Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Пинхас"

ПОСЛЕДНИЙ ШТРИХ («Пинхас» 5775 - 09.07.2015)

Поверить в то, что Бог лишь через сорок лет после дарования Торы впервые задумался о законах наследования, конечно, трудно. Но чем тогда это не «баг», то есть не сбой в программе, обнаруженный уже после того, как она передана пользователю?

Бог и «баг»

В недельной главе «Пинхас» описывается следующая примечательная история: «И подошли дочери Целафхада, сына Хэйфера, сына Гилада, сына Махира, сына Менаше, из семейств Менаше, сына Йосефа; и вот имена дочерей его: Махла, Ноа, Хогла, Милка и Тирца; И предстали пред Моше и пред Элазаром, священником, и пред князями, и (пред) всей общиной у входа шатра соборного, говоря: Отец наш умер в пустыне, и он не был в среде сборища собравшихся против Господа, в сборище Кораха, но за свой грех умер, и сыновей у него не было. Почему же исключено будет имя отца нашего из среды семейства его из-за того, что нет у него сына? Дай нам удел среди братьев отца нашего. И представил Моше дело их пред Господом. И Господь сказал Моше, говоря: Справедливо говорят («кен доврот») дочери Целафхада; дай им наследственный надел среди братьев отца их и переведи надел отца их им. И сынам Израиля объяви так: если кто умрет, а сына у него нет, то переведите надел его дочери его. А если нет у него дочери, то передайте его надел братьям его. А если нет у него братьев, то передайте надел его братьям отца его. Если же нет братьев у отца его, то передайте надел его ближайшему его родственнику из семейства его, чтоб он наследовал его. И да будет это для сынов Израиля установленным законом, как Господь повелел Моше». (27:1-11)

Всякий программист, читающий этот текст, наверняка находит в нем для себя немалое утешение. Уж если Всевышний допускает такие «баги», то какой спрос может быть с меня? Уж если Бог исходно не предвидел ситуацию, при которой в семье могут оказаться одни дочери (а заодно и то, что может не оказаться ни сыновей, ни дочерей вообще) и не включил такое условие в общий «код», то чего можно хотеть от меня!

Поверить в то, что Бог не предвидел столь банальные вопросы; что лишь через сорок лет после дарования Торы Он впервые о них задумался, конечно, трудно. Но что тогда значит, что этот Закон, а вместе с ним и прочие законы наследования, появляются в такой именно форме, в форме «респонса»? Чем это не «баг», то есть не сбой в программе, обнаруженный уже после того, как она передана пользователю?

Похожие ситуации, когда закон зарождается в ходе беседы с человеком, в Торе встречаются. Таков, например, закон, связанный с празднованием Песаха. «Были люди, которые были нечисты от прикосновения к трупу человеческому и не могли совершить Песаха в тот день. Подошли они к Моше и Аарону в тот день. И сказали те люди ему: мы нечисты от прикосновения к трупу человеческому. За что же мы будем лишены того, чтобы принести жертву Господню в назначенное для нее время в числе сынов Израиля? И сказал им Моше: постойте, послушаю я, что повелит Господь о вас. И Господь сказал Моше так: Говори сынам Израиля так: всякий, кто будет нечист из-за усопшего, или он будет в дальнем пути, из вас или из потомков ваших, то и он должен совершить Песах Господень. Во второй месяц, в четырнадцатый день, в сумерки пусть справляют его, с опресноками и горькими травами пусть едят его» (9.6–11).

Эту ситуацию тоже, конечно, можно представить как «баг». Ведь закон о «песах шейни» мог быть дан Всевышним и безо всякого вопроса со стороны «нечистых людей». И все же случай с Песахом особенный.

Во-первых, из всех праздников только один Песах повторялся для тех «кто будет нечист из-за усопшего, или будет в дальнем пути». А во-вторых, этот повтор касается отдельных людей, а не всего общества: он действует лишь в ситуации, когда нечистые – в меньшинстве. Как установили мудрецы, в том случае, если нечистой была большая часть народа, то вся община празднует в сам Песах 14 нисана, невзирая на нечистоту (это обстоятельство, между прочим, позволяет возобновить приношение пасхальных агнцев уже в наши дни, и если после 1967 года это не было сделано, то только по политическим причинам).

Итак, закон о «Песах Шейни» дважды особенный: во-первых тем, что он вообще празднуется, и во-вторых, тем, что имеет отношение только к отдельным лицам, а не ко всему народу. Неудивительно поэтому, если его изложение оказалось приурочено к особому поводу. Между тем, в случае дочерей Целафхада все выглядит несколько по-другому, выглядит каким-то недосмотром. Остается только руками разводить: несколько «блондинок» нашли «баг» в программе Бога! – Как это следует понимать?

Законотворчество

Ситуация настолько странная, что ее невольно хочется понять как сознательное привлечение народа Израиля, включая и мужчин и женщин, в процесс Божественного законотворчества.

Традиция признает, что Тора дана Израилю при его участии, что речь идет, таким образом, о соавторстве с Творцом. Так трактуются в частности слова Торы: «В день сей Господь Бог твой заповедует тебе исполнять все эти уставы и законы: соблюдай и делай их всем сердцем твоим и всей душою твоею» (Дварим 26.16).

В мидраше Танхума («Таво» 1) в связи с этими словами говорится: «Каждому, кто соблюдает заповедь поистине, это засчитывается, как будто он сам даровал ее на горе Синай, как сказано: «Соблюдай и делай (сделаешь их)» (Дварим 26, 16). Что значит «делай (сделаешь) их»? То, что каждому, кто исполняет Тору и соблюдает ее поистине, засчитывается, как будто он сам создал ее и даровал на горе Синай» (Танхума «Таво» 1).

Но тем более Израиль «сам создает Тору и дарует ее на горе Синай», когда не просто исполняет ее, а когда «подсказывает» Богу какие-то ее положения. Причем возникновение такой «подсказки» в нашем случае выглядит как будто бы задуманной Создателем изначально.

Однажды рав Кук выступил перед учащимися художественного училища «Бецалель». Он сказал им, что еврей может быть скульптором, то есть может ваять любое изображение, не предназначенное служить кумиром. Но при этом рав с одной стороны связывал эту дозволенность с тем, что поклонение идолам ушло из мира, а с другой обуславливал свое разрешение тем, чтобы последний удар резца был все же нанесен не евреем, а инородцем. Инородец как бы превращался в соавтора кашерного в целом произведения искусства.

Нечто подобное, как мне кажется, можно усмотреть и в случае с законом, инициированным дочерями Целафхада. То, что Всевышний ждал вопроса пяти «блондинок», для того чтобы открыть Израилю целый комплекс правил наследования имущества, - не ошибка, это скорее последний штрих, превращающий народ Израиля в соавторы Торы.


К содержанию










© Netzah.org