Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Суккот

РАЙ В ШАЛАШЕ («Суккот» 5763)

Жизнь в шалаше является желанной и радостной заповедью лишь тогда, когда где-то неподалеку расположены наши постоянные обустроенные дома. Вера в вечное существование души, в сущности, является необходимым условием духовного благополучия нашего земного существования.

Книга для чтения в шалаше

Празднование Суккота в следующих словах заповедано Торой: «В пятнадцатый день седьмого месяца, когда вы собираете плоды земли, празднуйте праздник Господень семь дней: в день первый покой и в день восьмой покой. И возьмите себе в первый день плод дерева красивого, ветви пальмовые и отростки дерева густолиственного и верб речных, и веселитесь пред Господом, Богом вашим, семь дней. И празднуйте этот праздник Господу семь дней в году: это устав вечный в роды ваши; в седьмой месяц празднуйте его. В шалашах живите семь дней; всякий коренной житель в Израиле должен жить в шалашах. Дабы знали поколения ваши, что в шалашах поселил Я сынов Израилевых, когда вывел их из земли Египетской. Я – Бог, Господин ваш» (23.39-43)

Итак, Всевышний предписал евреям на все поколения оставлять на неделю свои постоянные дома и перебираться в шалаши. По меньшей мере, человеку предписано в эти дни есть и спать в шалаше.

Какой смысл можно усмотреть в этом празднике с его характерной заповедью проживания во временном жилище, от которого берется само его название - «Суккот» - «шалаши»?

Одним из общепринятых и бросающихся в глаза смыслов этого праздника является провозглашение тщетности материального благополучия и важности всецелого полагания на Всевышнего.

Из обеспеченного Египта, с его гарантированными разливами Нила, Всевышний повел свой народ в землю, где земледелие целиком и полностью зависело от дождей (Дварим 11.10), суд над которыми Всевышний выносит именно во время Суккота. И при этом – как мы только что прочитали - сам Всевышний поселил свой народ во временных жилищах, в шалашах: «В шалашах поселил Я сынов Израилевых, когда вывел их из земли Египетской. Я – Бог, Господин ваш» (Ваикра 23.43)

Все силы этого мира, начиная с природных и кончая политическими, кажутся человеку невероятно могущественными, в то время как Всевышний выглядит в его глазах маловлиятельным.

Смерть царит надо всем, как сказано в книге Коэлет: «Участь сынов человеческих и участь скотины - одна и та же участь: как тем умирать, так умирать и этим» (3.19-21). А несправедливость встречается в этом мире слишком часто, как сказано там же: «Всего насмотрелся я в суетные дни мои: есть праведник, гибнущий в праведности своей, и есть нечестивец долговечный в своем нечестии» (7.15).

Но праздник Суккот учит нас тому, что на самом деле естественные силы временны и преходящи, а могущество Всесвятого вечно и безгранично. И поэтому завершается книга Коэлет следующим резюме: «Все дела Бог приведет на суд, а также все сокрытое, будь то хорошее или плохое» (12.14)

В праздник Суккот эта книга, книга Коэлет, читается в синагогах. Причем ее дух в такой мере близок к духу этого праздника, что это сочинение царя Шломо хочется назвать книгой для чтения в шалаше.

Действительно, в этой книге выражено главное настроение, главный итог, который несет с собой праздник Суккот. Этот праздник напоминает нам о том, что наша земная жизнь предельно ненадежна, но что если мы полагаемся на Всевышнего, то она обретает внутреннюю стабильность и наполняется радостью: «И увидел я, что нет ничего лучшего, чем радоваться человеку делам своим, ибо это доля его» (3.19-22)

Праздник Суккот не случайно и не напрасно зовется - «зман симхатейну» - «временем веселья нашего». Трудно назвать другой столь же «по-философски» тихий и светлый праздник, когда сидение под навесом на осеннем воздухе невольно навивает все эти размышления.

Веселье праздника Суккот имеет несколько аспектов, но важнейший из них коренится в осознании того, что тот, кто сумел достойно прожить свою временную жизнь в «шалаше», тот, кто научился веселиться на земле, уже обрел прочный и надежный «вечный дом свой».

Умение довольствоваться тем, что мы имеем в этом мире, приносит свой плод в мире грядущем. С одной стороны мы находим в книге Коэлет следующие слова: «Видел я все дела, что делаются под солнцем, и вот все суета и погоня за ветром» (1.14) «Большие я делал дела: строил себе дома и насаждал для себя виноградники… Но оглянулся я на все дела свои, что сделали руки мои, и на труды, что я совершил, и вот все суета и погоня за ветром» (2.10-11). Но это сознание не только не препятствует строительству «вечного дома», но даже предполагает его, и поэтому мы встречаем в этой книге и другие слова: «И отцветет миндаль; и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс; ибо уходит человек в вечный дом свой… И прах возвратится в землю, чем он и был, а дух возвратится к Богу, Который дал его» (12.5-8).

От терниев к звездам

Но как все же связана жизнь в шалаше в этом мире с «вечным домом» мира грядущего? Как земная жизнь в терниях («терние и волчец произрастит она тебе» Берешит 3.18) может привести нас к звездам?

Это серьезный вопрос. Разочарование этим миром само по себе не сообщает еще уверенности в мире грядущем. Признание суеты этого мира само по себе еще никак не подводит нас к религии. Как сказал Шестов: «Конечно, из того что человек погибает, или даже из того, что гибнут государства, народы, даже высокие идеалы – никак не «следует», что есть всеблагое, всемогущее, всеведущее Существо, к которому можно обратиться с мольбой и надеждой. Но если бы следовало, то и в вере не было бы никакой надобности; можно было бы ограничиться одной наукой, в ведение которой входят все «следует» и «следовательно».

В этом отношении в книге Коэлет существует два разных и в сущности независимых пласта - скептический и религиозный.

«Коэлет» признает, что сама по себе жизнь в шалаше отмечена не только материальной нестабильностью, но и общим сокрытием истины: «Все создал Он прекрасным в свое время, даже вечность вложил в их сердца, но так, чтобы дела, творимые Богом, не мог постичь человек от начала до конца» (3.11). Мы лишь догадываемся и предчувствуем, но ничего не знаем наверняка. Одна из основных примет нашей земной жизни - это невозможность достичь определенных знаний в тех вопросах, которые как раз особенно нас тревожат. И эти вопросы задаются в книге Коэлет со всей откровенностью: «Участь сынов человеческих и участь скотины - одна и та же участь: как тем умирать, так умирать и этим; и дыхание одно у всех, и нет превосходства человека над скотом, ибо все суета. Все идет в одно место; все произошло из праха, и все возвратится в прах. Кто знает, возносится ли ввысь дух сынов человеческих, а дух животных – нисходит ли вниз, в землю?» (3.19-21)

Между тем только положительное решение этого вопроса может принести человеку смысл, а с ним и его признак - веселье. Ведь жизнь в шалаше является желанной и радостной заповедью лишь тогда, когда где-то неподалеку расположены наши постоянные обустроенные дома.

Вера в вечное существование души, в сущности, является необходимым условием духовного благополучия нашего земного существования. Достоевский в этой связи пишет: «Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. А высшая идея на земле лишь одна, а именно идея бессмертия души человеческой, ибо все остальные «высшие» идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из одной ее вытекают».

Итак, жизнь человека может превратиться в праздник, по своему настроению схожий с праздником Суккот, если он верит в то, что у него имеется «вечный дом», и, что еще более важно, дом, обустроенный самим Создателем.

Тот, кто сознает, что его жизнь и даже самое его тело – это лишь временный шалаш, но при этом верит, что после проживания в этом «шалаше» его душа «вернется в вечный дом свой», тот способен превратить свою «шалашную жизнь» в настоящий праздник, веселый и радостный праздник, чтобы в ней не происходило.

Философия тоже приносит утешение; с осознания суетности бытия начинали многие философы, которые находили достойные и мужественные ответы, к которым нам не следует пренебрежительно относиться. Скажу больше, в философии возможны самые неожиданные прорывы. Так, Боэций в своей созвучной Коэлет книге «Утешение философией» приводит следующий вопрос Эпикура: «Если существует Бог, то откуда зло? И откуда добро, если Бога нет?».

И все же та радость, которую сообщает смертным религия, приходит из иного мира. Человек научается радоваться своему временному земному жилищу - каким бы оно не оказалось, потому что верит в существование вечного.

Одну неделю в году еврей должен прожить в шалаше, тем самым придавая дополнительное значение своему постоянному дому.

Сукка и Дом, временное и постоянное жилище соотносятся так же, как бренное тело, в котором находится наша душа в этой жизни, соотносится с тем бессмертным телом, которое человек обретает воскреснув.

Мы многое поймем, если обратим внимание на то, что Шалаш и Дом соотносятся так, как соотносится между собой этот мир и мир Грядущий.

Вот как характеризует соотношение этих миров Хаим Луцато в своей книге Дерех Ашем (3.4): «Поскольку периоды труда и получения награды различны, то следует, чтобы статус человека и все происходящие с ним события были различными в этих двух периодах. Ибо все время труда необходимо, чтобы человек был в таком качестве, когда могло существовать все необходимое ему для этого труда. Объяснение: необходимо, чтобы в нем происходило противоборство между разумом и материей, и чтобы не было ничего такого, что мешало бы материи властвовать и делать то, что ей подобает, и ничего такого, что мешало бы разуму властвовать и поступать по собственному усмотрению. Не должно быть ничего, что повлекло бы чрезмерное усилие материи, и ничего, что повлекло бы чрезмерное усилие разума. Ибо, хотя с одной стороны, кажется лучше, чтобы разум был сильнее материи, но в свете истинной цели человека и того, что Бог желает от него – приобрести своим старанием совершенство – это нехорошо. А в период получения награды человеку надлежит быть в обратном положении. Ведь любая власть материи в то время будет только затемнять душу и препятствовать ей прилепиться к Создателю. Поэтому следует, чтобы тогда властвовала только лишь душа, а материя полностью влеклась за нею, совершенно ей не препятствуя. И поэтому были сотворены два мира: этот мир и грядущий мир. Место и природные законы этого мира таковы, как подобает человеку все время труда, а место и законы Грядущего мира таковы, как подобает ему во время получения награды»

И, пожалуй, нигде мы не постигаем разность и одновременную спаренность этих миров так, как в праздновании Суккота – «времени веселья нашего».


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

19/08/2017

Начало Исход
Иерусалим 18:44 19:57
Тель-Авив 18:59 19:59
Беэр-Шева 19:01 19:58
Хайфа 18:51 20:00








© Netzah.org