Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Шофтим"

РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ («Шофтим» 5771 - 01.09.2011)

Сангедрин воспринимает Тору согласно своей традиции, Царь – согласно своей. Иными словами, существует власть Сангедрина, и соответствующий ему раввинистический способ чтения Торы, и существует царская традиция, царская школа понимания Торы.

Два списка

В недельной главе «Шофтим» написано: «Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься в ней, и скажешь: "поставлю я над собою царя, подобно всем народам, которые вокруг меня", То поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой: из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою чужеземца, который не брат тебе. Только чтоб он не заводил себе множества коней и не возвращал народ в Египет для умножения коней; Господь же сказал вам: "не возвращайтесь более путем сим"; И пусть не обзаводится множеством жен, дабы не развратилось сердце его; и чтоб серебра и золота не умножал он себе чрезмерно. И вот, как воссядет он на престол царства своего, пусть спишет себе список закона сего с книги, что у священников Левитов, И пусть он будет у него, и пусть он читает его все дни жизни своей, дабы приучился он бояться Господа, Бога своего, чтобы блюсти все слова закона сего и уставы сии, чтобы исполнять их; Чтоб не возносилось сердце его над братьями его и чтоб не отступал он от заповеди сей ни вправо, ни влево, дабы долгие дни пребывал он на царстве своем, он и сыновья его среди Израиля».(17:14-20).

Итак, при всем том, что истинным Царем Израиля является сам Всевышний, Он позволил своему народу ставить над собою земного царя, и даже предписал ряд законов, связанных с царским правлением. Это решение Всевышнего заслуживает особого рассмотрения, учитывая, что ранее Он уже учредил суверенный правительственный орган Сангедрин: «Господь сказал Моше: собери Мне семьдесят мужей из старейшин Израиля, о которых ты знаешь, что они старейшины народа и надзиратели его, и возьми их к шатру соборному, и пусть предстанут они там с тобой. А Я сойду и буду говорить там с тобой, и отделю от духа, который на тебе, и возложу на них, чтобы они несли с тобою бремя народа этого». (Бемидбар 11:11-17)

Так сказал Всевышний через год после исхода из Египта, и вот теперь, опасаясь, что Израиль поступит по обычаю народов земли и пожелает подчиниться царю, Всевышний предупреждая эту инициативу, учреждает еще одну – царскую власть. Иными словами, мы видим, что священная власть оказалась разделена, разделена на власть Сангедрина и власть Царя.

В чем отличие этих властей? Главная особенность царя состоит в его эксклюзивной суверенности: по меньшей мере в ряде сфер он творит суд по своему собственному усмотрению, как бы возвышаясь над законом, но в то же время... все же согласуясь с каким-то иным своим Законом!

В самом деле, мы видим, что Всевышний требует, чтобы царь «списал себе список закона сего с книги, что у священников Левитов, и читал его все дни жизни своей, дабы приучился бояться Господа, Бога своего». Что это за «второй» список Торы? О каких двух свитках Торы идет речь? Раши поясняет: «Два свитка Торы: один хранится в его сокровищнице, а другой входит и выходит с ним вместе». По некоторым мнениям речь идет только о Пятой книге – Дварим, но более принято считать, что царь носил при себе все Пятикнижие. Но чем (согласно этой версии) отличался этот второй список Торы от первого? Формально ничем. Царь уже хранил в своем доме свиток Торы, хранил ее в качестве сына Израиля, однако в качестве Царя у него имелся второй список, который он учил несколько иначе, чем первый. Как это следует понимать?

Два прочтения

Магараль в «Гвурат Ашем» пишет о том, что чудо – это не отмена и не нарушение закона, что это просто явление, совершающееся по иным особым законам, хотя и естественные и сверхъестественные законы коренятся в одной источнике. То же можно сказать и о царской власти. Царская власть – это не произвол, это правление, осуществляемое на основании других принципов, хотя и записанных в той же книге. Сангедрин воспринимает Тору согласно своей традиции, Царь – согласно своей. Иными словами, существует власть Сангедрина, и соответствующий ему раввинистический способ чтения Торы, и существует царская традиция, царская школа понимания Торы.

В следующей недельной главе «Ки-тице» мы прочтем: «Да не будут наказываемы смертью отцы за детей, и дети да не будут наказываемы смертью за отцов: каждый за свой грех должен быть наказываем смертью». (Двар 24:16).

Рав Ури Шерки обращает внимание на то, что в трактате Сангедрин эти слова Торы трактуются исключительно в том смысле, что близкие родственники подсудимого не привлекаются в качестве свидетелей. По словам рава Шерки, никакая другая трактовка этих слов Талмуду не известна... и это при том, что другая трактовка в действительности существует, и приводится не где-нибудь, а в ТАНАХе!

Так во второй книге «Диврей аямим» мы читаем: «Двадцати пяти лет воцарился Амацийя, и двадцать девять лет царствовал он в Иерусалиме. А имя матери его Йеоадан, из Иерусалима. И поступал он справедливо в очах Господних, но не от всего сердца. И когда упрочилось за ним царство, он умертвил рабов своих, которые убили царя, отца его. Но сыновей их он не умертвил, ибо написано в Торе, в книге Моше, что Господь приказал, сказав: "Да не умрут отцы за детей, а дети не умрут за отцов, но каждый лишь за свой грех должен умереть". (2 Диврей аямим 25: 1-4).

Итак, при всей своей подкупающей «буквальности», при всей своей «авторитетности» (в смысле упомянутости в ТАНАХе) такое истолкование приведенного закона ни разу не приводится в Талмуде! Раввинистическое учение не интересуется учением царским, равно как и царское учение не интересуется раввинистическим. Они находятся в разных плоскостях.

Как известно, главным механизмом поддержания в жизни общества правовых норм является разделение властей. Независимые друг от друга и свободно избираемые законодательная и исполнительная власти являются главным средством предупреждения злоупотреблений, и по праву считается величайшим достижением последовательно безрелигиозной светской государственности. Но как мы видим, не только будничное, не только светское правление предусматривает разделение властей, его предусматривает также и управление святое!

Мне остается только заметить, что в наш век, когда традиция царской трактовки Торы полностью утрачена, рассчитывать на то, что аутентичное царское (мессианское) правление утвердится естественным путем, довольно трудно. А за неимением лучшего, религиозному миру следует больше ценить демократические институты и относиться к светскому «малхуту» с подобающим уважением.

Спору нет, «единственная демократия на Ближнем востоке» страдает серьезными дефектами, обусловленными ее социалистическими корнями: по меньшей мере, все электронные СМИ монополизированы левой элитой, а высшая судебная власть никак не контролируется избирателями. При этом и журналисты, и судьи мнят себя стражами «демократии», вызывая у многих верующих дополнительный повод искать альтернативу в государстве галахи. Но такое государство не устоит, если не вспомнит, что и ему присуще разделение властей, что «демократия» - это в первую очередь механизм контроля над властью, имеющая выраженную тенденцию коррумпироваться вне всякой связи с тем, от галахи она, от шариата, или от естественного света разума.


К содержанию










© Netzah.org