Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Хуккат"

ДУХОВНЫЙ МЕТЕОРИТ («Хуккат» 5769 - 25.06.2009)

Традиция допускает, что в наш мир могут пробиваться парадоксальные, антиномические послания, несущие двойной, причем противоположный смысл в одном и том же предмете. Впрочем, наряду со звуком «шамор вэ-захор» я затрудняюсь привести какой-либо другой пример такого прорыва, кроме пепла рыжей телицы (осквернение-очищение). Пепел телицы – это именно такой предмет, который обладает противоположными исключающими друг друга свойствами, несет в себе оба отталкивающихся заряда.

«Элу ве-элу»

В недельной главе «Хуккат» говорится о парадоксальном законе рыжей телицы: «И Господь сказал Моше и Аарону, говоря: Вот устав закона, который заповедал Господь, сказав: говори сынам Израиля, пусть приведут тебе корову рыжую без порока, у которой нет изъяна, на которой не было ярма. И отдайте ее Элазару, священнику, и выведет он ее за стан, и зарежут ее при нем. И пусть возьмет Элазар, священник, крови ее перстом своим и окропит вход шатра соборного кровью ее семь раз. И сожгут корову пред его глазами: кожу ее и мясо ее, и кровь ее с нечистотами ее да сожгут. И пусть возьмет священник кедрового дерева и эйзова, и червленую нить и бросит на место сожжения коровы. Вымоет священник одежды свои, и омоет тело свое водою, и потом войдет в стан; и нечист будет священник до вечера. И сожигавший ее пусть вымоет в воде одежды свои и омоет тело свое водою; и нечист будет до вечера.) И человек чистый пусть соберет пепел от коровы и положит вне стана на чистое место, дабы было это у общины сынов Израиля в хранении для воды очистительной: это очищение от греха. И собиравший пепел от коровы пусть вымоет одежды свои, и нечист будет до вечера. И да будет это для сынов Израиля и для пришельца, проживающего среди них, уставом вечным. Кто прикоснется к трупу какого-нибудь человека, нечист будет семь дней. Он должен очиститься им (пеплом)» (19:1-12)

В этом законе можно отметить ряд бросающихся в глаза странностей: заклание производится не на алтаре, а вне Храма, жертвоприношение осуществляет не священник, а посторонний человек и, наконец, главная странность - пепел оскверняет того, кто участвует в приготовлении из него очистительной воды, которая прочих людей как раз очищает.

Как известно, традиция видит в этом законе классический «хок», то есть такое повеление, которое непостижимо для человеческого ума, но выполняется по вере в Создателя. Между тем, в этом «хоке», в законе рыжей телицы невольно усматривается еще одна характерная для иудейского подхода особенность, а именно антиномичность. Антиномией именуется ситуация, в которой противоречащие друг другу высказывания и логические положения имеют равно убедительный статус. Кант ввел учение о четырех антиномиях чистого разума, согласно которому антиномичность является внутренней характеристикой самого знания, а не каким-то его досадным и устранимым пороком. Безо всякого преувеличения можно сказать, что издавна все языческие религии бились над таинством целостности, над загадкой единства противоположностей (coincidentia oppositorum). Так еще Гераклит говорил, что «Бог есть день-ночь, зима-лето, война-мир, сытость-голод: то есть все противоположности». Мирча Элиаде в «Мефистофель и Андрогин» пишет о том, как эта проблема представлена в индуизме: «Тема преодоления противоположностей укоренена в самой сердцевине индийской духовности. Путем философского размышления и созерцания – в соответствии с учением Веданты – или благодаря психофизическим техникам и медитациям, как то рекомендует Йога, – человеку удается подняться над двойственностью и слить противоположности в своем теле и своей душе».

Знаменитая интуиция андрогина - мужа-женщины, являющаяся в этом смысле предельной идеализацией coincidentia oppositorum, ее символом, известна, пожалуй, всем культурам, и не обошла еврейский мир. Как бы то ни было, антиномизм пронизывает Устную Тору в самых разных направлениях и плоскостях. Множество законов, да и просто выражений, присутствующих в ТАНАХе, понимаются разными комментаторами не только по-разному, но зачастую противоположным образом. Однако это никого не смущает и воспринимается как должное: «Эллу ва-элу дварим Элоким Хаим» - «Как те, так и эти – слова Бога живого», - говорится по этому поводу в Талмуде. Один из учеников рава Кука - рав Ицхак Хутнер остроумно заметил, что если имеют место как «те», так и «эти» слова - то это «слова Бога живого», однако если нет «тех» и «этих» слов (то есть противоположных высказываний), а имеются только «те», или только «эти» - то это слова мертвых богов.

“Также и одно напротив другого сделал Бог”, - сказано в книге «Коэлет» (7:14). Мидраш (Тмура) эти слова раскрывает так: “Святой сотворил весь мир парным: одно вместо другого, и одно против другого. - Без смерти не было бы жизни, а без жизни не было бы смерти; без мира не было бы зла, а без зла не было бы мира… Не будь бедняков, богатые не выделялись бы, и не будь богачей, не выделялись бы бедняки. Он сотворил миловидность и уродство, мужчин и женщин…”

Пепел - андрогин

Соответственно, самые разные духовные реалии раскрываются в иудаизме как дополнительные, то есть противоположные, но в то же время внутренне спаренные. Например, праздник Пурим часто представляют сопряженным с «субботой суббот» Йом Кипуром (Йом Ки-Пур – День Как-Пурим). Йом-Кипуру предшествует обильная трапеза, сам же он представляет собой строжайший пост. Пуриму предшествует пост, в сам же этот праздник не только много едят, но и много пьют и веселятся и т.д..

В соответствии со словами Талмуда (Брахот 5.а) «единица святости двойной была» существует учение, особенно развитое равом Иегудой Цви Куком, о сдвоенности недельных глав Торы. (Глава «Берешит» идет в паре с главой «Ноах»; глава «Лех-леха» с главой «Ваейра» и т.д.). Его отец рав Авраам Ицхак Кук, как известно, усматривал антиномизм в сосуществовании религиозного и секулярного миров: «Когда молодые люди укрепляют себя физически в Эрец Исраэль, для того чтобы служить народу, то это усиливает дух высших праведников и увеличивает присутствие Божественного света в мире, так как не бывает явления одного света без того, чтобы не светился также и другой, противоположный ему» «Орот Хатхия 34».

Итак, согласно базисному иудейскому представлению все то, что едино для Бога, дано для человека в разобщенном разорванном антиномическом виде. Очень часто человек, воображающий, что он ухватил единство, на самом деле впадает в односторонность. Лишь вечности присуще единство, временности – преимущественно разобщенность. И все же существуют ситуации, когда время и вечность сближаются, когда образ вечности проступает во времени. Благодаря субботней песне «Леха доди» всем хорошо известно выражение «шамор вэ-захор бедибур эхад» - «соблюдай и помни в едином изречении». Имеется в виду, что в Торе дважды излагаются Десять заповедей (главы «Итро» и «Ваэтханан» ) – в одном случае с повелением «помни», в другом «соблюдай». Слово «соблюдай» (Дварим 5:12) Раши поясняет следующим образом: «Оба они ("помни" и "соблюдай") были произнесены в одном речении и в одном слове, и восприняты слухом одновременно». В каббале отмечается, что «шамор» - это женское начало, а «захор» - мужское, и что их одновременное изречение и звучание носило андрогинный характер. Другими словами, два этих изречения – единые для Бога, были также и людьми услышаны как один звук, то тесть были восприняты как звук «андрогинный», как - «день-ночь, зима-лето, война-мир, сытость-голод».

Итак, традиция допускает такие прорывы, допускает, что в наш мир могут пробиваться парадоксальные, антиномические послания, несущие двойной, причем противоположный смысл в одном и том же предмете. Впрочем, наряду со звуком «шамор вэ-захор» я затрудняюсь привести какой-либо другой пример такого прорыва, кроме пепла рыжей телицы (осквернение-очищение). Пепел телицы – это именно такой предмет, который обладает противоположными исключающими друг друга свойствами, несет в себе оба отталкивающихся заряда. Пепел рыжей телицы – это как бы некий метеорит, спавший с небес, и здесь, в мире множественности, сохраняющий свойство первозданного единого предмета. И то, что предмет этот – именно пепел, по-своему значимо и символично. Ведь с одной стороны пепел – это сама бесформенность, это скорее след предмета, нежели он сам. Ему буквально пристало прообразовывать собой нечто явившееся не из мира сего. А во-вторых, общая судьба метеорита – сожжение, превращение в пепел. Рабби Моше Хаим Луцато учит: “Один из великих принципов, которыми мы обладаем, гласит, что всему, что есть в нижних мирах, соответствуют наверху трансцендентные силы”. Чему может соответствовать метеорит нашего нижнего мира, в мире «высшем»? Какому религиозному символу, какому культовому предмету может соответствовать, сгорающий в атмосфере, метеор? По-видимому, тому самому предмету, который будет сохранять «неотмирные» свойства андрогина. А то, что этот предмет достигает наших земных пределов именно в виде пепла, дополнительно подчеркивает глубину как его адекватности собственной идее, так и адекватности того «великого принципа, которым мы обладаем».


К содержанию










© Netzah.org