они участвуют в истреблении других животных. Именно развитость, именно общительность кошек побуждает человека строить с ними отношения, защищать их и предпочитать их прочим теплокровным созданиям, которых они вынуждены давать им на съедение. Понятно, что самому венцу природы - Человеку в условиях этой природной данности даже странно было бы быть лишенным хищнических аппетитов.

Как бы то ни было, в Храме сохраняется тот же общий природный порядок: менее общительные невинные травоядные приносятся в жертву во имя всего живого. Между тем порядок этот ни в коей мере нельзя назвать ни идеальным, ни вечным. Упомянутое выше неприязненное отношение современного человека к страданию живых существ и учение Торы, гласящее, что исходно и человек, и животные питались исключительно растительной пищей и в конце времен должны к ней вернуться, - позволяют думать о возможном упразднении кровавых жертв.

Во всяком случае, именно так считал рав Кук. По его мнению, прогресс не мог бы осуществиться без мясоедения; человечество не смогло бы реализовать себя без скотоводческой индустрии. Однако после того как цель будет достигнута, по раву Куку, должен утвердиться именно вегетарианский идеал. Соответственно, если к моменту восстановления Храма неприятие мясоедства значительно расширится, то Храмовые приношения, - пишет р.Кук во второй части «Пинкасей Арайя», - будет вполне уместно ограничить растительными и минеральными.


К содержанию










© Netzah.org