Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Бе-хуккотай"

ПРЯМОЕ ЕВРЕЙСКОЕ ДЕЙСТВИЕ («Бе-хуккотай» 5764)

Проклятие террора

В недельном чтении «Бе-хуккотай» Всевышний обещает сынам Израиля благословения в том случае, если они будут верны Его заповедям, и проклятия в том случае, если они нарушат союз, обещая всемеро воздать за грехи. «Если вы по уставам Моим будете поступать и исполнять будете их, то Я дам вам дожди вовремя… и будете есть хлеб свой досыта и будете жить спокойно в земле вашей» (26.3-5). «Если же не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, и если презрите уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете выполнять всех Моих заповедей, нарушая завет Мой, то и Я поступлю с вами так: и пошлю на вас ужас (бехала), чахотку и горячку… И обращу лицо Мое на вас, и будете поражены врагами вашими, и будут властвовать над вами неприятели ваши, и побежите, хотя никто не гонится за вами…» (26. 14-17)

Слова эти обращены ко всем поколениям еврейского народа и содержат глубинные прозрения, касающиеся всех времен. Между тем в каждом поколении не только оправдано, но и принято относить слова Торы в первую очередь к своему времени и к своей ситуации.

А следует сказать, что наша ситуация и наше время невольно подталкивают к сиюминутному истолкованию вечных слов, записанных в недельной главе «Бе-хуккотай».

В самом деле, первое, что обещает Всевышний евреям в наказание за неверность - это «бехала» - ужас. Слово это богато различными значениями. Между тем у него имеется один узкий смысл, который необычно точно вписывается в современную израильскую ситуацию, и это - террор. Действительно, латинское слово terror означает именно ужас, никакого другого значения оно в древности не имело.

В Вульгате – латинском переводе ТАНАХа - слово «бехала» переведено как egestate, что означает нужда, бедность, но никак не ужас, так что, возможно, в латинском переводе в данном месте было бы даже и правильнее использовать слово террор.

Нисколько не претендуя на раскрытие каких-либо тайных судеб, я бы хотел проанализировать тот грех, который явно лежит в основании если не самого террора, то во всяком случае его беспрецедентной активизации. Я имею в виду тот «союз со смертью» (), который Израиль заключил в Осло в 1993 году.

Было бы неверно считать Норвежское соглашение первородным грехом сионизма. С одной стороны, деморализация израильского общества началась несколько раньше, а с другой - на всех этапах израильской истории идеология, т.е. слепая схема, составляла серьезную конкуренцию живой вере.

Грехом идеологизации страдают все движения и сообщества, но, по-видимому, с евреев Всевышний спрашивает за этот грех действительно всемеро. Ведь Он ждет от евреев веры и строго судит за любую подмену. А идеология это именно подмена, подмена и мышления, и веры.

Светские сионисты дерзко полагались на свои человеческие силы и заразили своей уверенностью сионистов религиозных, которые провозгласили, что нынешнее поколение евреев живет в эпоху избавления. Живая вера, питающаяся страхом небес и сознанием возможности катастрофы, в сущности на всех этапах израильской истории заглушалась идеологическими штампами.

Идеология и прагматика

Я затрудняюсь точно сказать, когда у меня стало складываться свое суждение относительно поселенческой политики. Несомненно, что его формирование началось еще до первой инитифады, когда я часами медитировал над картой Израиля и обсуждал на московских кухнях перспективы заселения территорий. Но по меньшей мере после того, как в 1990 году я побывал в Израиле и объездил Иудею, Самарию и Иорданскую долину, я определенно стал испытывать известное недоумение: казалось бы, в первую очередь следует заселять пустующие территории, и лишь по мере их освоения продвигаться дальше. Зачем при существующей расстановке сил вклиниваться между арабскими селениями?

Это было именно недоумение. Я бы не дерзал спорить с Гуш-Эмуним. Вообще не в моих правилах одергивать дерзновенных людей, способных генерировать «импульс снизу». Но общий подход поселенцев мне был внутренне непонятен. Я не имею ничего против того, чтобы на вершинах гор Самарийского хребта проживали евреи, однако исходно я бы лично не торопился заселять этот район. Мне давно казалось, что такого рода заселения следовало бы производить только после того, как в той же Иорданской долине и на восточных склонах Самарийских гор поселятся, по меньшей мере, несколько десятков тысяч людей. А ведь и поныне в Иорданской долине живет меньше евреев, чем в том же Гуш-Катифе.

Гуш-Катиф был, правда, заложен партией Труда. Однако в данном контексте это несущественно. Существенно, что общее недовольство левых поселенческой политикой 70-80 годов носило вполне рациональный характер. Учитывая демографическую перспективу, они полагали, что когда-либо им придется поделиться землей с арабами. Разумеется, прорываясь в сердце Самарии, селясь под боком у арабов, правые тоже «что-то себе думали». Одни мечтали о «палестинской автономии» (с неясным политическим статусом), другие о том, что арабы в очередной раз нападут на Израиль, в очередной раз будут разгромлены и в очередной раз побегут из Иудеи и Самарии. Словом, полагались в первую очередь на чудо, с которым свыклись как с самарийским ландшафтом.

Иорданскую долину никто не заселял, потому что относительно нее существовал консенсус: она стратегическая, ее ни при каких обстоятельствах не отдадут. Но вот мы дожили до того, что правый лидер задумал уничтожить «крупный поселенческий блок» в секторе Газа (помимо «изолированных поселений»), в обмен на огораживание «крупных поселенческих блоков» в Иудее и Самарии…, не включающих между тем Иорданскую долину!

Та самая Иорданская долина, которая лежала в основе национального консенсуса, которая отделяет Израиль от арабского мира так же надежно, как море, эта Иорданская долина оказалась отдана Шароном без боя. А ведь даже Барак боролся за нее какое-то время в Кэмп-Дэвиде. Шарон предложил обменять Гуш-Катиф на ограду вокруг Ариэля и Маале-Адумим, чтобы эти растущие города лишились возможности расширяться!

«Ликуд» отверг Шароновский план. Однако опасность такого обмена, увы, остается в силе, а возможность его была заложена исходно.

Кто не слышал о паскалевском пари относительно существования Бога? Паскаль показывал, что в условиях неведения человеку следует ставить на существование Бога: Если ты проиграл, то не потерял ничего, если выиграл, то выиграл вечность. В вопросе заселения Эрец Исраэль, казалось бы, все было также однозначно: ставить нужно на мир, а не на войну. Ведь если будет война и арабы побегут, то ты и так успеешь заселить и Иорданскую долину, и Самарийский горный хребет, и сектор Газу. Если же войны не будет и придет час мирных переговоров, то тогда останется по крайней мере хоть что-то надежное. Зачем же распылять силы и ставить под вопрос даже то, что само идет в руки?

Повторяю, я не решался высказывать какую-либо критику в адрес Гуш-Эмуним, но для самого меня этот расчет был столь очевиден, что свою собственную жизнь и жизнь своей семьи я мог вложить в развитие только не заселенных арабами территорий. После своего приезда в Израиль в 1992 году я в течение 10 дней объездил несколько мест вокруг Иерусалима и выбрал небольшое поселение на шоссе Алон, вокруг которого на десятки километров нет арабов, но и евреев, к сожалению, не очень-то много.

Как бы то ни было, оборачиваясь назад, позволительно сказать, что правые, пробивающиеся в центр Иудеи и Самарии (до того, как были заселены склоны горного хребта), вели себя неразумно, левые же выглядели прагматиками.

Однако в 1993 году левые и правые не просто поменялись местами по части прагматизма. В 1993 году рассчитывавшие на мир левые оказались так далеки от прагматического расчета, как никогда от него не были далеки правые, рассчитывавшие на войну. Вместо соглашения, способного привести к урегулированию по их волшебной формуле «территории в обмен на мир», левые передали террористической организации значительные части Иудеи, Самарии и сектора Газа в обмен на рукопожатие Арафата.

В здоровом обществе политики, допускающие ошибки вроде Норвежской авантюры, обычно пускают себе пулю в лоб. Но в Израиле эта публика продолжает активно участвовать в политической жизни, навязывая всей нации решения своей извратившейся совести!

И это самое пагубное. После интифады 2000 года архитекторы Норвежского соглашения должны были предстать перед судом, но этого не произошло, и гнойник прорвался внутрь, поразив весь национальный организм: подгоняемый безумными левыми «мирными инициативами», правый лидер принял решение приступить к депортации евреев из Эрец Исраэль. А это тот Рубикон, за которым открывается бездна.

Задним числом мы можем сказать, что было неразумно заселять какие-то территории, однако после того, как они оказались заселены, оставлять их – это чистое безумие.

Может быть, где-нибудь в Ирландии и можно решать межрелигиозные конфликты путем отселения католиков от протестантов, или протестантов от католиков: ведь и ту другую религию можно исповедовать в любой точке земного шара. Однако если даже проблемы ирландских католиков не решаются с помощью трансфера, то тем более недозволительно решать с помощью этого средства арабо-израильский конфликт. Так называемая Обетованная Земля обетована именно евреям, и их нельзя переместить с этой Земли, не нарушив тем самым их фундаментальных религиозных прав.

В свете этой действительности картина изгнания еврея с родной земли силами ЦАХАЛа представляется чудовищной. Она видится стоящей по ту сторону сионистской истории, и израильскому правительству, планирующему подобные акции, следует взвесить возможность обращения за помощью к каким-нибудь ландскнехтам: к солдатам Вермахта, например, или к голубым каскам.

Разрушение еврейского поселения в Эрец Исраэль (силами ЦАХАЛа) - это удар по самому корню сионистского движения. Ведь если ради «безопасности» сегодня можно уничтожить цветущие поселения сектора Газа (в которых проживают энтузиасты и патриоты), то тем более ради той же «безопасности» завтра можно будет оставить и Тель-Авив и Иерусалим (в которых преимущественно проживают «благоразумные люди»).

Впрочем, сегодня подобные доводы уже мало кем воспринимаются. Они не кажутся прагматичными, а прагматизм усматривается в чем-то другом. В этом отношении мы, разумеется, можем сказать, что у шароновского плана исходно имеется своя здравость. Ведь одностороннее разделение позволяет прочертить границу так, как она никогда не сможет быть прочерчена в результате мирных переговоров. И те правые, которые говорят, что они готовы депортировать поселения, но только в рамках мирного соглашения, либо лгут, либо не понимают, что они говорят.

Одностороннее отделение – это действительно наименьшее из зол. Но ведь дело в том, что отделение, предлагаемое Шароном, предполагает отделение не только от сектора Газа, но на следующем этапе также и от Самарийского горного хребта и от Иорданской долины. Иными словами, отличие шароновского плана от «женевской инициативы» оказывается чисто косметическим.

Правым нечего предложить кроме мужественного противостояния террору, левые же соревнуются в выдвижении «мирных инициатив».

Пожалуй, никогда еще израилитяне не сталкивались с такой политической обреченностью: за какую партию вы не проголосуете, результат будет один и тот же. Выбирая правого лидера, общество нарывается все на ту же самую леворадикальную политику капитуляции, которой было положено начало в Осло.

В Израиле остается все меньше политиков, за которых можно было бы проголосовать. Но может быть, в известных ситуациях, так и должно быть? Может быть, стоит осознать, что вся «израильская политика» находится в руках Создателя, и нам следует научиться полагаться прежде всего на Царя Небесного, обращаться напрямую к Нему?

Существует изречение: «Когда нет суда, есть Суд». Т.е. когда земной суд по той или иной причине не действует, то включается Суд Небесный. То же самое, по-видимому, происходит и с властью: когда сионистские лидеры теряют власть на Земле, бразды правления берет в руки Создатель. Название французской террористической организации «Прямое действие» очень точно соответствует идее терроризма, стремящегося прямым путем - без бюрократических и демократических проволочек – добиться желаемых политических целей. Террорист стремится непосредственно явочным порядком изменять политическую действительность. Но может быть, тогда «прямому действию» террористов разумно противопоставить другое «прямое действие» - евреев, т.е. покаяние и молитву? Может быть в сложившейся ситуации нам правильнее напрямую через голову земных правителей воззвать к Царю небесному и «по уставам Его поступать»?


К содержанию










© Netzah.org