Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

Песах

ПАСХАЛЬНАЯ НОЧЬ (Песах 5766 - 11.04.2006)

Праздник времени

Всякий праздник любой религии представляет собой календарный день, вырванный из общего потока будничного времени.

Вот в каких словах пишет об этой особенности культовых празднеств известный религиовед Мирча Элиаде: «Для традиционного человека имитация архетипической модели есть реактуализация мифического момента, в который впервые был явлен данный архетип. Следовательно, и эти церемониалы... приостанавливают течение мирского времени, его длительность и переносят того, кто в них участвует, во время оно».

Такова главная характеристика любого религиозного праздника, как иудейского, так и языческого: он представляет собой время, вырванное из общего временного потока, и являющееся – в той или иной мере – временем «оно».

Неким первичным и образцовым праздником такого типа безусловно является Суббота. В этом отношении Суббота базисна и проста как хлеб или вода. Как эти продукты прекрасны в своей чистоте, сравнительно со всеми прочими многочисленными изысканными блюдами, так же проста и базисна Суббота.

Праздники месяца Тишрей – Новый Год, Йом-Кипур и Суккот - связаны с небесным Судом, Ханука с чудом света, Пурим с превратностью еврейской судьбы и т.д. Лишь Суббота - это прежде всего праздник Времени нетто. В Субботе святое время (прообразующее Вечность) противопоставляется будничному – это основное, если не единственное содержание этого праздника.

И все же имеется еще один праздник, который это общее для всех праздников выделение времени дополнительно и своеобразно подчеркивает, и этот праздник - Песах.

В самом деле, Песах подчеркнуто теряется между двумя праздничными датами – между 14 нисана, когда пасхальные агнцы приносились в жертву, и между собственно опресночным днем 15 нисана, до полного наступления которого (до полуночи) они должны были быть съедены.

Мы читаем: «И пусть съедят мясо в ту же самую ночь, жаренным на огне; с опресноками и с горькими зельями будут есть его. Не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, а жаренного на огне, с головой его и с ногами, и с внутренностями его. И не оставляйте от него до утра; но оставшееся от него до утра сожгите на огне. И так ешьте его: чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посох ваш в руке вашей, и ешьте его с поспешностью; это пэсах Господень». (Шмот 12.8-12).

В Пасхальной ночи, как быть может ни в каком другом иудейском празднике, заметен мистериальный момент – участники текущей пасхальной трапезы участвуют в той самой трапезе, на высоте которой произошел Исход из египетского рабства.

Более того, все прочие «полуночные» события воспринимаются стянутыми к этой таинственной трапезе. Так, в одном из пасхальных гимнов поется:

«Итак, это было в полночь. Ты много чудес сделал ночью: именно в эту ночь, «ночь охранения», Аврааму праведному геру, дал Ты победу ночью (гл 14). И это было в эту полночь.

Ты судил Авимелеха, царя Герара, во сне ночном, и пригрозил арамеянину Лавану во мраке ночи, и боролся Израиль с ангелом и победил его ночью – и это было в эту полночь.

Первенцев Египта Ты поразил в полночь. Сил своих они не досчитались, когда проснулись ночью... и это было в эту полночь...

Валтасар, пивший из Храмовых сосудов, погиб в ту же ночь, спасся изо рва со львами мудрый Даниэль ночью. Даниэлю открылось тайное видение ночью. И это было в эту полночь...

Приблизь пришествие Будущего мира, который «не день и не ночь» (Захария 14.7) Всевышний, покажи, что Ты всюду присутствуешь – и в дне, и в ночи (Пс 76.16). Прикажи охранять Твой город день и ночь, дневным сиянием озари мрак ночи – в эту полночь».

Разумеется, отличие между языческими мистериями и пасхальной трапезой имеется, и оно достаточно очевидно. Языческие мистерии – это соучастие в архетипическом, то есть в образцовом надисторическом событии, так или иначе истории предшествующем. В пасхальной трапезе евреи единяются с участниками вполне посюстороннего исторического события, которое «во время оно» было «текущим событием», а не каким-то принципиально вневременным. Кстати говоря, суббота, служащая напоминанием о миротворении, также относится к истории, а не к предисторической архетипике. Это первый день собственно исторического мира - первое тишрея первого года.

Итак, пасхальная ночь – это особое уникальное время, время как бы дополнительно вытесненное из общего потока своей сумеречностью, своей пограничностью. Пасхальная ночь подчеркнуто себя трансцендирует...

«Ма ништана»?

Поэтому дважды уместен вопрос, задаваемый по традиции младшим участником пасхальной трапезы: Чем отличается эта ночь от всех ночей?

Приведем эту песню целиком:

«Чем отличается эта ночь от других ночей? Почему во все ночи мы можем есть и хамец, и мацу, а в эту ночь только мацу? Почему во все ночи мы едим разную зелень, а в эту горькую зелень? Почему во все ночи мы не обмакиваем еду, а в эту обмакиваем дважды (карпас в соленую воду и марор в харосет)? Почему во все другие ночи мы можем есть и сидя прямо и облокотившись (возлежа), а в эту ночь все мы (пьем вино) только облокотившись?"

Мы видим интересную особенность: за исключением зелени, которая в эту ночь может есться и горькая и не горькая, все прочие показатели категоричны. Едят только мацу, а определенную еду только обмакнув ее, пьют только опершись. Это «только» очень характерно для Песаха, и причем только для Песаха.

В самом деле, рассмотрим с этой точки зрения тот же Суккот. В этот праздник, также связанный с воспоминанием исхода (Ваикра 23.42-43), евреи вроде бы неделю сидят в Сукке, подобно тому как в Песах они неделю едят мацу. То же и четыре вида растений, они оказываются чем-то вроде горькой зелени и обмакиваемой пищи...

И все же, по меньшей мере, одно различие имеется: нет этого категорического «только». В Суккот человек должен есть и спать в Сукке. Но отнюдь не «только». Разве можно сравнить требование трапезничать в Сукке с законами уничтожения квасного хлеба?

Ни крошки квасного не должно быть в течение недели в доме еврея. В этом отношении подготовка к Песаху больше напоминает меры строжайшего карантина, чем обычную уборку. Ничего подобного нельзя отметить в отношении постоянных жилищ в пору Суккота: в доме можно есть и тем более спать, не говоря уже о менее значимых действиях, связанных с жилищем.

Это характерное пасхальное «только» явственно напоминает нам общую логику генетики пола, согласно которой мужская природа представляет собой смешение двух начал (Х и У хромосомы, хамец и маца – "все ночи"), а женская природа представлена «только» женским началом (ХХ хромосомы, только маца – "эта ночь").

Остается лишь добавить, что в отношении мацы это характерное пасхальное «только» справедливо также и в отношении всей пасхальной недели. При всем том, что обязанность еврея есть мацу распространяется лишь на саму пасхальную ночь, квасное запрещено не только есть, но даже и держать в доме в течение всей недели.

Как известно, в пасхальный период иудеями используется отдельная специальная посуда, котороя запаковывается и хранится отдельно в течение всего остального времени. По существу, пасхальная посуда создает отдельный своеобразный быт: есть из пасхальной посуды - это больше, чем переодеться на праздник.

Тем самым мы видим, что с точки зрения выделенности во времени Песах – это не только загадочная мистическая полночь, составляющая как бы дополнительное измерение в общем потоке времени. Песах, пасхальная неделя - это особая лакуна во времени. И различие между этой лакуной и прочим временем так же радикально, как радикально различие между мужским и женским.


К содержанию


Время зажигания
субботних свечей

28/10/2017

Начало Исход
Иерусалим 17:19 18:31
Тель-Авив 17:33 18:32
Беэр-Шева 17:37 18:34
Хайфа 17:23 18:31

Недельная глава Лех-леха









© Netzah.org