Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Ки теце"

БРАЧНАЯ АСИММЕТРИЯ («Ки теце» 5763)

Супружеская неверность

В недельном чтении «Ки теце» дается запрет на связь с замужней женщиной: «Если найден будет кто лежащим с женою замужнею, то да умрут они оба: человек, лежащий с этой женщиной, и женщина эта, и истребишь ты зло из Израиля» (22.22)

Как известно, для того чтобы казнить за преступление, наказуемое смертной казнью, должны быть выполнены весьма специфические условия, а именно в сам момент совершения преступления преступник должен услышать от двух свидетелей, что его действия запрещены Торой, и ответить, что он знает это, но именно поэтому делает. Если же это условие соблюдено не было, то смертная казнь заменяется менее суровым наказанием.

В нашем случае измена влечет за собой полный запрет на интимную близость. Неверная жена становится запрещена как для своего мужа, так и для своего любовника, а ее дети, зачатые от кого-либо из них (после измены), будут считаться незаконными.

Тем не менее легко заметить, что ситуация эта не симметрична, что мужская и женская измена представляются Торой как два совершенно разных явления. Если женатый мужчина вступит в интимные отношения со свободной женщиной, то хотя его поступок и будет осуждаться иудаизмом, за него не только не положена смертная казнь, но он не влечет даже и расторжения того брака, в котором мужчина состоит.

Более того, Тора разрешает мужчине брать вторую жену, о чем ясно говорится в нашем же недельном чтении: «Если будет у кого-либо две жены, одна любимая, а другая не любимая…» (21.15)

Трудно сказать, что Тора считает многоженство нормальным явлением. В браке существенно то, что в нем участвует именно двое, что это пара, как сказано: «И станут двое одной плотью».

И не удивительно, что практика многоженства была оставлена еще до написания Талмуда, а в Х-ом веке и вовсе запрещена. Допуская многоженство, Тора просто идет навстречу человеческой слабости, как она делает это и в некоторых других случаях. Тем не менее само это допущение многоженства явно показывает, что Тора совершенно по-разному относится к мужской и женской измене.

Но почему одно и то же преступление сурово наказывается в том случае, если оно совершено женщиной, и практически никак не наказывается в том случае, если оно совершено мужчиной? Что значит эта асимметрия? Почему еврейский брачный союз не разрушается изменой мужчины, но разрушается изменой женщины? Имеются ли какие-то природные особенности супружества, способствующие именно такому положению дел, или это чистый произвол Создателя, суровый и непостижимый, но с которым мы должны считаться?

Движение и покой

По-видимому, природные качества пола в этом законе учитываются; по-видимому, все дело в том, что женщина является покоящейся составляющей брачных отношений, а мужчина подвижной. Причем эта особенность пронизывает все уровни. Действительно, именно женщина, а не мужчина является той персоной, которая «задает» брак. В супружестве мужчина находится при женщине, а не наоборот, как может показаться на первый взгляд. Статической, покоящейся стороной брачных отношений, носительницей супружества и его вдохновительницей является именно жена.

Это на удивление мало кто понимает. Сексуальные отношения, их психология и социология - одна из самых популярных тем современного общества. Между тем даже у серьезных психологов я не встречал тех наблюдений в этой области, которые можно найти у мистика Сведенборга. Приведу в пример следующий фрагмент из его книги «Супружеская любовь» (8.161): «Мужчины не замечают, что любовь, а следовательно стремление к соединению пробуждают в мужчинах женщины. В действительности они это отрицают. Это вызвано тем, что женщины поддерживают в мужьях убеждение, что любят как раз мужчины, а жены лишь принимают любовь...

Я видел убедительные доказательства тому в духовном мире. Однажды там была дискуссия по этим вопросам, и мужья, убежденные своими женами, утверждали, что именно они, а не жены любят, а что жены лишь принимают их любовь. Для того чтобы прекратить споры, все женщины, включая их жен, были удалены от мужей, и когда это произошло, сама атмосфера половой любви улетучилась. Когда это случилось, мужья впали в странное умственное состояние, какого прежде никогда не испытывали. И многие из них жаловались на то. Позже, покуда мужья оставались в том состоянии, женщинам позволили возвратиться, в том числе женам, и они нежно заговорили с мужьями. Но мужчины остались холодны к женским чарам. Они отворачивались от жен и говорили меж собой: «Что это за женщина?» И когда некоторые из женщин отвечали, что они их жены, мужчины говорили: «Что значит жена? Мы вас не знаем». Однако когда жены обиделись и некоторые заплакали из-за этой в высшей степени холодной бесчувственности со стороны мужей, атмосфера женского пола и супружества, которая была до того момента недоступна мужчинам, вновь пронизала их. Тогда мужчины мгновенно вернулись к своему прежнему состоянию ума – к тому, в котором одни любили супружество, а другие – женский пол. Это убедило мужчин в том, что ничто ни от супружеской, ни от половой любви в них самих не пребывает, но пребывает лишь в женах и женщинах. Однако после жены благоразумно внушили мужьям, что любовь пребывает именно в мужчинах и что лишь некая искра ее может перейти от них к самим женщинам».

У еврейства, избранного уже на уровне рода, ситуация несколько другая. Еврейский мужчина исходно содержит потребность в супружестве. Эта необходимость глубинным образом вложена в смысл его служения (как сказано в Талмуде, «женящийся как бы выполняет всю Тору»). Но в общих чертах характер взаимоотношения полов, описанный у Сведенборга, присущ также и потомкам Иакова.

Что же касается Эсава, призванного не столько к религиозному служению, сколько к творческому освоению мира, то здесь наблюдение Сведенборга на удивление точно: в нееврейском мире инициатором брачных отношений практически полностью оказывается женщина.

В своей работе «Органопроекция» русский философ Флоренский показал, что все созданное человеком является продолжением каких-либо его органов. Так, дом, по Флоренскому, является продолжением всего человеческого тела в его цельности и совокупности.

При этом однако, мыслитель не обратил внимания на то обстоятельство, что в сущности дом является продолжением именно женского тела. Нет выражения «хранитель очага», но лишь выражение «хранительница очага».

Сведенборг прав. Мужчина сам по себе не нуждается ни в женщине, ни в жилище. Он самодостаточен, и может быть вполне удовлетворен и безмятежен, занимаясь лишь любимым делом. Сын Эсава - это вольный охотник, это Следопыт, который может годами спать на земле, положив под голову камень, и не вспоминать о «прекрасном поле». Однако стоит этому вольному охотнику на минуту растянуться в мягкой постели, как в нем немедленно начнет просыпаться похоть. Мягкая постель, перина воспринимается как продолжение именно женского, но никак не мужского тела. Но таков в пределе и весь дом. Дом - это продолжение именно женщины, которая традиционно живет при нем, его обустраивает и придает ему свое очарование, как сказано: «Мудрая жена устраивает свой дом, а глупая разрушает его своими руками» (Мишлей 14.1) Мужчина помогает женщине создавать дом, но он чувствует его своим по-настоящему только через жену.

Мужчина, как правильно выразился Булгаков – это Мастер, он чем-то занят, чем-то всецело поглощен. Если этим занятием оказывается сама женщина и только она, мужчина теряет в глазах женщины всякий интерес. Но если он «при деле», то невольно влечет ее. Мужчина впускает женщину в свою «мастерскую», в свое царственное одиночество, но при этом невольно оказывается в ее доме.

По всей видимости, Тора опирается именно на эту природную данность, когда провозглашает принципиальную асимметрию мужской и женской измены. Мужская измена в принципе может быть прощена и остается на усмотрение женщины, измена женщины – это разрушение основ, которое (еврейский) мужчина простить не властен.

И это особенно видно опять же из аналогии с домом. Владение двумя домами выглядит лишь избыточной роскошью, в то время как проживание в одном доме двух хозяев просто лишает дом его прямого исконного смысла. «Коммуналка», так же как и тюремная камера, не является домом по определению. Так же и мужчина женатый на неверной жене – не женат по определению, и галаха требует, чтобы он прекратил с ней всякую интимную связь.

Хотя мужчине (или лучше сказать природе мужчины) Тора позволяет проявлять многовалентность, женщина должна оставаться одновалентной. Виктор Франкл пишет в этой связи: «Женщину обычно осуждают за супружескую измену гораздо более строго, чем мужчину. Возможно, несправедливость такой двойной морали только кажущаяся. Потому что с психологической точки зрения отношения полов к сексуальной жизни существенно различается. Аллерс, например, подчеркнул это различие в следующей формуле: мужчина отдается любви, женщина отдается в любви».

Брак в своей основе держится на природных отличиях полов, которые неизбежно перерастают в отличия психологические и социальные. И тот, кто пытается «подняться» над этими природными различиями, разрушает брак в его основе.

Феминизм, отрицающий принципиальное различие полов – это своеобразная социальная сублимация гомосексуализма. И в сущности неудивительно, что два эти разнородных явления идут в современном мире рука об руку.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

26/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:36 19:48
Тель-Авив 18:51 19:50
Беэр-Шева 18:53 19:50
Хайфа 18:43 19:51








© Netzah.org