Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Бе-Хаaлотха"

ПАРАЛЕЛЬНОЕ ПЕРВОРОДСТВО («Бе-Хаaлотха» 5767 - 31.05.2007)

Если и Эсав и Иаков так или иначе поступались своим первородством, то первый претендент на главу избранного рода никогда в этом замечен не был. В самом деле, насколько известно, первенец Авраама Ишмаэль никогда не отрекался от своего первородства и никогда не помышлял от него отказываться.

Продажа первородства

В недельной главе «Бе-Хаaлотха» говорится о служении левитов, и среди прочего указывается, что первоначально на него предназначались первенцы всех сынов Израиля: «После сего войдут Лейвиты служить при шатре соборном, когда ты очистишь их и вознесешь их возношением. Ибо вполне отданы они Мне из среды сынов Израиля вместо первоплодия всякой материнской утробы, (вместо) первенца всякого из сынов Израиля взял Я их Себе. Ибо Мой – всякий первенец у сынов Израиля, от человека до скота. В день поражения Мною всех первенцев в земле Египетской посвятил Я их Себе. И взял Я Левитов взамен всех первенцев у сынов Израиля.» (8:15-19)

Из Устной Торы известно, что эта замена была произведена из-за участия Израиля в поклонении золотому тельцу, от которого воздержались сыны Леви. Одновременно традиция утверждает, что этот культ не являлся чистым идолослужением, но что просто сыны Израиля поклонились наравне с Богом также и некой служебной Ему силе. То есть, что это была так называемая «авода зара бешитуф» - соучастное идолослужение.

Считается, что в истории такого рода служению предавались самаритяне, но конечно же, наиболее классическим случаем «авода зара бешитуф» признается христианство. Учитывая, что согласно традиционному пониманию, христианство было привнесено в мир сынами Эсава, то тут невольно просматривается параллель между поступком Эсава, продавшим свое первородство, и поступком сынов Израиля, поклонившихся золотому тельцу. В самом деле, коль скоро они (как и Эсав) лишились в результате этого поклонения своего первородства, то нельзя ли это поклонение понять как своеобразную этого первородства продажу?

Эсав, сбыв свое первородство, в результате «понизил профиль» - предался соучастному идолослужению (открытому и дозволенному для широких народных масс), сыны Израиля сами «понизили профиль», то есть совершили такое идолослужение… и оказались в положении Эсава – в положении людей, лишившихся своего первородства!

Здесь можно было бы углубиться в сопоставление братьев близнецов – Иакова и Эсава, в своем соперничестве идущих бок о бок и совершающих схожие взлеты и падения. Достаточно вспомнить, что с одной стороны поклонение тельцу столь прогневало Всевышнего, что первоначально Он хотел вовсе отказаться от Израиля и выбрать себе другой народ. А с другой стороны известно, что и среди потомков Эсава восставали пророки (Овадья) и мудрецы (раби Мэир), а сам народ Эдом в какой-то момент «вошел в общество сынов Израилевых».

Однако этой теме я достаточно уже уделял внимание, и сегодня мне бы хотелось (в свете этих взлетов и падений Иакова и Эсава) взглянуть на Ишмаэля. Как у него обстоят дела с первородством и торговлей им?

Второе дыхание

Если и Эсав и Иаков так или иначе поступались своим первородством, то первый претендент на главу избранного рода никогда в этом замечен не был. В самом деле, насколько известно, первенец Авраама Ишмаэль никогда не отрекался от своего первородства и никогда не помышлял от него отказываться. В самом деле, насколько известно, первенец Авраама Ишмаэль никогда не отрекался от своего первородства и никогда не помышлял от него отказываться. Более того, он как раз довольно успешно его отстаивал.

Будучи изгнанным в пустыню, Ишмаэль в лице своих потомков на протяжении столетий предавался поклонению огню, то есть чистому идолослужению. Но как выяснилось, он отлично все помнил.

Он ждал своего часа два тысячелетия и заявил о себе, когда соперничающие между собой Иаков и Эсав полагали, что завоевали уже всю Экумену. Языческие царства падали один за другим, принимая «соучастное идолослужение», предложенное им Эсавом, и восторженно повторяя слова пророка «только ложь наследовали наши отцы».

Вот тогда-то встал Ишмаэль и предложил «первозданный монотеизм» высшей пробы, лишенный любых признаков соучастного идолослужения.

В стане сынов Израиля появление на авансцене Ишмаэля в целом было воспринято положительно. Некоторые утверждают, что именно тогда был написан «происламский» мидраш «Пиркей де-раби Элиэзер» - уж слишком трудно поверить, что в 1-ом веке (когда жил раби Элиэзер) кто-то мог утверждать, что жен Ишмаэля звали Фатма (так звали дочь Мухамеда) и Айша (так звали его любимую жену).

Именно в этом мидраше утверждается, что Ктура (на которой женился Авраам после смерти Сары) - это мать Ишмаэля - Агарь, причем сватом выступает не кто иной как Ицхак, пытавшийся тем самым исправить причиненную Агари обиду. Кроме того, в этом мидраше сообщается, что Авраам дважды тайком от Сары навещал Ишмаэля в пустыне, где благословил его.

Между тем, все эти проявления умиротворения касаются лишь еврейской стороны. Во всяком случае из мидраша не видно, чтобы сам Ишмаэль признал бы первенство Ицхака, породившего близнецов Иакова и Эсава.

Как бы то ни было, почти сразу стало ясно, что Ишмаэль не согласится играть вторую роль, что вторую роль он отвел евреям, законодательно запретив им приближаться к их величайшим святыням – к Храмовой горе, усыпальнице Праотцев и т.д.

На фоне тех преследований, которым подвергали евреев христиане, все это выглядело достаточно невинно. В результате мусульмане прослыли «терпимыми» даже среди христиан, тем более, что последние доминировали в моральном и техническом отношении и остановили исламскую экспансию.

Однако сегодня, когда у этой экспансии открылось второе дыхание, ни у кого не остается сомнений в том, что Ишмаэль всерьез считает себя первенцем.

Причем его нынешнее наступление сопровождается, к сожалению, свойственной и Эсаву, и Иакову готовностью торговать своим первородством. Европейский континент стремительно исламизируется - на одного мусульманского эмигранта, принимающего христианство, приходится двадцать европейцев, принимающих ислам. Со своей стороны евреи в споре с арабами уже давно оставили претензии на Обетованную Землю, как обетованную именно им. В политике такого рода аргументы не привлекаются, по меньшей мере, уже два десятилетия. В наши дни израильтяне понимают и используют только слово «безопасность». О естественном праве евреев на Эрец Израэль говорить в наше время стало почти неприлично.

Но что стоит за первородством Ишмаэля, про которого в Торе (16:12) сказано, что «его рука против всех, и рука всех против него»?

Рука всех

Прежде всего следует отметить, что Ишмаэль соперничает с Ицхаком, и в этом смысле с его сыновьями Иаковом и Эсавом, как некой устойчивой парой, объединенной понятием «иудео-христианская цивилизация», как сказано: «О, вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они друзья - один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них» (Сура 5.56).

Но при этом заранее очевидно, что это соперничество может быть как продуктивным, при котором Коран готов соотносить себя с Торой (Библией), так и деструктивным, для которого Библия – это не более, чем подложный Коран.

Первый подход без труда может найти себе подтверждение в Торе, и тем самым втянуть ислам в поле иудео-христианской цивилизации. Обрезанный, по свидетельству Торы, в один день с Авраамом, Ишмаэль заявил о себе как о носителе именно этого древнего завета, предшествующего завету Синайскому.

В свое время мне доводилось объяснять поведение Ишмаэля нанесенной ему травмой. Понятно, что ребенок, которого готовили к великому служению, а затем, после того как родился «правильный» наследник, вытолкали из дома за то, что он над этим «правильным» сосунком посмеялся, будет травмирован. Если учесть, что этот «правильный» наследник все унаследовал как раз не по правилу, его обида будет еще более понятна. Об этом правиле я возможно еще скажу, когда мы дойдем до главы «Ки теце», где оно преподается, а пока обращусь к одному мидрашистскому толкованию, содержащему одну пикантную подробность.

Дело в том, что Ицхак - это не единственный соперник Ишмаэля. Дело в том, что у Ишмаэля имеется такой же альтер-эго, которые имеют в лице друг друга Иаков и Эсав.

Действительно, уже после того, как беременная Агарь была (в первый раз) изгнанан в пустыню, ей было сказано ангелом: «Вот ты зачнешь и родишь» (16:11). Мидраш утверждает, что в данном пасуке подразумевается именно будущее время, и объясняет это странное несоответствие тем, что Ишмаэль не был первенцем Агари! Согласно мидрашу, служанка Сары не выносила первый плод, и зачала снова. Иными словами, подходя строго галахически, Ишмаэль не был первенцем, не был тем первым, который «разверз ложесна» Агари.

Другими словами, помимо Ицхака, Ишмаэль имеет своим соперником также и некую тень. Это значит, что внутри своего призвания Ишмаэлю не пришлось (как пришлось Иакову) добиваться своего первородства. Он получил это чужое первородство даром. То есть не будучи первенцем, он осознал и объявил себя таковым безо всяких со своей стороны усилий.

Но тогда очевидно, что возможно два ислама – духовный и природный. Духовный сознает, что по природе он не первенец, и не претендует на первородство (в том числе и в споре с Ицхаком). Но тем самым ему открывается путь добиться этого первородства-партнерства духовно. Примером такого ислама может служить ислам шейха Палацци.

Природный же ислам в явочном порядке объявляет себя первенцем, вытесняет правду, и живет в постоянной мнительности и страхе. Ваххабизм является подлинным выразителем такого рода ислама.

Бойко торгующие своим первородством христиане дали распространиться по Европе сети ваххабистских школ, которые вытесняют и поглощают все то живое, что еще остается в исламе. Похоже, что картина сегодня становится черно-белой: или все культуры и религии запретят ислам, или ислам запретит все прочие культуры и религии, как и сказано: «его рука против всех, и рука всех против него». Замечу, что сам этот необычный оборот – «рука всех», а не «руки всех» - дополнительно представляет всех объединенными в этом противостоянии.

Предчувствие этого уже кое-где дает о себе знать. В Германии учителям запрещено преподавать в головном уборе. Закон этот недвусмысленно направлен на то, чтобы воспрепятствовать мусульманкам «свидетельствовать» хотя бы в государственных школах. Не так давно суд в Баварии отклонил иск одной учительницы-мусульманки, которая потребовала чтобы ей разрешили преподавать в платке на том основании, что учительницы-монахини продолжают появляться на уроках в своих платках.

Суд пояснил, что христианство – это присущая германскому народу религия, и ее обычаи (в отличие от мусульманских) не возбраняются. Очевидно, что это решение не «демократическое», и ничем не отличается от аналогичных законов Саудовской Аравии, запрещающих ввоз в страну Библий или даже рождественских открыток. Однако это решение – признак того, что европейцы способны понять, что находятся в состоянии войны. Это признак определенной воли к жизни, которая еще, может быть, вернет европейцам здравый смысл, а с ним и стремление восстановить свое потерянное первородство.


К содержанию










© Netzah.org