Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ахарей"

ПРАВДА ШЕСТОГО ЧУВСТВА («Ахарей» 5774 - 18.04.2014)

Шестым чувством – после конвенциональных пяти: зрения, обоняния, вкуса, слуха и осязания - обычно именуют какое-либо экстрасенсорное восприятие – телепатию или ясновидение. Но в этом отношении оно скорее седьмое. Шестым, безусловно, является сексуальное чувство.

Сексуальное постижение

В недельной главе «Ахарей» перечисляются многочисленные ограничения, касающиеся сексуальной сферы: «Никто ни к кому из родственников по плоти не приближайтесь, чтобы открыть наготу. Я Господь. Наготы отца твоего и наготы матери твоей не открывай… Наготы жены брата твоего не открывай: это нагота брата твоего. Наготы женщины и дочери ее не открывай, дочери сына ее или дочери дочери ее не бери, чтобы открыть наготу ее; они единокровные ее – это разврат…. И к жене во время отлучения в нечистоте ее не приближайся, чтоб открыть наготу ее. И с женою ближнего твоего не ложись, чтобы излить семя, оскверняясь ею… И с мужчиною не ложись, как ложатся с женщиною: это мерзость. И ни с какой скотиною не допусти себе лежания, чтобы оскверниться ею; и женщина да не станет пред скотом для совокупления с ним: это гнусность» (18:6-27)

Мир человеческих вожделений, как видно из приведенного перечня, достаточно широк, но если Тора ведет беспощадную войну с любой сексуальной связью, не освященной свадебным балдахином, то в современной демократической Европе все большее число извращений защищается законом. Более того, законодатели изыскивают возможности регистрировать как брачные самые причудливые сексуальные отношения, претендующие на определенное постоянство.

Однако прежде чем обсудить вопросы семьи и брака, я бы хотел задаться вопросом, а что собственно достигает сексуальное чувство? Что им вообще воспринимается?

Сексуальность, по-видимому, состоит в двойственном переживании другого человеческого существа - с одной стороны как суверенного, а с другой – как продолжающего наше собственное существо. Выражение «познать женщину» означает специфическим образом отождествиться с ней, стать с ней одним телом. Таким образом, сексуальное чувство можно определить как переживание единства с постигаемым предметом, при сохраняющемся разделении с ним.

Это чувство может показаться продолжением чувства осязания, или даже его разновидностью, но в действительности оно гораздо ближе к вкусу, являясь одновременно совершенно самостоятельным чувством. Действительно, чувство вкуса – это также чувство познания другого существа, причем также касающееся его поверхности. Ведь поедаемые нами растения и животные воспринимаются вкусовыми рецепторами ротовой полости, в которой они самым предварительным образом расчленяется, а не желудком, где они разлагаются на биологические элементы. Сексуальное чувство, по сути, совершенно такое же, но только гораздо более гуманное – оно направлено на познание другого существа, но оставляет его при этом в целостности и сохранности. Но при этом только недоразумение не позволяет нам рассматривать сексуальное восприятие как отдельное шестое чувство.

Шестым чувством – после конвенциональных пяти: зрения, обоняния, вкуса, слуха и осязания - обычно именуют какое-либо экстрасенсорное восприятие – телепатию или ясновидение. Но в этом отношении оно скорее седьмое. Шестым, безусловно, является сексуальное чувство (хотя иногда, правда, вспоминают еще о вестибулярном).

Почему же его никто не выделяет в таком качестве?

По-видимому, за этим недоразумением скрывается исключительная селективность сексуального восприятия: оно направленно на лиц противоположного пола, причем с выраженной возрастной и эстетической привязкой.

Итак, если увидеть и пощупать мы можем всякое тело, а на вкус попробовать практически любое существо, то сексуальный предмет мы воспринимаем до такой степени избирательно, что нам просто в голову не приходит рассматривать сексуальность как отдельный способ постижения внешнего мира. Людям проще считать сексуальное возбуждение «распалением» собственных эрогенных зон, чем способом постижения другого. Но ведь и зрение – это не более чем «распаление» зрительных рецепторов, а слух – слуховых!

Селективность сексуального чувства – это совсем не повод, чтобы лишать его статуса отдельной познавательной способности, однако это повод задуматься над его странной природой.

Единобрачие

В Иерусалимском Талмуде сказано: «В грядущем мире с каждого, кто видел и не ел того, что желали глаза его — спросится». Другими словами, еврей призван перепробовать все разрешенные к употреблению пищевые продукты и за каждый из них возблагодарить Создателя. Но почему тогда в сексуальной сфере он должен довольствоваться одной единственной женщиной?

Почему человеку – сыну Ноаха ничто не препятствует попробовать на вкус любого зверя, но желание с ним совокупиться у него не возникает? Почему по естеству человек не видит своего сексуального партнера в любом предмете внешнего мира, хотя еще более интимно общается с ними в пищеварении? Что означает эта комплементарность оргазма и аппетита?

Чувство вкуса, разумеется, тоже не универсально: даже если кому-то удастся разжевать алюминивую вилку, «металлический вкус» во рту он все равно почувствует не раньше, чем заболеет гастритом. Но возможности сексуального чувства в этом отношении гораздо более ограничены.

Не так давно в широкое употребление было запущено словцо «пансексуальность». По определению некоего словаря – это «способ обойти двойственности и эссенциализм „би“». Некоторые люди, самоидентифицирующие себя как бисексуалы, имеют влечение к людям, не являющимся ни мужчинами, ни женщинами как в плане их биологического пола, так и в плане их гендерной идентичности (например, интерсексуалы, транссексуалы, гендерквир и др.). Некоторые определяют бисексуальность как влечение к людям более чем одного пола».

Какая обескураживающая бескрылость! Какая бедность чувственного воображения! Казалось бы, «пан» – так действительно «пан»! Желай все что движется, и все что покоится. Согласно одному индуистскому мифу, животный мир возник в результате любовной игры каких-то божеств: богиня укрывалась от объятий пылко преследующего ее божества, принимая каждый раз облик какого-то иного животного, он же изобретательно превращался в соответствующего самца. В результате этой погони и возникло все многообразие видов. Можно было ожидать от термина «пансексуальность» чего-то в этом роде, но оказывается, что даже и у самых отмороженных извращенцев в этой области имеется зримый предел!

Таким образом, уже в самом сексуальном влечении угадывается та самая «система», которая стоит за обилием запретов Торы в сфере интимных отношений. Сам человек не испытывает сексуального вожделения ни по отношению к березам, ни по отношению к автомобилям. Самые смелые сексуальные перверсии распространяются на некоторые виды млекопитающих, и вот тут как раз Тора решительно вмешивается, дополнительно сужая селективные тенденции секса, направляя природу этого чувства в русло полной уникальности.

Сексуальное чувство призвано быть именным чувством, призвано существовать исключительно в рамках устойчивого брачного союза. Любой шаг этого чувства в сторону расценивается как угроза самим основам человеческого бытия.

Слова благодарения «Благословен Ты создавший человека по Своему образу» произносятся не тогда, когда человек появился на свет, не тогда когда ему делают обрезание, а когда он становится со своей нареченной под свадебный балдахин. Только в это мгновение создается человек.

То, что в наши дни «брачными» стали вполне официально именоваться гомосексуальные отношения, несомненно сильнейший удар по человеческому роду. И цель этого удара не в том, чтобы «приравнять» кого-то в правах, а в том чтобы уничтожить институт брака как таковой. Иногда это даже и не скрывается. Так в одном радиоинтервью известная правозащитница Мария Гессен призналась: "Ежику понятно, что гомосексуалисты имеют право на создание брачных союзов, однако я так же считаю не менее очевидным и то, что институт брака вообще не должен существовать… Борьбу за право геев вступать в супружеские отношения обычно сопровождает ложь о наших планах относительно института брака как такового уже после того, как мы достигнем цели. Дело в том, что мы лжем, заявляя, что институт брака останется неизменным. Ведь это вранье. Институт брака ожидают перемены, и он должен измениться. И, повторюсь еще раз, он должен перестать существовать».


К содержанию










© Netzah.org