Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ваикра"

БЛАГОУХАНИЕ “ИЗУВЕРСКОГО” КУЛЬТА («Ваикра» 5760 )

Перед судом разума

Третья книга Торы “Ваикра” начинается следующими словами: “И призвал Моше Бог и сказал ему: обратись к сынам Израилевым и скажи им: когда кто из вас захочет принести жертву Богу, то из скота крупного и мелкого приносите жертву вашу” (1.1-2)

Но не из всякого крупного и мелкого скота приносились жертвы. Видов жертвенных животных, используемых в иерусалимском Храме, было пять: бык (теленок, телица), баран (овца, ягненок), козел (коза), голубь и горлица. Именно огнепалимые жертвы этих животных выделяли то “благоухание, приятное Господу” (1.9), о котором неоднократно упоминает Тора.

Нет сомнения, что кровавый характер храмовых жертв у многих вызывает предубеждение. Причем это предубеждение может носить как “патологический”, так и “адекватный” характер. “Патологическое” предубеждение приписывает евреям сатанинскую жестокость, в частности, храмовые жертвы всегда служили одним из обоснований кровавого навета. Еще в ХХ-ом веке Розанов писал: “Если израильский Бог любит “обонять запах жертв”, то евреи неужели же этого не любят? ... Всем им хочется крови ягненка ли, Ющинского ли”.

“Адекватная” неприязнь не видит в храмовой службе ничего, кроме отжившего свой век изуверства. Современный просвещенный человек еще готов воспринимать жертвоприношения в “контексте эпохи”, однако любое намерение возродить их в наши дни неизбежно вызывает у него сопротивление и недоумение.

Современные западные христиане тщательно отмежевываются от “патологических” реакций, но вместе с тем я не сомневаюсь, что многие из них подпишутся под следующим “адекватным” высказыванием Св.Бернара Клервоского (1090-1153): “единственная пища для их (иудеев) самодовольного ума - буква закона, а их богопочитание - бесконечное количество зверским способом забитого скота”.

Это с одной стороны. С другой стороны, негативные чувства по отношению к “гекатомбам” испытывают не только современные христиане и либералы, их испытывали и некоторые иудеи, причем даже во времена св. Бернара. Так тот же р.Моше бен Маймон (Рамбам) (1135-1204), который утверждал в “Мишне Тора”, что третий Храм будет отстроен, и даже учил, как это должно делаться, в “Путеводителе заблудших” утверждал, что храмовые службы являлись снисхождением к слабой человеческой природе, что они были призваны лишь помочь ему воздерживаться от идолослужения.

Но если это так, то зачем возвращаться к этому сомнительному кровавому культу? Например, идя навстречу человеческой слабости, Тора допускает многоженство, но тем не менее рабейну Гершом бен Йегуда (960-1028) отменил это дозволение. Зачем же возобновлять забытые кровавые жертвы, если они также были всего лишь уступкой человеческой слабости?

Две жертвы

Между тем сама Тора нигде не говорит, что жертвоприношение само по себе плохо. Напротив, в Торе утверждается, что Создатель мира почему-то наслаждается запахом огнепалимых жертв. А детальные предписания, связанные со строительством Храма и его богослужениями, составляют львиную долю законодательной части Пятикнижия.

Жертвоприношение действительно известно всем архаическим религиям, все культы древности держались именно на жертвоприношениях, причем нередко человеческих. В меньшем объеме они практиковались и позже, вплоть до настоящего времении. Некоторые исследователи идеологии нацизма усматривают ритуальный характер в некоторых преступлениях Гитлера. Наконец, жертвоприношения животных и даже людей практикуются современными сатанистами.

Во всех этих культах жертвоприношение всегда преследовало две цели - пробиться к некой Силе, добиться ее благосклонности и благодаря ей приобрести те или иные блага.

Однако в этом плане отвести обвинение Бернара Клервоского как раз весьма просто: жертвоприношения животных в иерусалимском храме так же отличались от жертвоприношений в храме эфесском, как человеческие жертвоприношения Молоху отличались от готовности Авраама принести в жертву своего сына Ицхака. Язычник убивал своего первенца, чтобы приобрести астральное покровительство своему роду, он строил “светлое будущее” на слезах замученного младенца. Авраам же приносит в жертву Ицхака совершенно бескорыстно, ничего не прося взамен, отказываясь от всякого будущего.

Достаточно очевидно, что смысл иудейских жертвоприношений направлен не на подкормку и задабривание таинственных космических сил, а прежде всего на искупление грехов: “Если согрешит кто-либо из народа земли по ошибке и сделает что-нибудь против одной из заповедей Господних, чего не надлежало делать, и провинится, то когда сознан будет им грех, которым он согрешил, пусть в жертву свою приведет козу без порока за грех свой” (4.27-29)

Многоженство - не предписано, а всего лишь дозволено, и отказ от него закономерен, коль скоро в природной основе брака лежит союз именно двух лиц. Но очистительные жертвоприношения предписаны самим Богом, и евреи не вправе добровольно от них отказываться. Более того, многократно повторенное утверждение, что запах жертв приятен Всевышнему, из Торы не выбросишь.

Человек, приносящий в жертву животное, должен был подразумевать на его месте себя самого. Лишь такая жертва принималась, как говорится о том в Зоаре: “При жертвоприношении желания возносятся в одно место, а мясо в другое место. И если человек праведен, то он истинное возношение для искупления. А иной, неправедный, не пригоден для возношения”

Правда искупления

Мне уже доводилось упоминать, что священнические одежды искупали, причем каждая от своего греха: “Хошен искупает грехи, совершенные во время суда, эйфод - идолопоклонство; мантия - злословие; хитон - кровопролитие; тюрбан - высокомерие, пояс - дурные мысли; венец - наглость; штаны - разврат”

Но тем более то же самое имело место и в отношении различных жертвенных животных: они соответствовали искуплению различных грехов. Причем это было открыто не только еврейским, но даже и некоторым христианским мистикам. Так, Сведенборг писал: “Животные нашей земли вообще соответствуют чувствам; животные кроткие и полезные - чувствам добрым, дикие и бесполезные - чувствам злым; в частности же: быки и тельцы соответствуют чувствам, свойственным уму природному, овцы и ягнята - чувствам, свойственным уму духовному; птицы, смотря по природе своей, соответствуют разумным началам того и другого ума. По этой причине различные животные, как-то: быки, тельцы, овцы, козы, козлы, агнцы и ягнята, равно голуби и горлицы - употреблялись для священных служб, жертвоприношений и всесожжнений; при таком их употреблении они соответствовали духовным началам, которые по соответствию понимались на небесах.”

Итак, при условии искреннего раскаяния, с помощью жертвоприношения исправляется принесенное в мир зло. Причем страдания животного замещает искупительные страдания человека.

Так р.Бахья бен Ашер, каббалист, живший в XIV веке в Испании, писал по поводу слов “принеси жертву Богу”(1.2): “Наблюдая за ходом жертвоприношения, человек всем сердцем осознавал: все, что проделывается с жертвенным животным, на самом деле должно было бы быть проделано с ним самим”.

Между тем даже после этого “платонического” разъяснения может остаться немало противников кровавого иерусалимского культа: Храм разрушен, и дело с концом. Зачем ворошить прошлое? Почему животные должны страдать за людей, тем более, что как показывает история, Всевышний прощает грех народа и безо всякого храма? Да и вообще какая, в самом деле, может испытываться радость, тем более радость религиозная, если она связана с забоем скота, с убийством?

Совеременный человек безусловно прав, когда он начинает все более чувствительнее относиться к страданиям животных, когда он желает распространить на них какие-то права. В настоящий момент в Израиле дорабатывается закон, запрещающий причинять страдания животным, наказание - до трех лет тюремного заключения. И это совершенно понятно, ведь физически животное страдает так же, как человек, а человек в страдании превращается в животное - т.е. начинает почти полностью совпадать со своими ощущениями.

Человек не вправе мучить животное - ибо в этой сфере он ничем от животного не отличается. Однако это не значит, что человек не может безболезненно убить животное. Животное не является образом Бога, оно не обладает свободой: когда бы и при каких обстоятельствах животное ни погибло, оно всегда будет принадлежать своему роду. Убивая животное и употребляя его в пищу, человек не совершает преступления против свободы и духа (“сколько душе твоей угодно можешь резать и есть мясо” Дварим 12.15).

Совесть некоторых людей, правда, идет дальше и не желает миритьтся даже с убийством животных, мясоедство вызывает у них непосредственное отвращение. А ведь голос совести - это голос Всевышнего, и человечество должно ориентироваться на тех, в ком совесть говорит громче. Вид умершего ребенка никого не оставляет равнодушным, но только его мать является тем “прибором”, который постигает всю чудовищность его гибели. Точно так же и в вопросе мясоедства. Если кто-то ужаснулся видом погибшего животного, то тем самым он задал подлинное отношение к этому зрелищу, обнаружил взгляд самого Всевышнего. Иными словами, от того, что совесть миллионов безмолвствует при виде мясных блюд, вегетарианцы не перестают быть теми, кто реагирует адекватно.

И все же есть одно “но”. Их совесть реагирует адекватно, но далеко не всегда и не на все. Среди вегетарианцев, между прочим, всегда было немало самых остервенелых антисемитов, в их числе Адольф Гитлер и Рихард Вагнер.

Противиться восстановлению храмовых служб на основании попрания прав животных - чистое лицемерие. Во-первых, если мы убеждены, что жертвоприношения предписаны самим Богом, мы должны его исполнить даже вопреки нашей чувствительности, коренящейся в том же Боге. А во-вторых, до тех пор пока животные повсеместно забиваются и употребляются в пищу, до тех пор пока “вегетарианцы” не отстояли их право на жизнь, все претензии к храмовым жертвоприношениям теряют силу.

Недавно по второму каналу израильского телевидения показывалось, как в Израиле после соответствующей селекции выбраковываются миллионы однодневных цыплят. Они в течение суток мучительно умирают под солнцем или в рефриджераторах. Те же, кто благополучно проходит селекцию, затем живут в тесноте, чтобы через несколько месяцев быть забитыми и попасть на тот же еврейский стол, который, кстати, уподобляется Талмудом жертвеннику.

До тех пор пока существуют бойни и скотоводческие фермы, в которых животные раскармливаются в тесных клетушках только для того, чтобы потом быть забитыми, лицемерно скорбеть о жертвах иерусалимского Храма. Есть только один способ предотвратить гибель лишнего жертвенного животного - не грешить.

“Адекватный” “гуманитарный” аспект возражений против храмовых служб нельзя признать убедительным - это типичный атеистический предрассудок.


К содержанию










© Netzah.org