Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Бе-хуккотай"

ТУПИКИ ЗЛОЙ ВОЛИ («Бе-хуккотай» 5763)

Вечное осуждение

В недельном чтении «Бе-хуккотай» описываются благословения и проклятия Всевышнего. Благословения, если Израиль будет Ему верен: «Если вы по уставам Моим будете поступать и заповеди Мои соблюдать будете и исполнять будете их, то Я дам вам дожди во время, и земля даст урожай свой» (26.1) и т.д.

Далее же излагаются те проклятия, которые Всевышний обрушит на Израиль в том случае, если он нарушит Тору: «Если не послушаете Меня и не будете исполнять все заповеди эти, и если презрите уставы Мои, и если Моими законами возгнушается душа ваша, так что вы не будете исполнять всех моих заповедей, нарушая завет Мой, то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чахотку и горячку, томящие глаза и мучающие душу» (26.15).

И все же после перечня всех наказаний, которые Всевышний в Своей ярости обещает обрушить на Израиль в случае неверности, Он говорит: «Но и при всем этом, когда они будут в земле врагов своих, не презрю Я их и не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними, ибо Я Господь Бог их» (26.44)

В ТАНАХе встречается немало утверждений Всевышнего, подтверждающих, что до конца Его союз с Израилем нерасторжим: «Говорил Сион: «Оставил меня Господь и забыл меня Господь!» Забудет ли женщина младенца своего, не жалея сына чрева своего? И эти могут забыть, но Я не забуду тебя» (Иешайя 49.14)

Здесь речь идет о завете с народом. Завет с народом вечен. Отступления и согрешения Израиля не отлучают его от Бога навсегда. Но как обстоит дело с отдельными евреями? Распространяется ли на каждого из них то, что обещано всему Израилю? Ведь смысл Общины, смысл Кнессет Исраэль вроде бы в том и состоит, что каждый репрезентирует всех, что все евреи ответственны друг за друга. Спасет ли Он грешников ради праведников, или отсечет одних от других? Иными словами, вопрос следующий: может ли Всевышний вернуть Себе всякого грешника? Что может ожидать нераскаявшуюся душу?

Очевидно, что формально возможны три варианта: либо душа пребывает в своей одержимости вечно, либо она истребляется, либо все же в какой-то момент она оказывается вынуждена признать Истину.

Все эти три варианта в той или иной мере допускаются еврейской традицией. Рассмотрим же их поочередно.

В иудейских источниках можно найти немало высказываний, которые можно понять в том смысле, что муки нераскаявшихся грешников нескончаемы. Например, в трактате Бава Мециа (58.б) говорится: «Все, кто нисходят в гееном, поднимаются из него, кроме трех: те, кто входят к замужней женщине, те, кто публично позорят ближнего и те, кто порочат его имя». В трактате Рош-Ашана (16-17) говорится: «Сказали мудрецы из дома Шаммая: три группы предстоят перед Богом в Судный день - праведники, злодеи и средние. Праведники немедленно записываются и запечатываются для жизни вечной, злодеи немедленно записываются и запечатываются для геенома, как сказано: «И многие, почившие в прахе земном, пробудятся: те - для вечной жизни, а эти - для позора и поношения вечного». (Дан 12.2) Средние же ввергаются в гееном, кричат там и поднимаются обратно, как сказано: «И ввергну Я третьих в огонь и очищу их, как очищают серебро, и проверю их, как проверяют золото; он воззовет к имени Моему, а Я отвечу ему» (Захар 13.9); и о них сказала Хана: «Бог умерщвляет и оживляет, опускает в преисподнюю и поднимает» (Шмуэль I 2.6)».

Далее в этом же трактате приводятся слова пророка: «И увидят трупы людей, отступивших от Меня, ибо червь их не умрет, и огонь их не погаснет» (Ишайя 66.24), которые Гемара опять же понимает как нескончаемые муки.

Итак, мы видим, что в иудаизме возможет подход, согласно которому злодеи отправляются в вечные мучения, при том что средние люди, сознающие свою виновность, искупаются (как говорится в трактате Рош-Ашана (17): «Сказали мудрецы из дома Гиллеля: “Милостивый, - сказано о Боге, - и к средним Он проявляет милосердие»).

Однако этот подход не только нельзя признать единственным, но даже и широко принятым.

Смерть грешника

Действительно, наиболее представительным в иудаизме является мнение, согласно которому «награда за заповеди бесконечна, а возмездие за грех конечно» (Эвен шлема 10.6).

Тот же источник признает, что гееном нельзя миновать никому, даже праведнику: «Одиннадцать переходов должен совершить человек, прежде чем достигнет места упокоения: От своего дома к могиле. Из могилы в гееном, ибо даже если он совершенный праведник, должен пройти через гееном». (Эвен шлема 10.15). Но навечно там никто не остается.

Традиция признает, что продолжительность адских мук не превышает двенадцати месяцев, как сказано: «Суд злодеев в гееноме – двенадцать месяцев» (Шабат 33.б) В первой части приведенной уже выше гемары (Рош-Ашана 17.а) говорится: «Преступники Израиля и преступники народов мира нисходят в гееном и судятся там двенадцать месяцев. А после этих двенадцати месяцев души эти сжигаются и рассеиваются у стоп праведников, как сказано «И будете топтать грешников, ибо станут они пеплом под ступнями ног ваших в тот день» (Малахи 3.21).

Итак, согласно этому наиболее принятому в иудаизме подходу, по завершении мук душа либо поднимается из геенома, либо истребляется. Этот взгляд неоднократно подтверждался мудрецами последующих поколений.

Раби Моше Хаим Луцатто (1707-1746) пишет в «Маамар а'икарим» («Очерк основ»): «Гееном - это место, где осуществляется наказание душ. Они чувствуют боль и страдания, согласно с тем, что необходимо в каждой определенной ситуации. Так же, как существуют разные уровни наслаждения, есть и разные уровни страданий. В результате этих страданий искупаются дурные действия грешников, и если они становятся достойными награды, они очищаются от своих грехов и могут отдыхать. А если нет (не достойны награды), их наказывают до тех пор, пока не уничтожат. Но это происходит лишь с очень небольшим числом евреев».

Аналогичное утверждение мы встречаем у Виленского Гаона: «Есть четыре вида кошерования посуды - прокаливание в огне; погружение в кипящую воду, которая представляет собой сочетание воды и огня; окунание в холодную воду; а глиняная посуда кошеруется разбиением. И этому соответствует четыре вида людей: праведники, средние, нечестивцы и совершенные злодеи. И когда переходят реку Динур, каждый судится согласно его деяниям. Праведники судятся холодной водой, нечестивцы – огнем, средние водой и огнем, т.е. кипятком, а те, кто следуют за животной душой, истребляются там, поскольку если глиняная посуда разбилась, ее невозможно починить». (Эвен Шлема 10.17)

Этот взгляд, согласно которому большинство душ искупается, а оставшиеся уничтожаются, следует признать наиболее в иудаизме распространенным, а в довершение ко всему еще и вполне оригинальным. Во всяком случае, такой взгляд совершенно неизвестен как христианству, так и исламу. Впрочем, высказывается иудаизмом также и идея всеобщего спасения, по меньшей мере, по отношению к евреям, в соответствии со словами пророка: «Народ твой все праведники, навеки унаследуют землю» (Иешайя 60.21)

Апокатастасис

Идея конечного спасения всех людей (и тем самым идея временности адских мук), так называемая теория апокатастатиса, была предложена христианским теологом Оригеном (185-254). Но это учение было осуждено церковью на Константинопольском соборе в 543 году.

Как же относится к этой идее иудаизм? В принципе в традиции встречаются высказывания, которые можно воспринять подобным образом. Например, Кли Икар, комментируя слова Торы (Ваикра 6.2), приводит изречение: «огонь геенома не властен над грешниками Израиля»

Глава «Хелек» трактата «Сангедрин» начинается словами «Весь Израиль имеет удел в мире грядущем. Как сказано «Народ твой все праведники, навеки унаследуют землю» (Иешайя 60.21)

Однако сразу после этой оптимистической мишны начинают перечисляться исключения: «Но вот те, кто не наследуют. Те, кто не верят в воскресение мертвых, те кто не верят, что Тора дана с небес и эпикоросы» Далее даются даже персональные определения.

И все же, идея апокатастатиса в иудаизме так же присутствует. И это не удивительно. Идея общей ответственности в сочетании с обетованием Всевышнего: «не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их», невольно подводит к такому выводу. Так Магараль в «Дерех Хаим» (1), пишет: «Весь Израиль имеет удел в мире грядущем. Это так безо всякой связи с заслугами, но лишь с сутью того творения, которое создал Всевышний».

Магараль многократно утверждает (например, «Нецах Исраэль» конец 14 главы), что еврейская душа грешит поверхностным уровнем и поэтому под воздействием страданий очищается. По Магаралю, в отличие от неевреев, которые способны впустить зло в самую глубину своей души, евреи если и совершают грех, то это для них внешнее действие, которое не задевает их сути.

Сама по себе такого рода «поверхностная» греховность действительно распространена и известна далеко не только евреям. Вот, например, как пишет об этом явлении Сведенборг (509): «Добрые духи никогда не наказываются, если и делали что-либо дурное в этой жизни, потому что они там не впадают снова во зло свое. Мне также дано было знать, что зло их иного рода или свойства: в них не было умысла против истин или закостенелости, а только наследственное зло от родителей, которому они предавались по слепой страсти, когда находились в состоянии внешности, раздельной от внутренних начал».

И все же учение Магараля – хотя его некоторые придерживаются – выглядит утопичным, спекулятивным и тавтологичным. По существу он определяет евреев как людей, которые грешат лишь внешним образом, а потом говорит, что все они наследуют грядущую жизнь, так как грешат внешним образом. Но стоит ли рассматривать слова Талмуда как индульгенцию для всех лиц, рожденных еврейскими женщинами?

Каждый человек свободен и потому общая ответственность имеет свои пределы. Слова Торы: «Не возгнушаюсь ими до того, чтобы истребить их, чтобы нарушить завет Мой с ними, ибо Я Господь Бог их» (26.44) относятся к Кнессет-Исраэль, а не к каждому отдельному еврею.

Причем тот же Магараль признает это. Так, комментируя слова «Перкей Авот» (1.14): «Если не я за себя, то кто за меня?», Магараль пишет: «Если человек сам себя не усовершенствует, то никто это за него не сделает. Так, если отец учил Тору, то дети не наследуют этой его заслуги. Это не так как деньги, которые один человек может дать другому, хотя тот их и не заработал... Или как это бывает с дождями (Таанит 7.а), когда ради молитвы одного человека наполняется водой весь мир. Однако когда приходит человек в мир грядущий, там не так. Там он получает только то, что сам заслужил. Там один не может восполнить недостатки другого» («Дерах хаим» стр 50).

Но именно в силу этого положения никакая религия не допускает, что человек может быть избавлен против своей воли, не допускает, что Бог может придать грешнику отсутствующие у того заслуги. Раскаяться можно только в этой жизни, но не в загробном мире - таков вердикт всех без исключения религий.

У Сведенборга приводится одно любопытное свидетельство, касающееся тех наивных грешников, которые вопреки вере всех религий мира утвердились в убеждении, что независимо от их поступков Всевышний даст им удел в грядущем мире по одному Своему милосердию: «Им объяснили, что вход в небеса никому от Господа не воспрещен и что не только все, если желают, могут быть туда допущены, но что даже они вольны там оставаться. Затем желающие свободно туда допускались, но на самом рубеже встречал их поток небесного тепла, т.е. Божественной истины. От этого на них нападала такая тоска, что они подпадали вместо ожидаемого блаженства адским мукам. Пораженные этим, они спешно бросались вон» (525)

Сторонник апокатастатиса может, правда, ухватиться за это свидетельство и заявить, что Всевышний способен подвергнуть грешника наказанию Своим присутствием, и что мука эта в конечном счете должна оказаться для него искупительной. Но она таковой не оказывается. Повторяю, не только частный мистик Сведендорг, но все религии такую возможность исключают. Человек, избравший зло, человек последовательно оправдывавший свои похоти, не оставляет в себе места для святости.

Замечу, что обратным образом не думает даже и Магараль. Он определяет еврея как человека, который заведомо может грешить лишь внешним образом, не впуская зло в душу, что следует из общих мистических спекуляций относительно ее божественного происхождения. Между тем само это определение предполагает, что в том случае, если зло овладевает человеком изнутри, то он гибнет в гееноме, а не искупается в нем.

Однако то, что душа нераскаявшегося грешника доводится в гееноме до полного уничтожения, а не остается там навсегда, безусловно является самым важным, оригинальным и оптимистичным представлением иудаизма. Этот оптимизм с предельной четкостью выражен в приведенной уже выше формулировке Виленского Гаона: «награда за заповеди бесконечна, а возмездие за грех конечно» (Эвен шлема 10.6).


К содержанию










© Netzah.org