Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Шлах леха"

ВОЗРАСТ АДАМА («Шлах Леха» 5764)

Совершеннолетие

В недельном чтении «Шлах Леха» описывается, как сыны Израиля поверили десяти разведчикам, сказавшим ложные слова об Эрец Исраэль, и отказались входить в нее. За этот грех Всевышний осудил еврейский народ странствовать в пустыне сорок лет.

«И Господь говорил Моше и Аарону так: Доколе злой общине этой роптать на Меня? Ропот сынов Израиля, которым они ропщут на Меня, слышал Я. Скажи им: как жив Я, - говорит Господь, - так, (а не иначе), как говорили вы в слух Мне, также сделаю и вам. В пустыне этой падут трупы ваши и все исчисленные ваши из числа вашего, от двадцатилетнего возраста и выше, за то, что роптали вы на Меня. Не войти вам в страну, о которой Я, подняв руку Свою, клялся поселить вас в ней… Дети же ваши, о которых вы говорили: «добычей станут они», их введу Я, и они узнают землю, которую вы презрели. А ваши трупы падут в пустыне сей. А сыны ваши будут кочевать в пустыне сорок лет и пострадают за распутство ваше, доколе не истлеют трупы ваши в пустыне» (14.27-31).

Итак, Всевышний объявил, что все поколение евреев, вышедших из Египта, умрет в пустыне. Обетованную Землю увидят только те, кто в момент отказа войти в нее были детьми. Но при этом Всевышний засчитал за «детей» всех до двадцати лет включительно.

Этот возраст – двадцать лет - фигурирует в Торе неоднократно, и прежде всего в качестве возраста совершеннолетия. Так, книга «Бемидбар» начинается следующим повелением Всевышнего: «Произведите поголовное исчисление всей общины сынов Израиля по семействам их, по отчим домам их, по числу имен всех мужчин поголовно. От двадцати лет и выше, всех поступающих в войско в Израиле» (Бемидбар 1.1-3).

Согласно Устному преданию Адам был сотворен именно двадцатилетним. Таким образом, двадцать лет – это как бы собственно человеческий возраст, «совершенный» возраст, возраст Адама.

Действительно, если люди говорят «возраст Христа», подразумевая 33 года, «возраст Данте», подразумевая 35 лет, и т.д. то относительно двадцатилетнего возраста уместно сказать именно «возраст Адама».

Как Адам является истоком человечества, так и тот облик, который человек приобрел в первую пору своей взрослости, можно признать некоторым его исходным базисным обликом. По свидетельству мистиков, к этому облику приводятся также и все души умерших детей и младенцев. В частности в своем сочинении «О небесах, о мире духов и об аде» Сведенборг пишет: «Многие могут думать, что дети остаются детьми на небесах… Но на деле совсем иное. Дети на небесах не вырастают далее первой молодости, при которой они и остаются на всю вечность» (340).

Но что вообще значит совершеннолетие? Это возраст, в который человек впервые пересматривает всю свою прежнюю жизнь самостоятельно, когда он впервые перепроверяет ее с собственной точки зрения, а не с точки зрения тех авторитетов, на которых некогда однозначно полагался. В этом смысле повзросление - это экзистенциальный акт, это второе рождение.

Российский философ А.В.Ахутин в статье «Познание и экзистенция» в следующих словах описывает этот процесс становления самим собой: «Возможность отвечать за себя начинается с ответа на фундаментальный вопрос «быть или не быть? ... Появляясь в мире, в определенном месте, в определенный момент, в такую-то эпоху, в такой-то стране, при таких-то обстоятельствах, в такой-то семье и т.д., человек как бы рождается второй раз, пройдя через искус этого вопроса и впервые став собою, т.е. виновником собственного бытия в мире. Он приходит в себя, приходит в сознание, пробуждается, когда открывает зияние этого фундаментального вопроса в средоточии своего бытия. Все бывшее, вся плоть его существования – космическая, национальная, традиционная, социальная, физиологическая - все это теперь должно быть вновь порождено из возможного небытия человеком и как бы авторизовано им... Суть преобразования в том, что теперь уже не я зачат, выношен, рожден, воспитан, обучен и образован этим миром, а, наоборот, мир зачинается, рождается и содержится мной».

Итак, взросление состоит в том, что человек впервые берет на себя ответственность за все приобретенное им с малолетства. Даже если он решил полностью придерживаться усвоенных им традиционных взглядов, это решение принимает именно он. Иными словами, в момент взросления он подтверждает истинность своей традиции, лично соглашается с ней, лично отвечает за нее.

Но нередко в этом возрасте человек также и оставляет ту традицию, в которой был воспитан. В любом случае двадцатилетний возраст – это возраст экзистенциальных решений.

Свидетельство традиции, что Адам был сотворен двадцатилетним, лишний раз подтверждает, что двадцатилетие – это возраст рождения, пусть и второго, но все же рождения. Просто у Адама оба эти рождения совпали.

Разумеется, взросление - это не однократное прозрение, а длительный процесс, который продолжается до самой смерти. Между тем невозможно отдельно не отметить первый миг, первый опыт взросления, который Тора относит именно к двадцатилетнему возрасту. Начиная с этого возраста Тора вменяет человеку самостоятельность и ответственность.

Здесь важно оговорить, что хотя возрастом принятия на себя бремени заповедей традиция признает тринадцатилетний возраст, она все же видит не менее важным рубежом взросления также и двадцатилетие. Так Виленский Гаон в «Эвен Шлема» пишет: «Если человек умирает до 13 лет – это приговор Высшего суда (за грехи отцов). А с двадцати лет и далее – за собственные грехи. Но о том, кто умер в возрасте от 13 до 20 лет и не подлежит наказанию Высшего суда, сказано: «Есть, кто погибает без суда» (Мишлей 13:23) (т.е. в любом случае до 20 лет юноша умирает не за собственные грехи).

Возраст неизвестного солдата

Совершеннолетие – это также и пора вступления в брак. В Талмуде сказано «Когда человеку исполняется двадцать лет, Всевышний говорит: когда же этот человек женится наконец»

И он женится, после чего рождается его первенец, что в значительной мере способствует тому экзистенциальному преобразованию личности, которым знаменуется совершеннолетие. Действительно, даже когда семейная пара желает и ждет ребенка, его рождение оказывается подобно падению метеорита. Он сваливается стремительно, с первых же мгновений обнаруживая недюжинное своеволие и приковывая к себе всеобщее внимание. И человек, до той поры сам бывший ребенком, теперь впервые по-настоящему теснит самого себя, уступая место другому. Таким образом через двадцать лет цикл замыкается.

Однако дополнительно и своеобразно двадцатилетний возраст характеризуется также еще и тем, что по законам Торы – это призывной возраст: «Произведите поголовное исчисление… от двадцати лет и выше, всех поступающих в войско в Израиле» (Бемидбар 1.1-3)

В двадцать лет ни один человек не преуспел еще настолько, чтобы его именем можно было охарактеризовать этот возраст. Но поскольку именно к этому возрасту его обучают воевать и посылают сражаться, то наравне с «возрастом Адама» двадцатилетний возраст вполне уместно назвать также и возрастом неизвестного солдата.

Услышав о гибели солдата, мы неизменно испытываем острую горечь: почему гибнут молодые? Почему именно на них, не повидавших жизни, висит это бремя защиты всего народа? Почему тот, кто только что считался ребенком и оберегался обществом как зеница ока, вдруг в одночасье оказывается тем, кто в первую очередь подвергает опасности свою жизнь?

Если этот вопрос сузить «нашими палестинами», то ответ будет предельно ясен, и он сводится к простым словам Трумпельдорфа: «Хорошо умереть за родину!». Иными словами, защита жизни и свободы еврейского народа в Эрец Исраэль - это высокая миссия, которая может дать фору любой другой.

У кого-то я встречал размышление по поводу дуэлей, в которых участвовал Пушкин. Автор отмечал, что все дуэли, предшествующие поединку с Дантесом, были явно «потешными», в них Пушкин как бы исходно не предполагал погибать. По мнению автора, в ту пору он еще реализовывал свой талант, берег себя и именно поэтому выходил из ситуации целым. Исход последней дуэли был обусловлен внутренним ощущением Пушкина, что главный труд его жизни завершен.

Возможно, автор этой концепции и ошибался, ведь многие считают, что в 1836 году на Черной речке был убит будущий великий прозаик. Но в данном случае это несущественно. Для нас существенно общее наблюдение: даровитый человек всегда ведет своеобразный счет, связанный с ощущением исполненности возложенной на него свыше миссии и готовности умереть.

Однако при этом следует признать, что в пору ранней юности даже великий талант зачастую может не заметить ради чего себя стоило бы беречь, и готов погибнуть вместе с «рядовыми», если для этого подворачивается великая цель.

Но разве в мире существует более великая цель нежели возвращение сынов Израиля в Обетованную Землю и защита вернувшегося народа от его смертельного врага?

Всякий даровитый человек (и сын Израиля, и сын Ноаха) ощущает, что нет более великой миссии для человека, чем сражаться в армии Бога Живого – Бога Воинств (Цваот). Например, в «Повести моих дней» Зеэв Жаботинский приводит следующие слова М.Ф. Скотта – одного из британских офицеров, командовавших еврейским легионом: «Это была ко мне большая милость Господня, что довелось мне служить с солдатами народа Израильского в земле Израиля».

Боевые части ЦАХАЛа не испытывают недостатка в добровольцах. Более того, для того чтобы попасть в боевую часть, новобранцу иногда приходится столкнуться с серьезным конкурсом.

Поэтому стоит ли удивляться тому, что друзья и близкие погибших солдат ЦАХАЛа все как один характеризуют их как людей необыкновенных, как людей даровитых, самоотверженных и сердечных.

Я не стану сейчас касаться проблемы того, что израильские политики как азартные игроки из года в год проматывают достигнутые ЦАХАЛом победы. Это особая тема. Но вместе с тем очевидно, что если Израиль еще существует, то он существует исключительно благодаря боеспособности своей армии.

Хорошо, скажет благожелательный читатель, ну а как быть с теми, кто служили не в ЦАХАЛе, а в других армиях? Как быть с теми, кто и не воевал за Землю Израиля, и не относится к самым даровитым людям, но в то же время отдал свою жизнь на войне совсем молодым? Например, все мы знаем, что во Вторую мировую войну иногда полностью гибли целые школьные выпуски. А ведь среди погибших наверняка встречались всякие люди.

Ответить на этот вопрос проще чем на первый.

Если человеку суждено попусту растратить таланты, и растерять идеалы, то достойная, пусть и безвременная смерть может восприниматься только как дар небес.

Пушкин писал, что не погибни его Ленский на дуэли, его бы

«Обыкновенный ждал удел

Прошли бы юности лета:

В нем пыл душевный охладел

Во многом он бы изменился

Расстался с музами, женился

В деревне счастлив и рогат

Носил бы стеганный халат;

Узнал бы жизнь на самом деле

Подагру б в сорок лет имел

Пил, ел, скучал, толстел, хирел,

И, наконец, в своей постели

Скончался б посреди детей,

Плаксивых баб и лекарей»

Кто знает, может быть Всевышний иногда проникается приведенными соображениями Пушкина и предпочитает забрать к Себе некоторых людей в возрасте Адама на высоте героического порыва, пока те еще не узнали «жизнь на самом деле» и остались способными относится к ней так, как в простоте Своей Сам Всесвятой к ней относится?


К содержанию










© Netzah.org