Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Йом-Кипур

ВЕРА И ВЕРОЯТНОСТЬ (Йом Кипур 5762)

Играет ли Бог в кости?

Служба Йом Кипура во времена Храма, как известно, сопровождалась своеобразным обрядом жертвоприношения двух козлов – одного Всевышнему, другого - Азазелу.

«И возьмет двух козлов, и поставит их пред Господа у входа шатра соборного. И положит Аарон на обоих козлов жребий: жребий один для Господа, а жребий другой – к Азазелу. И приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Господа, и принесет его в грехоочистительную жертву. Козел же, на которого вышел жребий – к Азазелу, пусть поставлен будет живым пред Господа, чтобы совершить через него искупление, для отправления его к Азазеллу в пустыню» (Ваикра 16.7-11)

Р. Йосеф Соловейчик представляет этот обряд отображением тех процессов, которые происходят в человеческой душе, предстоящей перед судом Всевышнего. Он пишет: «Два ритуальных козла были абсолютно одинаковыми и судьбы их были совершенно противоположными по прихоти случая, который никак от них не зависел. Тем самым подразумевается, что тайна искупления скрывается в ритуальном бросании жребия. Только Господь знает, до какой степени человек был свободным действующим лицом в принятии того или иного решения. Таким образом, служба Йом_Кипура есть психодраматическое воплощение внутреннего состояния грешника и его эмоциональных потребностей»

Сколько бы мы не каялись, сколько бы мы не испытывали себя, вставая перед лицом Всевышнего, мы ясно осознаем, что не в силах предвосхитить Его приговор, что мы знаем себя бесконечно хуже, чем знает нас Он. А потому и до самого последнего мига Его воля выглядит для нас как слепой рок, как жребий.

В этой связи р. Йосеф Соловейчик обращается к традиции сопоставления Йом-Кипура с Пуримом, согласно которой слово «Йом-Кипурим» истолковывают как «День как-Пурим». Сходство здесь, разумеется, не только синтаксическое, но и смысловое. Оба эти празднества связаны с жребием, с «переворачиванием» судьбы. «Йом Кипур похож на Пурим – пишет р.Соловейчик. – Ведь и тот и другой включают в себя «гораль» (жребий). Навязчивое вторжение неизвестного и иррационального неотрывно от экзистенциальных условий существования человека и именно эта его слабость делает его объектом сострадания и прощения Господом в Йом-Кипур»

Как во времена Ахашвероша судьбу Израиля решал магический жребий (пур) Амана, так во время службы Йом-Кипура жребий решал, какой из козлов будет принесен в жертву Богу, а какой будет изгнан в пустыню.

Между тем интересно даже не столько само это сходство, сколько выявляемое этим сходством различие, которое позволяет нам по-новому взглянуть на оба эти праздника: Йом-Кипур и Пурим.

Первое и самое существенное отличие между участием жребия в этих праздниках состоит в том, что в случае Йом- Кипура жребий тянет иудейский первосвященник, а в случае Пурима – его антипод, колдун Аман. Причем второе действие куда более типично.

Действительно, если иудаизм иногда и обращается к жеребьевке, то лишь в весьма ограниченных случаях. Кроме определения судьбы двух козлов Йом Кипура, жеребьевка, в качестве заповеди, упоминается в Писании лишь по отношению распределения земли между коленами: «По жребию должны разделить землю» (Бемидбар 33.54) (См. также Иегошуа 14.2; 19.1; 21.6). В прочих же случаях «игра» в религии не поощряется. Как справедливо заметил Эйнштейн, Бог не играет в кости.

Однако Пурим показывает нам, что хотя Бог «не играет в кости», хотя Он оставляет подобное отношение к жизни для аманов, для колдунов, Он все же всецело контролирует эти игры, полностью их использует.

В том же случае, когда Всевышний сам обращается к «жребию» (два козла Йом-Кипура), то за этим, как пояснил нам р.Соловейчик, стоит не столько слепой случай, сколько выражение того, что предмет нашей веры никогда не может быть постигнут до конца, что даже после самого чистосердечного и вдумчивого исследования в нас остается темный иррациональный остаток. Иными словами, помимо персонального отличия (первозлодей и первосвященник), жеребьевка на Пурим отличалась от жеребьевки на Йом-Кипур также и своим характером.

Действительно, Аман искал сложное стечение многих обстоятельств, он подыскивал удачный момент, - один день из всех дней года - момент, который владеющий всеми вероятностями Всевышний обернул к своей победе. В то время как при жеребьевке в Йом Кипур вопрос решался: или – или. Жеребьевка в Пурим обращалась к физическому плану бытия, в Йом Кипур – к метафизическому.

Две жеребьевки

События Пурима учат нас, что даже когда расчет совершенно верен и уникальная ситуация целиком воспроизведена, у Всевышнего имеется возможность разрушить ее изнутри, полностью перевернуть.

Аман кидал «пур» отдельно для каждого дня, и соответственно вероятность обнаруженной им комбинации была весьма низкой. Но что значит вероятность того или иного события? Вероятность имеет смысл только в контексте предвидения, в контексте «заказа» какого-либо события. Так, отец теории вероятности Блез Паскаль пишет в одном из своих писем к Ферма: «Игрок тасует колоду из 16 карт, и в результате осуществляется определенный порядок – один из более чем двадцати тысяч миллиардов. Вы только подумайте, что это означает: мы можем стать свидетелями события, вероятность которого равна единице деленной на двадцать тысяч миллиардов! До сих пор мне казалось, что событие, которое имеет очень малую вероятность, скажем всего одну миллиардную, практически невозможно. Однако как показывает пример тасования карт, с подобными выводами не следует торопиться. Итак, мы должны поставить следующий вопрос: в каком же все-таки смысле верно, что наступление событий малой вероятности можно принимать почти исключительным? По-моему, этот вопрос не так труден, каким кажется на первый взгляд. Ведь если я заранее указываю порядок, в котором должны расположиться карты, а затем тасую колоду, то появление именно этого порядка практически исключено, хотя он не менее вероятен, чем любой другой, в том числе и тот, который действительно осуществился».

В том, что сам по себе пур упал именно на 13 адара, нет ничего невероятного, он должен был на что-то упасть. Но пур был магический, он не просто «падал», он «сканировал» время на предмет его неблагоприятности для евреев. Здесь жеребьевка совпадала с самим влиянием светил, со всем комплексом роковых сил. Это очень походило на «русскую рулетку», в которой рок буквально совпадает с самим жребием (барабаном револьвера).

Таким образом, та вероятность, о которой идет речь в Пурим – это вероятность уникального события, предвосхищенного Всевышним (что существенно, ибо только в условиях «предвосхищения» может идти речь о «вероятности»).

Всевышний не играет в кости, и те, кто Его боятся, также избегают азартных игр. Действительно, в жизни мы постоянно выбирает одну единственную уникальную возможность, закрывая тем самым пути для сотен и тысяч других возможностей. Например, выбрав для поступления одно учебное заведение, человек одновременно отвергает сотни других, то же самое происходит и с местом жительства, и с работой и, разумеется, с выбором супруги. Но характерно, что во всех этих ситуациях человек выбирает сам. К жеребьевке в перечисленных ситуациях он практически никогда не прибегает. В пьесе Островского «Бесприданница» сцена, когда два купца кидают орлянку относительно того, кто из них сделает обесчещенной женщине «неприличное предложение» - представляется как кульминация «злого рока».

Но именно, когда мы принимаем самостоятельные решения, в жизнь приходит чудо, т.е. возникают поразительные стечения обстоятельств.

Помнится, когда я в юности впервые прочитал роман «Доктор Живаго», то меня удивило, что герои там постоянно случайным образом сталкиваются в разных уголках шестой части суши. Эти случайные встречи показались мне - шестнатцатилетнему юноше - сущим вздором. «Зачем Пастернак такие неправдоподобные вещи описывает? – удивлялся я. – Как это возможно, чтобы люди постоянно встречались случайно?»

Однако, прожив после того еще 16 лет, я понял, что это одно из самых правдоподобных реалистичных описаний. Я обнаружил, что наша жизнь переполнена совершенно невероятными встречами. Возможно - это самая характерная примета жизни - появление нужного человека, в нужное время и в нужном месте (или же наоборот).

Итак, тот «жребий», с которым мы имеем дело в Пурим - это практический «жребий» нашей уникальной судьбы, которую мы должны самостоятельно проживать, а не «проигрывать» по всевозможным гороскопам.

Другое дело - жребий Йом Кипура. Этот жребий отличен от амановского пура. Во-первых, в его случае речь идет не об одной миллиардной, а об одной второй, а во-вторых, здесь имеет место «заповеданность» игры, т.е. жребий в данном случае кидается не аманом, а священником.

Что это значит? Там, где мы выбираем не какой-то свой практический жизненный путь, увязанный с множественными вероятностями, а там, где мы совершаем экзистенциальный выбор, где мы решаем быть или не быть, где мы выбираем Всевышнего, там, как ни странно, мы включаемся в своеобразную игру, там мы начинаем держать пари.

Действительно, в наш век агностицизм, т.е. исходная мировоззренческая неопределенность, всасывается с молоком матери, он присущ всем вменяемым людям. Но тем не менее, мы не только способны совершать нравственный выбор, но осуществляем и выбор религиозный. Отец теории вероятности Блез Паскаль одновременно может служить и отцом этого духовного метода. С одной стороны Паскаль был классическим агностиком. Картины человеческой ограниченности, которые он рисует, поистине впечатляют: "Мы являемся пылинками по сравнению со звездами, и в то же время гигантами по сравнению с мельчайшими живыми существами, кишащими в каждой капле воды. Обращаем ли мы наш взор к звездам или же проникаем в собственную душу, желаем ли мы изучить будущее или прошлое - повсюду в равной мере мы не можем найти прочной точки опоры. Если тщательно рассмотреть все, что нам известно и во что мы верим, поместить в центр нашего внимания и под микроскоп нашей логики, то окажется, что мы ни в чем не можем быть уверены».

И в то же время Блез Паскаль оказался верным католиком. Его поиск религиозной истины - это отдельная история, но вместе с тем против той цитаты, что я привел, у него имеется другая, побивающая приведенную и доказывающая уместность веры. И это его знаменитое пари о том, что Бог существует: "Поставим дилемму: что-нибудь одно - Бог есть или Бога нет (т.е. буквально: Бог или Пустыня (Азазел) – А.Б.). На какую сторону нам склониться? Разум не может этого решить. Нас разделяет бесконечный хаос. Приходиться биться об заклад о конечном пределе этого бесконечного пространства: там, на этом пределе только, выпадает орел или решка; за что держите вы пари? Основываясь на разуме, вы не можете держать ни за то, ни за другое; основываясь на разуме, вы не можете защитить ни одного из двух положений. Не упрекайте же в лукавстве тех, которые сделали выбор: ведь вы совершенно ничего не знаете… Пари держать все-таки нужно: это уже не в вашей воле, вы уже впутались в это. За что же вам держать? Посмотрим. Так как необходимо выбирать, то посмотрим, на чем вы меньше всего можете проиграть. Потерять вы можете две вещи - истину и благо; поставить в заклад вы можете две вещи - свой разум и свою волю, свое сознание и свое блаженство; ваша природа может избежать двух вещей - заблуждения и несчастья. Вашему разуму выбор одного предмета не больше будет противоречить, чем выбор другого, коль скоро выбирать необходимо. Значит одно место очищено. А ваше блаженство? Взвесим выигрыш и проигрыш, в случае положительного пари, что Бог есть. У вас два исхода: если вы выиграете, вы выигрываете все, если вы проиграете, вы не потеряете ничего. Держите же, без всяких колебаний, пари, что Бог есть!"

Трудно удержаться от мысли, что служба Йом-Кипура предвосхищает этот оригинальный духовный метод Нового времени.


К содержанию










© Netzah.org