Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Рош-а-Шана

“ДО” И “ПОСЛЕ” СОТВОРЕНИЯ МИРА («Рош-а-Шана» 5761)

Условная безусловность

Считается, что если христианский календарь начинается с условной даты, и потому имеет дело также и с тем, что происходило до нее, то еврейский начинается с безусловного сотворения мира. Между тем это совершенно неверно.

Дело в том, что отсчет лет производится вовсе не от первого дня творения, а от последнего, седьмого дня. Или говоря другими словами, история шла своим ходом “до сотворения мира” точно так же, как она шла “до рождества Христова”.

То, что считается в иудаизме началом истории, то, от чего еврейская хронология ведет счет лет - это не первый миг бытия, не первые наносекунды после “большого взрыва”, когда был создан свет, а седьмой день, когда Всевышний сотворил человека, когда Он завершил Свое творение, взглянул на него и убедился, что все “хорошо весьма”. Таким образом, еврейская хронология утверждает по сути лишь одно: 5760 лет назад началась собственно священная история.

“Подумаешь! - скажет кто-то. - Что с того, что еврейская хронология сокращает срок жизни мира на шесть дней и отсчитывает его начало с 1-го тишрея, а не с 25 элула? Что эти шесть дней решают? Если бы отсчет производился от первого дня, мы бы просто встретили наступающий в эти дни 5761-ый год чуть раньше. А само это число - 5761 - следует признать просто смехотворным”.

Действительно, любому современному человеку число “5761” в связи со словосочетанием “сотворение мира” должно казаться совершенно вздорным. Согласно научным данным, только человек современного типа, к которому относят кроманьонца, насчитывает десятки тысяч лет, если же коснуться истории биологической жизни на земле и тем более истории вселенной, то счет пойдет на миллионы и миллиарды лет. Как же в самом деле соотносятся научные и религиозные хронологии?

Обычно в связи с этой проблемой вспоминают, что в Талмуде утверждается, что “мир был создан старым”. Это касается как мира в целом, так и отдельных творений. Так в мидраше Брешит Раба говорится, что Адам был сотворен двадцатилетним юношей. Но это лишь означает, что у Адама имеется два начала, два истока. Согласно одной хронологии, “священной”, он возник секунду назад, согласно второй, “научно-естественной” - двадцать лет назад. При этом можно сказать, что создав человека таким, как будто бы он развивался уже двадцать лет, Всевышний тем самым ретроактивно сотворил это его прошлое. Но это же соображение касается и всего мира. Иудаизм фактически признает, что у мира имеется два начала: естественное и сверхъестественное. Творя мир, Всевышний одновременно творил и его прошлое, и его настоящее и его будущее. Но где расположено это “настоящее” (момент сотворения мира), невозможно распознать никакими естественными средствами, но только средствами откровения. Такова трактовка Талмуда.

Однако из безо всякого Талмуда из одного только текста Торы мы вынуждены себе уяснить, что до “сотворения мира” этот мир существовал более 144 часов. Действительно, мы читаем, что в первый день был сотворен свет. При этом говорится “и был вечер и было утро: день один”.

Далее рассказывается, что во второй день был создан небесный свод, а в третий море и суша. И тут вдруг мы с удивлением обнаруживаем, что оказывается светила - солнце и луна - были созданы в четвертый день!

Но если это так, то значит слова: “утро”, “вечер” и “день”, которые использовались при описании трех предшествующих дней творения, не имеют никакого отношения к земным суткам, значит, это какие-то специальные отдельные понятия.

Из одной этой детали достаточно ясно, что под шестью днями творения в Торе понимаются какие-то периоды, а не известные нам сегодня дни недели. Или говоря иначе, из того, что написано в Торе, следует вовсе не то, что созидательные периоды по своей продолжительности соответствуют простым дням. Из написанного в Торе следует нечто прямо обратное: дням недели присваиваются какие-то качества созидательных периодов, продолжительность которых нам не известна, а потому вполне может соотвестветствовать данным науки. По сути иудаизм утверждает только одно: 5760 лет назад началась собственно человеческая, собственно священная история, а то, что предшествовало этой истории, не представляет собственно религиозного интереса.

Исток времени

Единая христианская хронология была разработана в VII столетии Исидором Севильским, а в VIII веке Беда Достопочтенный предложил известное нам сегодня летоисчисление: “до” и “после” “рождества Христова”.

Однако мало кому известно, что эта хронологическая реформа базировалась на весьма глубокой и серьезной концепции, предложенной еще в IV веке церковным историком Евсевием Кесарийским. По его мнению, если бы Христос пришел в иное время, он не мог бы быть понят и принят. В работе “Приготовление к Евангелию” Евсевий доказывает, что момент для “воплощения” выбран был на небесах не случайно, но в соответствии с неповторимой исторической ситуацией. Тот уникальный сплав трех разнородных духовных корней - еврейской религии, греческой философии и римского права, каковым явилось христианство, мог возникнуть, по мнению Евсевия, только в той исторической ситуации, только на грани тех тысячелетий. А потому и “тысячелетия” следует отсчитывать от того периода.

Поиск “истока времени”, основанного на исследовании его объективных особенностей, производился и позже. Например, Карл Ясперс усматривал “исток времен” (“осевое время”) в 500-ых года до н.э., когда по его наблюдению повсюду в мире зарождался рационализм.

К сожалению, еврейская религиозно-историческая мысль никогда не задавалась аналогичными вопросами. Причина этому достаточна ясна: научная хронология значительно расходится с хронологией иудейской, и до сих пор им действительно было трудно разглядеть друг в друге союзников. Между тем показать, что время, обозначенное иудаизмом как время сотворения мира, чем-то объективно выделяется на известной науке исторической оси, было бы в высшей степени ценно. При этом важно понимать, что коль скоро иудаизм признает, что мир существовал до сотворения мира, но в то же время не занимается датировкой “большого взрыва”, то значит, сам он претендует лишь на такого рода выделение.

А ведь на основании уже самых общих сведений мы можем утверждать, что именно после танахического “сотворения мира” началась собственно человеческая история. В самом деле, какие вообще этапы можно выделить в истории человека? Самый первый, самый решающий и самый древний - это этап обретения дара речи и покорения огня. Возникновение речи и покорение огня отделили древнего человека от царства животных. По мнению ученых, это произошло восемьсот тысяч лет назад.

Следующий рывок, имевший место “до сотворения мира”, рывок ознаменовавшийся первыми изображениями, обращением к шитью иглой, использованием лука и одомашниванием животных имел место двадцать-десять тысяч лет назад.

Что же касается эпохи, наступившей непосредственно после “сотворения мира” (3761 год до н.э.), то она сопровождалась освоением металлов (медь, золото), изобретением колеса, использованием календаря и главное - зарождением двух первых цивилизаций в Египте и в Вавилоне. А ведь возникновение цивилизаций как раз и является началом человеческой истории.

Уже после того, как эта статья была написана, я познакомился с любопытной книгой М.Шилмана “Такты истории”, изданной мизерным тиражом, но доступной в интернете по адресу abuss.narod.ru. Пытаясь нащупать некоторые объективные параметры исторического процесса, объективные характеристики времени как такового, автор вводит понятие “исторического такта”. “Такты истории, - пишет автор, - это некий ритм исторического движения, импульс, проходящий стадии становления с достаточно определенным периодом. Такт представляет из себя “постоянную” обозримой мировой истории”.

Исследователь насчитывает девять таких тактов. Так вот, совершенно не задумываясь над тем, что этот период совпадает с периодом “сотворения мира”, Шилман относит начало первого исторического такта к XXXV веку до н.э. (соответствующему II-му веку после “сотворения мира”).


К содержанию










© Netzah.org