Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Реэ"

О КОШЕРНОСТИ МУХОМОРОВ («Реэ» 5675 - 01.09.2005)

Объяснение объяснений

В недельной главе «Реэ» приводятся законы кашрута: «Вот животные, которых можете есть: бык, овца и коза, олень, газель и оленек, и козерог, и аддакс, и буйвол, и орикс. Всякое животное с раздвоенным копытом и с разрезом на копыте, делящим его надвое, из скота, отрыгающего жвачку, его можете есть. Только этих не ешьте из отрыгающих жвачку и имеющих раздвоенное копыто с глубоким разрезом: верблюда и зайца, и дамана; так как жвачку отрыгают они, но копыта не раздваивают – нечисты они для вас; И свиньи, потому что (хотя) копыта у нее раздвоены, но жвачки не жует – нечиста она для вас; мяса их не ешьте и к трупам их не прикасайтесь. Вот этих ешьте из всего, что в воде: все, имеющее плавники и чешую, ешьте. Все же, что не имеет плавников и чешуи, не ешьте: нечисто оно для вас. Всякую птицу чистую ешьте. Но этих не должны вы есть из них: орла, морского орла и грифа, и шулятника, и сокола, и коршуна по роду его. И всякого ворона по роду его, И страуса, и совы, и чайки, и ястреба по роду его, И сыча, и ибиса, и филина, И пеликана, и сипа, и баклана, И аиста, и цапли по роду ее, и удода, и летучей мыши. И всякие насекомые крылатые нечисты для вас, да не будут они едомы. Всякую птицу чистую можете есть. Не ешьте никакой падали; пришельцу, который во вратах твоих, отдай ее, и пусть он ест ее, или продай чужеземцу; ибо ты народ, посвященный Господу, Богу твоему. Не вари козленка в молоке матери его» (14.4-21)

Народам Всевышний предъявил лишь одно «гастрономическое» требование: они не должны поедать пойманого ими зверя живьем, но обязаны предварительно умертвлять его («только плоти при жизни ее, крови ее не ешьте» Брешит 9.4).

Евреи же должны не только существенно ограничить свою диету и воздерживаться от употребления в пищу креветок, хрящевых рыб, кроликов, свиней и т.д., но также еще и не смешивать молочную пищу с мясной, тщательно разделяя при этом соответствующую посуду. Это последнее требование возникает как «ограда» вокруг заповеди «не вари козленка в молоке матери его».

Между тем гастрономические и диетологические законы Торы, быть может, как ни какие другие позволяют увидеть смысл законов Торы как таковых.

Действительно, при всем том, что Всевышний разрешил инородцам употреблять в пищу все что им вздумается, сами представители разных народов нередко накладывают на себя определенные ограничения. Однако для них эти ограничения всегда связаны с какими-то гастрономическими и прагматическими соображениями. Прагматика пронизывает даже те случаи, когда запрет носит религиозный характер.

Например, запрет смешивать мясную и молочную пищу, принятый у многих пастушьих племен, вызван соображениями симпатической магии, согласно которым употребление молока вместе с мясом вредит коровам и может даже вызвать падеж скота.

Еврейские же запреты и предписания выполняются по воле Всевышнего, а не по тем прагматическим соображениям, которые могут за ними стоять.

Объяснения смысла заповедей постоянно даются, более того, искать их уместно и даже похвально, но никакое объяснение не может служить мотивом исполнения.

Итак, заповеди выполняются, потому что они заповеданы самим Всевышним, а их произвольность призвана подчеркнуть, что через эти заповеди Израиль избирается, отделяется от народов. Благодаря исполнению заповедей, произвольно предписанных Всевышним, святое отделяется от будничного.

Но разве это не объяснение смысла заповедей? Безусловно. Общая рефлексия верующего неизменно наталкивается на волю Всевышнего как на последнюю мотивацию исполнения заповедей. Ход этой рефлексии сродни парадоксальному рассуждению Аристотеля относительно необходимости философствовать. Нужно ли философствовать? – спрашивает Аристотель и отвечает: Философствовать либо нужно, либо не нужно. Но для того, чтобы показать, что философствовать не нужно, требуется хоть немного, но пофилософствовать, а значит, философствовать нужно.

Если мы услышали вопрос Аристотеля, мы обязаны философствовать. Если мы услышали вопрос, зачем выполняются евреями те или иные заповеди, мы должны ответить – потому что так им повелел Всесвятой.

И если после приведенного объяснения мы выполним заповедь, то сделаем это не по «общим соображениям» (даже если они у нас имеются), а ради Всевышнего.

В мире животных и растений

Однако после того, как мы дали этот единственный верный ответ, нам не возбраняется давать и другие ответы, т.е. искать те общие смыслы, которые мог вложить в заповеди Всевышний.

В связи с приведенным в главе «Реэ» общим перечнем чистых и нечитстых животных можно заметить, что эти законы касаются исключительно животного мира. Другими словами, при всем том, что имеется множество нечистых животных, не существует нечистых растений.

Действительно, прочитав внушительный перечень запрещенных к еде насекомых, рыб, зверей и птиц, мы вроде бы могли ожидать аналогичного перечня также и в отношении растений. Уловив «общую идею», мы бы могли, скажем, ожидать запрета потреблять какие-либо травы, или, например, разрешения есть грибы пластинчатые, но ни в коем случе не прикасаться к трубчатым.

Но Тора не налагает никаких ограничений в отношении растительной пищи. Любое растение еврей может срывать и как ему вздумается готовить. Если мы доверяем народным технологиям длительной отварки мухоморов, то галаха не та инстанция, которая запретит нам полакамиться этим блюдом.

В отношении растительной пищи еврей чувствует себя так же, как чувствует себя инородец, который употребляет в пищу всякое животное, если только его вкус приглянется ему.

С чем это связано? Не позволит ли нам это обстоятельство как-то проникнуть в понимание природы животных и растений, а также в разделение святого и будничного?

В свое время («Праздник деревьев») мне уже доводилось отмечать, что животный и растительный мир относятся друг к другу как святое и будничное.

В самом деле, трактат Талмуда «Рош Ашана» начинается следующей мишной: «Существует четыре новолетия: первое нисана - новолетие царей и трех праздников, связанных с паломничествами. Первое элуля - новолетие десятины от скота. Раби Элиэзер и раби Шимон говорят: первое тишрея. Первое тишрея - новолетие для субботнего года и юбилеев… Первое швата - новолетие деревьев. Это по мнению школы Шамайя. А школа Гилеля учит: пятнадцатого числа этого месяца».

Этот перечень «четырех новолетий» буквально напрашивается на то, чтобы его подразбили на две пары, каждая из которых представлена сочетанием святого и будничного.

В самом деле, человеческий мир также разделен на два мира – Израиль (хронология которого ведется с нисана) и Человечество (хронология которого ведется с тишрея), как мир всего живого разделен на животных и растений.

Нет сомнения, что глобальный экологический гомеостаз поддерживается в мире за счет разделения всего живого на мир растений и мир животных.

Животные питаются растениями и потребляют выделяемый ими кислород.

В этом отношении знаменательно, что основа растений - хлорофил и основа животных - гемоглобин - практически идентичные вещества. Единственное существенное их отличие заключается в том, что в состав гемоглобина входит железо, а в состав хлорофила - магний.

При всем том, что растительный и животный мир взаимозависимы, эта зависимость разного рода, она не симметрична. С некоторыми оговорками мы можем сказать, что растительный мир способен существовать сам по себе без животного мира (например, накопление углекислого газа в атмосфере могло бы пополняться за счет лесных пожаров).

В отличие от него животный мир существует исключительно за счет растительного и предполагает его. Животный мир как бы избран из мира всего живого в особую касту существ, своей «живостью» приближенных к Живому Богу.

Как Израиль свят и избран, как Израиль уместен и мыслим только в связи со всем человечеством, угождающим Всевышнему исполнением семи заповедей, так же точно и животный мир: он избран по отношению к миру растительному, существующему исконно.

Утверждение, что животный мир – это мир святого, а растительный мир – это мир будничного, возможно, и выглядит некоторой схематичной натяжкой. Между тем это видение определенным образом поясняет, почему растительная пища никак не разделена для евреев на чистую и нечистую.

Как для народов, для «будничного человечества» лишено смысла какое-либо разделение любой пищи на «чистую» и «нечистую», так для Израиля лишено смысла такого рода разделение относительно растительной пищи – ведь вся она по сути своей «будничная».


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

21/10/2017

Начало Исход
Иерусалим 17:26 18:37
Тель-Авив 17:40 18:39
Беэр-Шева 17:44 18:40
Хайфа 17:31 18:38

Недельная глава Ноах









© Netzah.org