Арье Барац. НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ТОРЫ



АРЬЕ БАРАЦ

Недельные чтения Торы
Праздники и даты


К содержанию

«9 ава

РАЗВОД ПО-ЕВРЕЙСКИ (Книга «Иова» 5774 - 30.07.2014)

Иов потерял все, но главное – он лишился при этом жены, то есть женщины, готовой его поддержать. Напротив, его избранница превратилась в его палача, стремящегося его окончательно потопить («прокляни Господа и умри»).


9 ава, в годовщину разрушения 1-го и 2-го Иерусалимских храмов, не принято учить Тору, так как это занятие приносит человеку наслаждение и не соответствует духу траурного дня. Исключение представляют собой книга Эйха и некоторые другие тексты, связанные с разрушением Храма, а также книга Иова.

В этой книге рассказывается, как Всевышний решил испытать славящегося своим благочестием Иова. В результате сначала сатана лишил его имущества и всех родных кроме жены, а затем отнял и здоровье.

«И сказал Господь сатану: вот он в руке твоей, только душу его сохрани. И вышел сатан от Господа и поразил Иова сыпью дурной от стопы ноги его до темени его. И взял он себе черепок, чтобы скоблить себя им, и сел в пепел. И сказала ему жена его: все еще тверд ты в непорочности твоей! Прокляни Господа и умри. Но он сказал ей: как одна из негодных говоришь ты. Неужели доброе примем мы от Бога, а злое не примем? Во всем этом не согрешил Иов устами своими».

Единственными близкими Иову людьми остались несколько друзей, пришедших утешить его в эту трагическую минуту: «И услышали трое друзей Иова обо всей этой беде, постигшей его, и пришли каждый из места своего: Элифаз, тэйманитянин, и Билдад, шухиянин, и Цофар, нааматянин, и договаривались вместе придти (к нему), чтобы соболезновать ему и утешать его. И подняв глаза свои издали, они не узнали его, и возвысили голос свой, и зарыдали, и разодрал каждый одежду свою, и бросали прах на головы свои, к небу. И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей, и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что слишком велика боль его» (2:6-13).

Но тут Иов неожиданно изменил своему выбору и стал поносить Всевышнего: «После того открыл Иов уста свои и проклял день свой. И заговорил Иов и сказал: Да сгинет день, когда родился я, и ночь, в которую сказано: "Зачат муж"! День этот да станет тьмою, да не печется о нем Бог свыше, и да не воссияет над ним свет! Да охватят его тьма и смертная тень, и обложит его туча, и да устрашит его мгла дневная!» (3:1-4)

Образ жены Иова, совету которой он неожиданно последовал («прокляни Бога») интересен нам по двум причинам. Во-первых, потому что она находилась в положении не намного лучшем, чем ее муж, то есть она, так же как и он, лишилась имущества и детей, хотя и сохранила здоровье. И тем не менее не видно, чтобы ее кто-то утешал: друзья пришли выразить свое соболезнование не чете, а Иову одному.

А во-вторых, потому что ее отношение к Иову можно назвать откровенно враждебным. Свое утешение она находила в нападках на мужа, и он называет жену в числе тех, кто бросили его: «Зову слугу моего, и не отвечает он; уста мои (тщетно) умоляют его; Дух мой отвратен жене моей, и милость моя – отпрыскам моим; Даже малые дети презирают меня и обзывают (когда) встаю; Гнушаются мною все наперсники мои, и те, кого я любил, обратились против меня» (19:16-19).

По-видимому, в этом браке состояло еще одно – причем, возможно, самое важное испытание Иова, которое остается как бы за кулисами этой драмы, но в действительности обеспечивает всю его смысловую канву. Иов потерял все, но главное – он лишился при этом жены, то есть женщины, готовой его поддержать. Напротив, его избранница превратилась в его палача, стремящегося его окончательно потопить («прокляни Господа и умри»). Она как бы чувствовала, какая причина скрывается за постигшим их семью несчастьем: ее мужу, как говорят русские люди, «было больше всех надо». «Твое так называемое «благочестие», твой фанатизм привели на нас все эти несчастья!» - злобно смеялась она над тем, кого когда-то так уважала и ценила. Жена Иова нашла свое утешение в обвинении Иова, эти обвинения давали ей силы продолжать жить, но именно они сделали Иова окончательно безутешным.

Картина более чем знакомая: какие-то пары сближаются в несчастьях, другие вязнут во взаимных обвинениях и распадаются. Отношения мужа и жены самые непосредственные, самые «двусторонние» из всех возможных, посредники способны влиять на супругов, но в конечном счете их роль весьма ограничена. Перераспределение психологических сил внутри брачного союза может быть самым причудливым, но невозможно построить брак усилиями только одной из сторон.

Поясняя слова Торы «И сказал Бог: нехорошо быть человеку одному, сделаю ему помощницу супротив него («эзер кинегдо»)» (2:18), Раши пишет: «если удостоится – помощницу, если не удостоится – против него».

Иов не удостоился. Из состояния достойного мужа он перешел в состояние недостойного получеловека, и это окончательно сломило его.

В начале периода испытаний Иов говорит о своей жене как о паре («Неужели доброе примем мы от Бога, а злое не примем?»), но все же это время, по-видимому, было периодом их расставания, и в конце концов союз их распался. В конце книги сообщается, что Бог дал Иову детей, но при этом не говорится, кто ему их родил. Судя по тому, что жена Иова уже давно должна была выйти из репродуктивного возраста, этих детей, по-видимому, привела в мир другая женщина.

И это обстоятельство дополнительно подтверждает уместность чтения книги Иова в период, предшествующий 9 аба.

Действительно, разрушение Храма и изгнание еврейского народа с родной земли в иудаизме тесно ассоциируется с разрушением брака. Так Хатам Софер (1762-1839) писал: «Говорится в Талмуде, что когда человек разводится со своей первой женой – жертвенник в Храме проливает над ним слезы. В другом месте сказано, что тот, у кого умерла первая жена – его состояние подобно, будто у него при жизни разрушен Храм. Точно так же, как замысел о Храме был у Творца еще до сотворения мира, так и решение о суженной принимается на небесах и провозглашается за сорок дней до сотворения «малого мира» («олам катан») — рождения человека. И потеря жены подобна для человека разрушению Храма, событию мирового масштаба. Правда, если речь идет только о разводе – жена фактически жива, Храм стоит, но жертвенник-то разрушен. Отдаление и разногласия между супругами возникают и в совместной жизни, но пока дело не дошло до развода, есть шанс к примирению, и муж может вернуть ее благосклонность, выполняя заповедь близости, используя слова страсти и доброжелательности. Но после развода не помогут уже никакие жертвы, ибо сам жертвенник разрушен».


К содержанию










© Netzah.org