Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Экев"

МОШЕ И ПРОМЕТЕЙ («Экев» 5762)

Тора и огонь

В главе «Экев» мы неоднократно сталкиваемся с упоминанием огня. С огнем сопоставляется сам Всевышний: «Слушай Израиль, ты переходишь ныне Иордан, чтобы пойти овладеть народами, более многочисленными и сильными, чем ты… Знай же ныне, что Господь Бог твой, Он идет пред тобою, как огонь пожирающий, Он истребит их и Он низложит их пред тобою». (9.1-3)

Через несколько стихов Тора упоминает об огне, которым сопровождалось дарование Торы: « когда поднялся я на гору получить каменные скрижали, скрижали союза… и на них все слова, которые говорил вам Бог на горе из огня в день собрания… И обратился я, и сошел с горы, а гора горела огнем, и две скрижали завета на обоих руках моих…» (9.9-10)

Аналогичных мест, в которых огонь так или иначе связывается с дарованием Торы, можно привести немало, как например: «С неба дал Он тебе слышать глас Свой, дабы научить тебя, и на земле показал тебе великий огонь Свой, и слова Его слышал ты из среды огня» (4.36).

В мидраше Шир Аширим Раба (1) рассказывается: «Бен Азай сидел и учил, и огонь пламенел вокруг него. Пошли и сказали рабби Акиве: «Бен Азай сидит и учит, а вокруг него огонь». Пошел тот к нему и сказал ему: «Слышал я, что ты учил, а вокруг тебя был огонь». Сказал ему: «Да». Сказал ему: «Может, ты был занят обителями Меркавы?». Сказал ему: «Нет. Просто сидел я и перебирал слова Торы: от Пятикнижия – к Пророкам, от Пророков – к Писаниям, и была радость в этих словах такая, как при даровании их на Синае, и были они столь сладостны, как при первоначальном их даровании. А разве при первоначальном их даровании они не в огне были дарованы?»

Итак, Тора была дарована в огне, так что огнем даже может сопровождаться ее изучение. Более того, согласно Мидрашу, Тора сама является огнем, являлась в виде огня. Во всяком случае ее текст открылся перед Моше написанным «черным огнем, по белому огню». В этом смысле можно даже сказать, что обычай записывать текст черными чернилами на белом пергаменте – это лишь подражание тому чудесному явлению.

Итак, нет никакого сомнения в том, что наряду с тем, что Тора уподобляется воде, она уподобляется так же и огню.

И вот обращаясь к этому образу, к этому отождествлению Торы и огня, интересно было бы сопоставить историю дарования огненной Торы через Моше с похищением огня Прометеем.

Это сравнение не мне самому пришло в голову. Я встретил его в статье Александра Львова «Мифологемы обновления традиции», в которой рассматривается вопрос передачи традиционных знаний. При этом Львов сопоставляет миф о Прометее с агадой, рассказывающей о получении Торы Моше. Приведу эту агаду целиком: «Сказал рабби Йеошуа бен Леви: В час, когда поднялся Моше в небеса, сказали ангелы служения Святому, благословен Он: Владыка мира! Что делает между нами рожденный женщиной? Сказал им: Получить Тору он пришел. Сказали Ему: Излюбленное сокровище, что спрятано у Тебя за девятьсот семьдесят четыре поколения до сотворения мира — его Ты собираешься отдать простому смер­тному?! «Что человек, чтобы Ты помнил его, и что сын человеческий, чтобы Ты заботился о нем?» (Тегил 8:5) Господь, Бог наш! Как велико Имя Твое по всей земле! Ты, который Славу Свою возносит над небесами!» (там, 2). Сказал Святой благословенный Моше: Ответь ты им! Сказал Ему: Владыка мира! Боюсь я, как бы не сожгли они меня дыханием уст своих. Сказал ему: Держись за престол Славы Моей и отвечай им! Как сказано: « Держащийся за престол — Он простер над ним Свое облако» (Иов 26:9). Сказал Ему: Владыка мира! Тора, которую Ты даешь мне — что в ней написано? «Я — Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетс­кой» (Мех. 20:2). Сказал им: Спускались ли вы в Египет? Порабощал ли вас фараон? Тора для чего вам? Что еще написано в ней? «Да не будет у тебя других богов». А вы среди народов, поклоняющихся идолам, жили? Что еще написано в ней? «Помни день субботний, чтобы святить его». Но вы не делаете никакой работы, которую нужно прекращать. Что еще написано в ней? «Не спорьте». Есть у вас споры ? Что еще написано в ней? «Чти отца твоего и мать твою». Отец и мать есть у вас? Что еще написано в ней? «Не убивай! Не прелюбодействуй! Не кради». Зависть есть у вас? Злая страсть есть у вас? Тотчас согласились ангелы со Святым, благословен Он, как сказано: «Господь, Бог наш! Как велико Имя Твое по всей земле... но которая Славу Твою возносит над небесами». Тотчас каждый из них возлюбил Моше и передал ему нечто, как сказа­но: «Ты восшел на высоту, пленил плен, принял дары ради человека» (Тегил 68:19) за то, что звали тебя человеком, принял ты дары. Даже ангел смерти передал ему нечто» (Шабат 88б-89а).

Сопоставление, делаемое Львовым, просто и убедительно. Прометей против воли богов похитил с Олимпа огонь и принес его на землю. Моше против воли ангелов – как представляет это агада – приносит на землю Тору.

При этом автор обращает внимание на то, что ангелы, запрещающие Моше получить Тору, аналогичны богам греческой мифологии, мешающим Прометею получить огонь.

Как я уже сказал, сам Львов сопоставляет способы передачи традиции. Он пишет: «Миф о Прометее можно рассматривать как миф о происхождении объективирующего взгляда на традицию. Искусства или, лучше сказать, практики, которые принес людям Прометей, украдены у богов. Это значит, что получающая инстанция (люди) полностью овладела переданной ей вещью, а дающая инстанция (боги) уже утратила свои права. Прометей разрушает личные отношения между дающи­ми и получающими, превращая связующее их умение в объект, которым люди могут пользоваться по своему усмотрению…

Если миф о Прометее можно рассматривать как движение этой модели в сторону объективации передаваемых практик, размывания границ и разрыва связей, то другой миф, действующий в рамках еврейской цивилизации параллельно с прометеевым, делает акцент на сохранении отношений дающего и получающего. Платой за сохранение связей в этом альтернативном мифе является неопределенность и расплывчатость, необъективность передаваемого таким образом предмета.

В мидра­ше присутствуют два отчетливо различимых голоса: автора, как правило, на­званного по имени — и традиции, Священного Писания. Диалог, который ведут между собой эти голоса, иногда происходит по типовым правилам, а иногда — уникален. Неизменной остается только связь этих двух голосов, возникающая в диалоге. Таким образом мудрецам удается говорить автори­тетно, но без претензии на знание «истинного смысла» священного текста, не от имени Писания, а от собственного имени обращаясь к народу или к другим мудрецам, и добиваться при этом согласия традиции. Таким образом мудрецы овладели новой технологией, сохранив при этом хорошие отношения с тра­дицией».

Иудейские ангелы и олимпийские боги

Фактически Львов обнаруживает, что в своем подходе к Писанию мудрецы Талмуда предвосхитили деконструктивизм, т.е. что они искали не только явные и однозначные, но так же и возможные смыслы Текста, смыслы, в которых они по той или иной причине были заинтересованы.

Оставив читателя наедине с этим глубоким и важным наблюдением, я вместе с тем хотел бы обратиться к более общему сопоставлению Моше с Прометеем. Мы видим здесь любопытное явление. Устная Тора, Агада, сближаясь в чем-то с языком мифа, дает возможность лучше понять этот миф, понять его как некое параллельное позитивное знание.

Причем в традиции иудаизма имеется два пункта, которые дополнительно подтверждают осмысленность сравнения сделанного Львовым. Во-первых, как я уже заметил, Тора не просто уподобляется огню, но чуть ли не отождествляется с ним («черным огнем по белому огню»). Другой пункт состоит в том, что ангелы – хранители народов традиционно воспринимаются иудаизмом как национальные божества.

Согласно иудейской традиции ангелы (часть ангелов) не подобны олимпийским богам – а буквально ими являются. В книге пророка Иеремии сказано «Боги, не создавшие неба и земли, исчезнут с земли и из под небес» (10.11) Эта фраза написана по-арамейски (единственный арамейский фрагмент во всей этой книге), и это странное обстоятельство объясняется Зоаром следующим образом: поскольку ангелы - это боги (элоким), т.е. те самые боги, которые не сотворили неба и земли, этот пасук может возбудить в них гнев. А поскольку они, являясь ангелами хранителями народов и хорошо зная их языки, не понимают при этом арамейского (что объясняется его особенным, «всеобщим» статусом среди всех прочих языков), то фраза эта, по мнению Зоара, и написана на этом языке.

Итак, согласно иудаизму Тора - подобна огню, по меньшей мере с огнем напрямую связана, а ангелы – суть боги народов, которые и согласно агаде и согласно легенде о Прометее, препятствовали низведению «огня».

Если же сопоставить два творческих типа передачи традиции - греческий «атеистический» с еврейской «талмудической» - о которой пишет Львов, то между ними так же можно усмотреть подобие. Во всяком случае иудаизм – это классический «атеизм» по отношению к языческим богам («Рот у них – а не говорят, глаза у них - а не видят» Тегил 115)

Но тогда мифологическая фигура Прометея начинает вырисовываться, как своеобразное видение исторической фигуры Моше. Похищение огня - это видение исторического события дарования Торы мифологическими глазами греческого народа.

Так называемый «научный атеизм» преуспел в установлении аналогий между различными религиями. Везде и по всюду ученые находят общие структурные мифы. Остается лишь сожалеть, что религия никогда не предпринимала попытки проинтерпретировать «повторяющиеся» в языческих мифах структуры и осмыслить отражениями чего в Священной истории они могут являться.

Находки библейской критики повлекли за собой множество самых разнообразных и смелых интерпретаций (в этом отношении уместно упомянуть сочинение р.Мордехая Броэра «Перкей моадот»), но изыскания «научного атеизма» до сих пор остаются невостребованными религиозной мыслью.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

26/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:36 19:48
Тель-Авив 18:51 19:50
Беэр-Шева 18:53 19:50
Хайфа 18:43 19:51








© Netzah.org