Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Шлах леха"

ПОВЯЗАННЫЕ СВЯТОСТЬЮ («Шлах Леха» 5762)

Коллективное убийство

В недельной главе «Шлах Леха» приводится следующий эпизод: «Когда сыны Израилевы были в пустыне, нашли раз человека, собиравшего дрова в день субботний. И те, которые нашли его собирающим дрова, привели его к Моше и Аарону и ко всей общине. И оставили его под охраной, потому что не было еще определено, как с ним поступить. И Господь сказал Моше: смерти да предан будет человек сей; забросать его камнями всей общине за пределами стана. И вывела его вся община за стан, и забросала его камнями, и умер он, как повелел Господь Моше» (15.32-36)

Это не единственное место, в котором Тора не только предписывает казнить нарушителей Закона, но повелевает участвовать в расправе всему народу. Так, подобное повеление прозвучало по отношению к еврею, проклинавшему Имя: «Выведи поносителя вон из стана, и да возложат все слышавшие руки свои на голову его, и да забросает его камнями вся община» (Ваикра 24.14). А вот, например, что сказано в книге Дварим: «Если будет уговаривать тебя брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена лона твоего, или друг твой задушевный, тайно говоря: «пойдем и будем служить божествам иным, которых не знал ты и отцы твои» из божеств народов, которые вокруг вас, близких к тебе или далеких от тебя, от одного края земли до другого. То не соглашайся с ним и не слушай его, и да не пощадит его глаз твой, и не жалей и не прикрывай его. Но убей его: рука твоя первой да постигнет его, чтобы умертвить его, а рука всего народа после. И закидай его камнями, чтобы умер» (13.7-9).

Эти сцены, обычно не возбуждающие излишних вопросов у традиционных верующих, у нашего отдаленного от религии современника вызывает ряд неприятных ассоциаций. Невольно вспоминаются и многие обвинения в адрес религии со стороны первых атеистов, справедливо усматривающих в теократических системах правления одну из самых тяжелых форм духовного гнета.

В приведенных отрывках современного человека может смутить даже не то, что Всевышний ставит Себя выше близких родственников и друзей. В конце концов, любой вменяемый человек обуславливает свой брачный союз благословением свыше, любой нормальный человек никогда не вступит в сексуальную связь, грубо противоречащую религиозным требованиям. Однако его законно может смутить, что преданность Всевышнему почему-то должна сопровождаться доносом и коллективным убийством.

Эта неприязнь сродни той, которая хорошо улавливается в авторской позиции Достоевского в его романе «Бесы». Достоевский узрел во втягивании людей в одно общее преступление основополагающий принцип революционной этики. Коллективное убийство отступника сознательно используется для сплочения революционной ячейки. Коммунизм – это братский союз убийц, построенный на повязанности кровью, на вовлечении в общее преступление.

В своем предчувствии тоталитаризма Достоевский описал сцену убийства «доносчика», совершенного с привлечением всей «пятерки», для того чтобы ее крепче спаять, «повязав кровью». После того, как герой «Бесов» Петр Верховенский вынудил всех членов революционной группы принять участие в убийстве «отступника», он распустил их на высокой ноте. Достоевский пишет: «Господа, - обратился ко всем Петр Степанович, - теперь мы разойдемся. Без сомнения, вы должны ощущать ту свободную гордость, которая сопряжена с исполнением свободного долга…. Для того, между прочим, вы и сплотились в отдельную организацию свободного собрания единомыслящих, чтобы в общем деле разделить друг с другом, в данный момент, энергию, и если надо, наблюдать и замечать друг за другом. Каждый из вас обязан высшим отчетом. Вы призваны обновить дряхлое и завонявшее от застоя дело; имейте всегда это пред глазами для бодрости».

Достоевский не выдумал эту историю, он опирался на действительные события. В 1869 году некто С. Г. Нечаев создал тайную организацию «Народная расправа», стал составлять «пятерки» и, в конце концов, принудил членов одной из них убить «отступника». Во времена Достоевского, когда в революцию шли множество пламенных и честных людей, избрание им в качестве прототипа революционного лидера именно С. Г. Нечаева казалось напраслиной, выглядело гнусной клеветой. Достоевский довольно часто попадал пальцем в небо, но в данном случае время показало, что он как раз верно предвосхитил истинную революционную стихию. Повязанность кровью стала базисом для построения «новой общности» на всех уровнях. ГУЛАГовская система круговой поруки (согласно которой размер пайки зависел от трудовых успехов всей бригады, а не отдельного зэка), предложенная Сталину Ильей Френкелем, держалась на этом же революционном принципе Нечаева-Верховенского: в ГУЛАГе даже от жертвы ожидалась причастность к палачеству, в ГУЛАГе даже на заключенного возлагались обязанности лагерного надзирателя.

При этом важно отметить, что этот базисный принцип революционной этики – принцип повязывания кровью – кроме революционеров хорошо известен всем преступным группировкам, а также и всем архаическим культам. В своей книге «Насилие и священное» Рене Жирар пишет: «Коллективный характер убиения встречается в жертвоприношениях с поразительной частотой – в частности, в дионисийском спарагмосе. В убиении обязаны участвовать все присутствующие без исключения. Так же обстоит дело в знаменитом арабском жертвоприношении верблюда… и в столь многих ритуальных церемониях, что их и не перечислить.

Одиссей и его товарищи всаживают опаленный кол в глаз Полифему все вместе. Во многих учредительных мифах боги-заговорщики все вместе умерщвляют одного из членов своей группы. У индусов в текстах Яджурведы упоминается совершенное богами жертвоприношение. Предают смерти тоже богу – Сому. Митра сначала отказывается присоединиться к остальным, но они преодолевают его сопротивление. Без общего участия жертвоприношение потеряло бы силу. Здесь вполне эксплицитно миф дает модель, которой должны соответствовать жертвоприношения верующих. Уклонение даже одного из присутствующих делает жертвоприношение хуже, чем бесполезным, - опасным».

Нет сомнения, что этот магический принцип всеобщего соучастия в ритуальном убийстве позволяет с одной стороны глубже понять основной принцип революционной этики, а с другой сам лучше осознается в свете этой этики.

Общая ответственность

Между тем описанная в Торе сцена казни еврея, нарушившего субботу, как и заповедь побивать камнями идолослужителей, имеют лишь видимость сходства с «коллективным убийством».

Еврейское право предполагало применение смертной казни только в том случае, если преступник открыто провозглашал перед двумя свидетелями, что идет на преступление сознательно. Это резко ограничивало возможность применения смертной казни. Между тем, если эти условия все же соблюдались, то в зависимости от рода преступления еврейское право предусматривало четыре вида казни: сожжение, удушение, убиение посредством меча и забрасывание камнями («скила»). Что касается первых трех казней, то они приводились в исполнение двумя свидетелями преступления. Последняя же казнь, о которой собственно и говорится в приведенных выше отрывках Торы, как разъясняет Талмуд (Сангедрин 45.а), сводилась к тому, что исполнители казни сбрасывали преступника с возвышения, потом, если он не умирал, бросали на него большой камень, и лишь в том случае, если он и после того оставался в живых, подключался народ. Причем очевидно, что на этой стадии массовое участие народа в казни было обусловлено самим ее характером - двум исполнителям казни физически трудно забросать осужденного множеством камней. Очевидно, что исполнение последнего вида смертной казни технически может быть выполнено лишь значительным числом людей.

Итак, та отталкивающая ассоциация, которая может возникнуть у стороннего читателя Торы в связи с приведенными эпизодами, основывается на поверхностных знаниях еврейского уголовного права.

Зачем же тогда понадобилось вообще эти эпизоды приводить? Зачем было вспоминать про Петра Верховенского?

Дело в том, что определенное сходство между еврейской религией и нормами «революционной этики» все же отметить можно, хотя и в совершенно другом плане. И на этом сходстве стоит остановиться подробнее.

Традиция гласит, что во-первых, Всевышний предписал евреям свои заповеди под угрозой уничтожения, а во-вторых, что Он предписал их всему коллективу, а не только отдельным индивидам, т.е. связал всех евреев одной ответственностью.

Действительно, широко известно предание, что в момент дарования Торы Всевышний наклонил над сынами Израиля гору Синай, угрожая обрушить ее на них, если они не примут Его условий. Иными словами, после того, как народ добровольно решил принять Тору, Всевышний почему-то еще и принудил народ к ее принятию. Все рожденные евреями считаются как бы поклявшимися служить Всевышнему, иудаизм смотрит на них как на обязанных, даже если они понятия о еврейской религии не имеют и сами себя евреями не считают. Это с одной стороны. С другой стороны общеизвестно, что помимо индивидуальной ответственности на евреях лежит также и ответственность коллективная.

Создается впечатление, что Всевышний втянул евреев в святость, подобно тому, как революционеры и маги втягивают свое окружение в коллективное преступление. Подобно тому, как большевики и участники идольских культов повязываются смертью, так Израиль оказался повязан Торой.

В трактате Сангедрин (27) говорится, что «все сыны Израиля ответственны друг за друга», и условием этой взаимной ответственности служит совместное исполнение заповедей, как сказано: «Когда все они стояли у горы Синай, чтобы получить Тору, все единодушно были готовы принять Царствие Небесное с радостью, и более того – ручались друг за друга». (Мехилта Де-р.Ишмаэль. Баходеш 5)

Эта взаимная связь евреев в исполнении заповедей - одно из самых примечательных и характерных особенностей еврейской религии. Выполняя или не выполняя заповедь, еврей определяет не только собственную судьбу, но и судьбу всего Израиля.

В Мехилте де-р.Шимона б.Йохая говорится: «Сказал р. Шимон б. Иохай: народ еврейский «подобен единому телу и единой душе... Один из них согрешил - все несут наказание, как сказано: «Вот Ахан, сын Зерахов, нарушил заклятие, а гнев был на весь Израиль, и он не был единственным человеком, умершим за свое беззаконие» (Иегошуа Бин-Нун 22.20). Страдает один из них, а чувствуют это все, поэтому сказано: "Израиль - овца, рассеянное стадо» (Иерем 50. 17), как если у овцы болит один из членов, все прочие члены чувствуют это, так и Израиль: один страдает, а чувствуют все».

Учение об общей ответственности подзаконных - одна из основ иудаизма. Сказано («Ваикра Рабба»): «Плод красивого дерева (этрог) - это весь Израиль: как в этроге есть вкус и запах, так и в Израиле есть люди, сочетающие Тору с добрыми делами. «Ветви финиковой пальмы» - это тоже Израиль: как в финиках есть вкус, но нет запаха, так и в Израиле есть люди, у которых есть Тора, но нет добрых дел. «Ветвь древа густолиственного (мирт)» - и это Израиль: как в мирте есть запах, но нет вкуса, так и в Израиле есть люди, у которых есть добрые дела, но нет Торы. «Речные вербы» - и это Израиль: как в вербе нет ни вкуса, ни запаха, так и в Израиле есть люди, у которых нет ни Торы, ни добрых дел. Что же Господь Пресвятой делает с ними? Погубить их нельзя. Вот и сказал Господь: пусть все они будут связаны вместе, так что одни будут искуплением других».

Итак, сыновство Израиля определяется законом. Все исполняющие закон (а точнее все подлежащие исполнению, т.е. рожденные от матери - еврейки) ответственны друг за друга. Они признаются поклявшимися в верности Всевышнему, признаются разделяющими одну судьбу. Иными словами, сыны Израиля так же «повязаны святостью», как революционеры повязаны кровью.

И как коммунисты и мафиози достают затянутых ими в свою компанию «из под земли» для того чтобы их убить, так Всевышний находит рассеявшихся евреев на краю небес, чтобы вернуть их к жизни: Как сказано: «Даже если будешь рассеян до края неба, даже и оттуда соберет тебя Господь Бог твой, и оттуда возьмет тебя» (Дварим 30.4).


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

28/10/2017

Начало Исход
Иерусалим 17:19 18:31
Тель-Авив 17:33 18:32
Беэр-Шева 17:37 18:34
Хайфа 17:23 18:31

Недельная глава Лех-леха









© Netzah.org