Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Шлах леха"

ИРОНИЯ ПРОВИДЕНИЯ (продолжение) ("Шлах Леха" 5768 - 19.06.2008)

(начало в Бе-Хаалотха 5768)


В Торе, как и в самой жизни, в самой истории, события разрозненны, и мы никогда полностью не знаем, как они связаны между собой. Мораль каждой из Божественных новелл не обязана подчиняться общей морали единого замысла

Помазание Шауля

В недельном чтении "Шлах Леха" мы вновь сталкиваемся с неожиданно резкой, трудно поддающейся объяснению сменой судьбы. Всевышний намеревался ввести сынов Израиля в его родную землю. Однако народ испугался населявших землю Кнаан "великанов", и прочих трудностей, о которых поведали ему разведчики. Он проявил минутную слабость, возроптал и пожелал вернуться в Египет. Казалось бы. замешательство было недолгим, вскоре последовало раскаяние, но Всевышний все же решил задержать евреев в пустыне на сорок лет. (14:29-36)

Нужно ли было с таким триумфом выводить сынов Израиля из Египта, чтобы не довести их до цели, чтобы оставить умереть в пустыне всех избавленных, всех свидетелей великих чудес?

В книге Шмуэль описывается аналогичная история: царь Шауль ослушался Всевышнего, и вроде бы готов был покаяться, но его раскаяние не было принято: "И сказал Шауль Шмуэлю: согрешил я, что преступил повеление Господа и слова твои, так как боялся я народа и послушался голоса его. Теперь же прости грех мой и возвратись со мною, и поклонюсь я Господу. И сказал Шмуэль Шаулю: не возвращусь я с тобою, ибо ты отверг слово Господа и Господь отверг тебя, чтобы не быть тебе царем над Израилем. И повернулся Шмуэль, чтобы уйти. Но ухватился тот за полу меила его, и он порвался. Тогда сказал ему Шмуэль: сегодня отторг Господь царство Израильское от тебя и отдал его ближнему твоему, который лучше тебя. А Вечность Израиля не солжет и не раскается, ибо не человек Он, чтобы раскаяться. И сказал тот: я согрешил, но теперь почти меня, прошу" (1 Шмуэль 15. 20-30).

Существует немало объяснений, почему Шауль лишился царства – и провиденциальных, и персональных. Но меня в данном контексте интересует лишь один вопрос – вопрос явственных откровений, предшествующих помазанию Шауля: если Шаулю было суждено лишиться царства, то зачем было обставлять его помазание столь явными и громкими знамениями?

Напомню обстоятельства помазания Шауля: «И был муж из (удела) Биньямина по имени Киш,… А у него был сын, имя его Шауль, молодой и красивый; и не было никого в Израиле лучше его; высокорослый, на голову был он выше всего народа. Пропали ослицы у Киша, отца Шауля; и сказал Киш Шаулю, сыну своему: возьми-ка с собою одного из слуг, встань и пойди, поищи ослиц. И прошел он горы Эфраимовы, и прошел землю Шалишу, но не нашли; и прошли они землю Шаалим, и – нету; и прошел он землю Биньяминову, и (там) не нашли. Пришли они в землю Цуф, и Шауль сказал слуге своему, который был с ним: давай возвратимся, а то отец мой станет беспокоиться не об ослицах, а о нас. Но тот сказал ему: вот, прошу тебя, есть человек Божий в этом городе, и человек этот уважаем: все, что он ни скажет, сбывается; сходим теперь туда, может быть, он скажет нам (что-нибудь о деле), из-за которого мы вышли в путь… И пошли они в город, где человек Божий… Они входят в город, и вот, навстречу им выходит Шмуэль, чтобы взойти на высоту. А Господь известил Шмуэля за день до прихода Шауля, сказав: Завтра к этому времени Я пришлю к тебе человека из земли Биньяминовой; и помажешь ты его в правители народу Моему, Израилю, и спасет он народ Мой от руки Пелиштимлян, ибо видел Я народ Мой, ибо вопль его дошел до Меня. Когда Шмуэль увидел Шауля, то Господь сказал ему: вот тот человек, о котором Я говорил тебе; он будет управлять народом Моим. И подошел Шауль к Шмуэлю во вратах, и сказал: скажи мне, прошу, где туг дом прозорливца? И отвечал Шмуэль Шаулю, и сказал: я прозорливец; поднимись впереди меня на высоту, и поедите вы со мною сегодня, и отпущу тебя утром, и все, что у тебя на сердце, скажу тебе. А об ослицах, пропавших у тебя три дня назад, о них не тревожься, ибо они нашлись. И кому все вожделенное в Израиле, как не тебе и всему дому отца твоего!… И взял Шмуэль сосуд с елеем, и полил на голову его, и поцеловал его, и сказал: вот, помазал тебя Господь в правители удела Своего. Когда пойдешь ты от меня сегодня, то встретишь в пределах Биньяминовых, в Цэлцахе, двух человек, что (сейчас) у могилы Рахэли, и они скажут тебе: "Нашлись ослицы, которых ты ходил искать; и вот, отец твой, перестав (беспокоиться) об ослицах, беспокоится о вас, говоря: "Что делать мне с сыном моим?» (1 Шмуэль 9.1-10.3)

И вот после этого однозначного волеизъявления Всевышнего («Я пришлю к тебе человека… и помажешь ты его»), после этих явственных знамений, царство от Шауля все же отнимается!

Но разве тем самым знамения эти не компрометируются и не обесцениваются? Почему "не доверяющий даже Своим святым" Создатель так торжественно и громко заявил о воцарении, которому не суждено было устоять? Ведь с точки зрения вечности временное помазание Шауля вроде бы совсем не нужно было так "мистически" пышно обставлять. И уж тем более не нужно было столь подробно описывать его в вечной Книге. Но коль скоро это помазание (как и посланничество разведчиков) все же было провиденциально "обставлено", и более того, во всех подробностях описано, значит, его следует понимать как сознательную авторскую "деконструкцию".

Деконструкция и Промысел

Между тем такое "деконструктивистское" понимание текста ТАНАХа встречается уже у средневековых комментаторов. Например, в Торе (Берешит 21:1-20) рассказывается о том, как Ишмаэль насмехался над новорожденным Ицхаком уже после того, как воля Всевышнего явно прозвучала. Казалось бы, его изгнание в пустыню было адекватным наказанием, но в пустыне Всевышний чудесным образом избавляет отрока. Несообразность двух этих последовательных событий закономерно озадачивает комментаторов. Вот что, в частности, пишет Раши (в связи словами Торы: «Где он» 21.17): «Ангелы возражали против помощи Ишмаэлю: «Владыка вселенной, – говорили они, – Ты хочешь спасти того, чьи потомки будут мучить и убивать сынов Твоего народа?!» Но Всевышний ответил им: «Где он сейчас? Находится ли он уровне грешника или на уровне праведника?». «Праведника», - признали Ангелы. «Раз он сейчас не заслуживает наказания, Я спасу его».

Но почему Всевышний столь явно игнорирует открытый Ему общий итог? Почему Он, видящий всю картину целиком, выписывает отдельные фрагменты этой картины таким образом, как если бы они никак не были между собой связаны? Причем это касается как самой священной истории, так и ее литературного описания.

Создается впечатление, что "последовательность" Провидения именно потому так непоследовательна, что она не желает быть "последовательностью". Божественный Промысел именно потому так неисследим для людей, что он исходно деконструктивен и децентрализован. Я бы сказал, что Провидение подобно скачущему зайцу, или солдату, бегущему мелкими перебежками - никогда не предугадаешь, где они в следующий миг окажутся.

В Торе, как и в самой жизни, в самой истории, события разрозненны, и мы никогда полностью не знаем, как они связаны между собой. Мораль каждой из Божественных новелл не обязана подчиняться общей морали единого замысла. Мораль истории помазания Шауля проста: искал ослов – нашел царство. И она никак не связана с более высокой моралью потери им царства: "грех неповиновения – это как знахарство" (1 Шмуэль 15:23) или "Вечность Израиля не солжет" (1 Шмуэль 15:30).

Соответственно если кого-то вывели из дома рабства, то это вовсе не означает, что его введут в край свободы, в Обетованную землю, как могло бы показаться в рамках "общей идеи". Или, как поется в пасхальной песне: "Если бы Он дал нам Тору, но не ввел бы в землю Израиля – для нас этого было бы достаточно".


К содержанию










© Netzah.org