Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Реэ"

В СИЛУ ПРИВЫЧКИ ("Реэ" 5772 - 16.08.2012)

Человеку следует утвердиться в убеждении, что он есть ровно то, что он есть, и что он может стать кем хочет только в этом мире: после смерти его душа способна очиститься от вредных пристрастий, но у нее не появится иных потребностей и интересов сверх тех, которые она нажила в этом мире, а потому ей как можно скорее следует обзавестись религиозными привычками, выходящими за пределы только морального поведения.

Единственный еврейский роман

В недельной главе «Реэ» сказано: «Все, что я заповедую вам, бережно исполняйте, не прибавляй к тому и не убавляй от того». (13:1)

В этих словах можно усмотреть девиз религиозного обскурантизма, апофеоз религиозной зашоренности, призыв жить по жесткому алгоритму. Как, в самом деле, должна выглядеть в свете этих слов жизнь еврея? Какой Бальзак способен на основе этого идеала живо и привлекательно описать образцовую «еврейскую комедию»? Ведь если вдуматься, то такой роман совершенно невозможен, или – если взглянуть на эту картину с обратной позиции - единственная книга, единственный роман еврея – это «Шулхан арух» - сборник предписаний на все случаи жизни, в котором регламентируются тысячи поведенческих реакций еврея в тысячах жизненных обстоятельств. Соответственно, все отклонения, все проблемные ситуации, в которых человек ведет себя непредсказуемо и спонтанно, ситуации столь интересные романистам – составителями «Шулхан аруха» и комментариев к нему полностью игнорируются. Не то что «прибавления» и «убавления», но даже назидательные отступления в сторону, в виде критических замечаний в адрес тех, кто алгоритму не следует – относительная редкость для этого кодекса. Другими словами, «Шулхан арух» можно назвать единственным еврейским «романом», в котором наперед расписаны все жизненные сюжеты, и представлена единственно правильная поведенческая линия. Разве это жизнь?

Не секрет, что при неумелом использовании религиозных пособий человек способен вытравить из себя все самое достойное и живое. Сама по себе формальная исполнительность при отсутствии внутренней жизни может не давать ничего, может даже усугублять моральное уродство, о чем немало говорится у пророков («К чему Мне множество жертв ваших? – говорит Господь. – Пресыщен Я всесожжениями овнов и туком откормленного скота; и крови быков и овец и козлов не желаю Я. Когда вы приходите, чтобы предстоять Мне, кто просит вас топтать дворы Мои? Не приносите больше пустого дара; воскурение – мерзость для Меня; собраний, которые вы собираете в начале нового месяца и в субботы, не терплю Я: беззакония с празднеством» Йешайя». 1:11)

Виленский Гаон писал: «У праведников еда и другие телесные функции тоже святы, потому что они делают все во имя Неба. Но есть такие люди, у которых даже Тора и добрые дела – только для того, чтобы похваляться, и они происходят со стороны эрев рав и принадлежат Геенному». (Эвен Шлема 8.17)

Рамбан, комментируя слова Торы «Святы будьте Мне» (Ваикра 19:1), пишет: «Тора запретила кровосмешение и нечистую пищу, и разрешила супружескую связь и чистую пищу – мясо и вино, так что и сластолюбие и чревоугодие могут расцветать и в рамках закона. Таким образом, изучив Тору, человек может найти для себя нишу, в которой сможет предаваться любому пороку, якобы заручившись на то разрешением Торы».

Итак, одно «бережное исполнение» не только недостаточно, нередко оно даже пагубно для человека, так как он сосредотачивается на этом исполнении как на самоцели, и перестает видеть своей целью Небеса. Не честнее ли и не правильнее ли сосредоточиться на моральной стороне веры?

Место религии

Этот вопрос тем более уместен, что с некоторых пор среди просвещенных народов утвердилось сознание, что вообще не «обряды», не заповеди, а именно внутренняя духовная жизнь является необходимой и достаточной основой всякой религиозности. Такое понимание утвердилось среди европейцев и в значительной мере распространилось на еврейский мир.

В наше время существует множество евреев, именуемых «светскими», которые в то же время начитаны в традиции и время от времени что-либо исполняют. По своим убеждениям – это вполне верующие люди. Все их отличие от классических иудеев состоит в том, что они резко различают между «игом небес» и «игом заповедей». «Иго небес» - это суть религии, «иго заповедей» - сомнительный и условный придаток. Даже когда они соглашаются с тем, что заповеди от Бога (а не просто от раввинов), они их все равно не исполняют. Они говорят «эйн коах», что на самом деле является не проявлением внутренней душевной слабости, а другим выражением той же общей оценки: «это не имеет значения, на эту чепуху жаль сил и времени».

Каждый человек решает за себя, между тем мне бы хотелось обратить внимание на сохраняющиеся и в наше время аргументы в пользу целесообразности исполнения заповедей.

Прежде всего, самоуважение. Существуют почтенные прошедшие проверку временем признаки принадлежности к избранному народу: хочешь чувствовать себя евреем - нужно соответствовать.

Но есть и другой, более внутренний, более духовный повод соблюдения заповедей. К сожалению, питание экстрактом химически чистой духовности многим кажется истощающим и способствующим вырождению религиозного чувства. Ницше с иронией говорит о людях, "у которых атрофировался религиозный инстинкт: так, что они даже и не знают, зачем собственно нужны религии, и с видом тупого удивления отмечают их существование среди людей… Им не вполне ясно, о чем собственно здесь идет речь - о новом ли удовольствии или о деле".

Кто-то скажет, что важно не то, как человек относится к религии, относится к Богу, а то как Бог относится к человеку. Связывать же два этих отношения в одно далеко не всегда верно. Человек может ничего не смыслить в религии и быть при этом прекрасным человеком, наследовать вечную жизнь. И иудаизм вполне может с этим согласиться: «Сказал рабби Шимон бан Йохай: «Кто более велик, тот кто любит царя, или тот кого любит царь? Тот, кого любит царь, как сказано: «И любит гера».

Но может и не наследовать. Могут ли сохраниться отношения, если их желает поддерживать лишь одна из сторон? В том-то и дело, что религия – это отдельная не сводящаяся к нравственности духовная сфера (хотя нравственность и предполагающая). И с точки зрения вечности освоение этой сферы чрезвычайно важная задача. Отсутствие отдельной специальной потребности в Боге, отсутствие стремления к Нему, может обойтись человеку очень дорого, а потребность эта нигде больше не культивируется, как именно в изучении Торы и ее «бережном исполнении».

Не секрет, что люди, вовремя не создавшие семьи, с годами теряют в ней потребность, они становятся как будто бы удовлетворены своим одиноким существованием. Не все зависело от них, не всегда рядом с ними был человек, с которым им стоило сближаться. Но Бог всегда находится поблизости, и воспитание в себе навыков общения с Ним доступно каждому. Привычка значит многое как в дурном, так и в хорошем отношении (Диоген Лаэртский приводит такую историю: «Платон увидел одного человека за игрой в кости и стал его корить. «Это же мелочь», ответил тот. «Но привычка не мелочь», - возразил Платон». «О жизни» 3:38)

В вопросах вечности перестраховок не бывает. Как пишет Луцато: «Глубина замысла Творца состоит в том, что человек сам будет полным владельцем своего блага, как в общем, так и в частном… Человек займет именно ту ступень, которую он избрал и на которую себя поставил» (Дерех Ашем 2.7).

Таким образом, Вечная жизнь человека целиком и полностью определяется его собственным выбором. Человек, не воспитавший в себе потребности общения с Создателем при жизни, менее всего пожелает такого общения по ее завершении. Человеку следует утвердиться в убеждении, что он есть ровно то что он есть, и что он может стать кем хочет только в этом мире: после смерти его душа способна очиститься от вредных пристрастий, но у нее не появится иных потребностей и интересов сверх тех, которые она нажила в этом мире, а потому ей как можно скорее следует обзавестись религиозными привычками, выходящими за пределы только морального поведения. Для человека живого и чуткого «бережное исполнение» заповедей никак повредить не может. Напротив, оно наивернейшим образом обратит его к нужной цели.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

19/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:44 19:57
Тель-Авив 18:59 19:59
Беэр-Шева 19:01 19:58
Хайфа 18:51 20:00








© Netzah.org