Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Недельная глава "Аазину"

СОКРЫТИЕ ЛИЦА («Аазину» 5766 - 12.10.2005)

Бытие и ничто

В недельной главе «Аазину» повторяется грозное пророчество о сокрытии Божественного лица. Однако на этот раз оно приобретает иной оборот, а именно принимает во внимание оценку народов: «И увидел Господь, и вознегодовал, оттого что разгневали Его сыновья Его и дочери Его. И сказал: скрою лицо Мое от них, увижу, каков будет конец их; ибо они род развращенный, сыны, в которых нет верности. Они досаждали Мне небогом, гневили Меня суетами своими: и Я досажу им ненародом, народом-извергом гневить их буду. Ибо возгорелся пламень гнева Моего, жжет до глубины преисподней и пожирает он землю и плоды ее, и опаляет основания гор. Нашлю Я множество бедствий на них, стрелы Мои истощу на них. Истощены будут голодом, истреблены горячкою и мором лютым; и зуб звериный нашлю Я на них, и яд ползучих гадов. Извне будет губить меч, а в домах – ужас: и юношу и девицу, грудного младенца и поседевшего старца. Я сказал бы: "положу им конец, сотру в среде людей память о них", Если бы не остерегался Я злобы врага, чтобы враги его не возомнили и не сказали: "наша рука одолела, а не Господь сделал все это". Ибо это народ, потерявший рассудок, и нет у него разума. Будь умны они, рассудили бы об этом; они бы поняли, что с ними будет. Как мог бы один преследовать тысячу и двое прогонять десять тысяч, если б не предал тех заступник их и не предал бы тех Господь? Ибо не таков же, как Покровитель наш, их покровитель; даже враги наши судьи в том!» (32.19-30).

Это выражение «сокрытие лица» может служить основанием для известной теологической трактовки зла как отсутствия добра.

Существуют теории, в которых злая воля исходно представляется как самостоятельная сила, никак с добром не связанная. Этот подход находит определенный отклик в иудео-христианском мире, но все же преобладающим в ней оказывается подход, согласно которому зло не самостоятельно и является отсутствием добра, подобно тому как мрак представляет собой отсутствие света, холод - отсутствие тепла, болезнь - отсутствие здоровья и т.д. На этом положении сходятся почти все духовные лидеры иудео-христианского мира, начиная Фомой Аквинским и кончая Любавическим Ребе.

Логика этого подхода достаточно проста: исходно бытию может быть противопоставлено только его отсутствие, ничто. «Бытие» и «ничто» - первая логическая пара. При этом очевидно и другое: самостоятельным в этой паре является то, что есть, а производным его отсутствие. Иными словами, это пара, у которой имеется исходное единство, коренящееся в бытии. Но возможен и другой порядок: ничто предшествует бытию. Такой порядок имел место при творении. Абсолютное бытие, отступив и породив тем самым небытие, произвело из этого ничто иное бытие, бытие тварное.

В сущности, эта логика идеально соответствует каббалистической концепции «цимцум». Всевышний «сократился», породив тем самым границу, за которой возникло ничто, из которого Он уже сотворил мир. Со своей стороны эта граница получила некоторое бытие, склонное к озлокачествлению, в обособлении от исходного бытия, противопоставления себя ему. Итак, хотя бытие сохраняет свое доминирущее положение, небытие также обретает свободу действия. Об этом говорит Св. Писание: «Все соделал Всевышний для Себя, также и грешника на день суда» (Захар 13.2).

В этом отношении можно сказать, что Всевышний несет общую ответственность за созданный Им мир, в то время как все Его создания несут ответственность частную.

Так генерал отвечает за всех своих солдат, в том числе и за мародеров, однако сурово наказывая последних, он снимает с себя ответственность за их деяния. Тем более Господь Воинств (Цваот) не несет ответсвенности за поступки злодеев, которых Он выводит из бытия.

Более того, согласно каббалистическим представлением, именно самим Богом, а не человеком, в мир была привнесена первичная трагедия. Предисторическая драма, именуемая «Швират акелим», в результате которой начался процесс изгнания Шехины, предшествовала дальнейшим историческим драмам. Более того, человек как раз и был создан для того, чтобы поправить ситуацию, возникшую в результате «Швират акелим». Другое дело, что он не толькло не справился с возложенной на него задачей, но даже усугубил положение.

Итак, Всевышний строго взыскивает с преступников и возлагает на праведников чрезвычайно тяжелые задачи, но при этом Он принимает ответственность за общую ситуацию. Он отвечает и за доброе, и за злое.

Теория зла как отсутствия добра легко вписывается в строгую концепцию абсолютного монотеизма. В субботней молитве, предшествующей чтению «Шма Исраэль», произносится следующее благословение: «Благословен Ты, Господи Боже наш, царь мира, создавший свет и сотворивший тьму, делающий мир и творящий все». Далее говорится: «Бог, Владыка над всеми созданиями (маасим)», а чуть ниже это слово «маасим» используется в другом значении, в значении дел: «Господь, который почил от всех дел (маасим)». Иными словами слова молитвы звучат неоднозначно, их можно понять и как «Владыка всех свершений». Несколько ранее в молитве использовалось выражение «Рибон коль амаасим», что также позволительно понять не только как Суверен «всех творений», но и как Суверен «всех свершений».

Как бы то ни было, если даже этот каламбур далек от замысла составителя молитвы, согласно иудаизму единственным сувереном за все происходящее является Всевышний.

Но как мы видим, созидание бытия из ничего сообщает «ничему» определенный онтологический статус. Поэтому не удивительно, что возникает теория, согласно которой зло обладает собственной изначальной самостью и волей. Однако если в иудео-христианской цивилизации самостоятельность зла в конце концов считается условной, существуют учения, в которых добро и зло действительно равноценны. Первым такого рода учением следует признать зороастризм.

В духе Авесты

Зороастризм учит о двух богах: о боге добра и света Агура-Мазде, и о боге зла и тьмы Ангра-Майнью. При этом знаменательно, что согласно зороастрийской теогонии оба эти бога произошли от одного бога вечности – Зервана.

Невольно создается впечатление, что зороастрийское видение - это другое видение той же картины мира, которую имеет в виду иудаизм. Действительно, настаивая на единстве Всевышнего, иудаизм учит о том, что Он имеет два имени, одно из которых связано с милостью, а другое с судом.

Понятно, что если Четырехбуквеннное имя должно соответствовать в системе зороастризма доброму богу, то имя Элоким будет соответствовать богу зла. И это не удивительно, ведь суд Всевышнего оборачивается для самого человека безусловным злом, как мы читаем в нашей главе: «возгорелся пламень гнева Моего, жжет до глубины преисподней и пожирает он землю и плоды ее, и опаляет основания гор. Нашлю Я множество бедствий на них, стрелы Мои истощу на них. Истощены будут голодом, истреблены горячкою и мором лютым».

В самом деле, разве эти слова, как говорится, «вырванные из контекста», можно воспринять как слова друга, а не как слова врага?

И тем не менее, это произнес не просто друг, а любящий Отец. Еврейский гений предложил воспринимать величайшие бедствия, т.е. величайшее зло, как исходящее от того же благого Создателя, что и великое благо!

Если признать, что зороастризм исходит в своей основе из той же интуиции Единого, что и иудаизм, то его теологический ход вполне понятен и даже может считаться иудаизму дополнительным. Действительно, зороастрийские прозрения выглядят необычно близкими иудейским, близкой представляется и их общая духовность. Вот например, что говорится в зороастрийском источнике «Изведать дороги и пути праведных»: «Каждый день подводи счет своим поступкам: какую сегодня я принес пользу, какой ущерб, какое совершил благодеяние и какой грех, сколько я прошел по праведному пути и сколько – по пути неправедному, ибо однодневное пребывание в постоялом дворе этого мира должно быть подобно вечному там. И пусть будет счет благодеяниям и прегрешениям, ибо каждого у кого добрых дел больше, чем грехов, праведный Срош возьмет за руку и введет в рай. А того, у кого больше грехов, чем добрых дел, дэв Аштарз возьмет за руку и отведет в ад. Последнее прибежище для тебя – твои собственные поступки».

В свете этой близости я даже готов допустить, что иудаизм и зорооастризм составляют собой некую антиномическую теологическую пару. Оба признают единство, но если иудаизм продолжает настаивать на нем, согласуя Четырехбуквенное имя и имя Элоким как единое лицо, то зороастрийцы (по тому же принципу – милости и суда) последовательно расчленяют некогда единое предвечное божество (Зервана) на двух независимых божеств.

Однако антиномизм этих подходов выглядит дополнительным только в случае самого зороастризма, но не его порождений – дуалистических учений древности и современности.

Дело в том, что все инициированные христианством дуалисты, первым из которых был Маркион, проинтерпретировали иудаизм совершенно иначе: они засчитали единого Бога Израиля, согласующего в Своих решениях милость и суд, за бога зла и тьмы Ангра-Майнью. Раз иудаизм говорит лишь о двух именах Единого Бога, и Бог в пределе един, то – коль скоро это ложь - Он лживый Бог, Он бог лжи и зла.

Итак, дуализм маркионского типа исходно пошел другим путем, а именно, путем полного разделения двух имен Единого Бога на двух враждующих богов – бога добра и бога зла. Он радикально противопоставил свой подход иудейскому монизму, объявив его сатанизмом.

Христианский апологет Ириней Лионский, в следующих словах пересказывает учение Маркиона: «Они хулят Творца, т.е. Того, Кто по истине есть Бог, который и дает силы найти истину, думая, что они нашли выше Бога другого Бога или другую Плирому (полноту) или другое домостроительство. Посему и свет, происходящий от Бога, не светит им, потому что они унизили и презрили Бога, весьма мало ценя Его, так как Он по своей любви и неизмеряемой благости пришел в познание человекам – в познание впрочем не по величию и не по сущности, ибо никто Его не измерил и не осязал, но в том отношении, чтобы мы знали, что Он сотворивший, и создавший, и вдунувший дыхание жизни и питающий нас посредством творения, утверждая все Словом своим и связуя Премудростию Своею - Он есть Один только истинный Бог, а бредят несуществующим Богом выше Его, чтобы казаться, будто они нашли великого Бога, Которого никто не может признать имеющим общение с человеческим родом или управляющим земными делами: таким образом, значит, они нашли Бога Эпикурова, который не делает ничего ни себе, ни другим, т.е. ни о чем не промышляет».


К содержанию










© Netzah.org